Сюжеты

Писатель-полковник Данил КОРЕЦКИЙ: И СПАЛИТЬ ПАРУ ДЕРЕВЕНЬ...

Этот материал вышел в № 26 от 11 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

И СПАЛИТЬ ПАРУ ДЕРЕВЕНЬ... Мы публикуем эту беседу для прояснения идеологии, бытующей среди части сотрудников силовых ведомств Автор популярных криминальных романов, доктор юридических наук, полковник милиции, профессор Данил Корецкий уже...


И СПАЛИТЬ ПАРУ ДЕРЕВЕНЬ...
Мы публикуем эту беседу для прояснения идеологии, бытующей среди части сотрудников силовых ведомств
       
       Автор популярных криминальных романов, доктор юридических наук, полковник милиции, профессор Данил Корецкий уже давно занимается проблемой противостояния экстремизму и терроризму. Порою его рецепты способны шокировать.
       — Данил Аркадьевич, как вы относитесь к «акции возмездия» США в Афганистане?
       — С пониманием отношусь. Я всегда утверждал, что сила — единственный язык, который понимают террористы. И чем страшнее преступление, тем ужаснее должен быть ответ.
       — Разве устрашением можно добиться эффективных результатов?
       — Несомненно. При этом зачастую придется выходить за рамки традиционных понятий о гуманности. Общество должно сделать выбор: либо абстрактное человеколюбие, либо безопасность граждан. На протяжении нашей операции в Чечне Запад поднимал шум о «нарушении прав человека». Когда же дело коснулось сверхдержавы, она и не задумалась о каких-то правах. В реальной жизни понятия законности и справедливости часто не совпадают. Американцы непоследовательны в провозглашении правового государства, гуманистических идеалов. В ответ на теракты они поступают правильно, но незаконно. Если виноват бен Ладен, то, согласно принципам демократии, надо его задержать, судить, доказать виновность, вынести приговор и исполнить его. Бен Ладена нет — судить заочно, объявить в розыск. Это было бы законно. Но — бессмысленно. И они действуют неправильно, но верно.
       Яркий пример. Одно время ливийцы захватывали американцев, держали их в подвалах по нескольку лет, требовали выкуп... Тогда к берегам Ливии подошел американский авианосец, взлетели штурмовики — и сровняли дворец Муаммара Каддафи с землей. Самого Каддафи там не оказалось, погиб его шестилетний сын. Это незаконные, нехорошие действия. Но американцев выпустили, и захваты прекратились. А сейчас, когда США стали бомбить Афганистан, Каддафи выступил одним из первых и заявил, что Америка поступает правильно. Скоро это же скажут и другие исламские государства. Потому что их менталитет включает в себя преклонение перед грубой силой. Игнорировать это нельзя.
       — А что еще нужно учитывать в борьбе с терроризмом?
       — Главный принцип: ответные действия должны быть адекватными. Нужно применять точно такие же методы, что и противная сторона. Вспомним события Мюнхенской Олимпиады, когда была расстреляна делегация израильских спортсменов. Все террористы в течение нескольких лет были отловлены и убиты. В том числе заказчики акции. Недалеко от дома руководителя палестинской террористической организации пристали катера, вышли командос и расстреляли хозяина. Одного из палестинских лидеров израильтяне уничтожили, пустив с вертолета две ракеты в окна его кабинета. Такие акции эффективны, убедительны и оказывают большое воспитательное воздействие. Иначе Израиля уже бы не существовало.
       — В ваших книгах много страниц посвящено чеченскому терроризму. Есть у вас рецепт решения этой проблемы?
       — Да. Например, лидеров всех чеченских диаспор, разбросанных по стране (особенно в столице), собрать и сказать: быстро прекратите войну! Если можете, заканчивайте отсюда, нет — завтра все поедете на историческую родину и будете решать вопрос на месте. А ваше имущество конфискуем, деньги пойдут на вертолеты, самолеты и ракетные установки. Вся партизанщина мгновенно закончится.
       — В вашем романе «Основная операция» есть эпизод, когда президент России обращается к чеченским террористам, угрожающим Москве атомным взрывом, и заявляет, что все родственники бандитов будут расстреляны, если это случится. Вы одобрили бы такую расправу, исходя из тезиса об адекватном ответе?
       — Конечно. А почему нет?
       — Но ведь в результате пострадали бы люди, которые впрямую не несут ответственности за действия ублюдков...
       — Мы говорим об эффективности операции. Вот, например, захватил Басаев больницу в Буденновске. В первые же часы привести из его родового села десять старейшин. Посадить на площади и вокруг поставить наших автоматчиков. А ему сказать: смотри! И сообщить, что его село окружено, вертолеты со снаряженными боекомплектами уже прогревают двигатели. Если хоть один выстрел раздастся, увидишь, что будет с этими, и узнаешь, что будет там. Кавказцы — народ общинный. У них очень крепки родственные, клановые, тейповые связи...
       — Но, допустим, Басаев не поддался на угрозу. Что, надо было бы привести ее в исполнение?
       — Да. Никогда не угрожай, если не намерен идти до конца.
       — Но то, что вы говорите, многих людей приведет в ужас.
       — Это приведет в ужас только террористов и их близких. Впрочем, расправа над родственниками террористов — не единственный способ. Хотя наиболее действенный. Это показал случай в Турции, когда чеченцы захватили паром с заложниками. Турки привели семьи террористов и доступно объяснили отчаянным вайнахам последствия их действий. Проблема тут же была разрешена.
       Кстати, все это можно юридически обосновать. В уголовном праве есть институт крайней необходимости, и формально эти действия полностью укладываются в его рамки.
       — А как это сообразуется с нравственными принципами, на которых держится вся западная цивилизация?
       — Нормально сообразуется. С учетом того же института крайней необходимости. Христианская заповедь «Не убий» не помешала американцам бомбить Афганистан, Ирак и Сербию, что привело к тысячам невинных жертв. Также ни для кого не секрет, что спецподразделения так называемых «цивилизованных» стран при необходимости используют изощренные пытки в целях получения важной информации. Причем это делается в государствах, которые на словах привержены принципам христианства и человеколюбия. Но диверсионные группы без колебаний идут на применение допросов с «потрошением». А что делать, если на одной чаше весов — жизнь отдельного человека, на другой — жизнь миллионов (например, при угрозе ядерного удара)?
       — Вот вы говорите про «инородцев». А если террористы — русские? Тем более многие воевали и воюют на стороне боевиков. В таком случае надо уничтожать их родителей, братьев, сестер, детей? Выжечь пару сел в Калужской или Ярославской области?
       — Во всяком случае, обозначить такую решимость надо. Если террорист захватил автобус с детьми и собрался их убить, его воле надо противопоставить свою. Посадить перед ним под автоматами его маму, папу, сестру, брата... Может подействовать, может не подействовать, но это — мощный инструмент. А параллельно следит снайпер: вдруг парнишка выглянет на маму посмотреть, и вопрос решится одной пулей.
       — Но не всегда родители несут ответственность за детей!
       — А кто несет ответственность за детей в автобусе? Если захват родственников террориста может дать максимальный эффект, мы должны его использовать. Побеждает тот, у которого меньше ограничений. В драке один другому говорит: «Я тебя не буду бить в пах», а второй с удовольствием бьет его в промежность. И одерживает верх. Вот и все.
       — Может ли акция Америки изменить нашу политику в Чечне?
       — Уже должна была. Установлено, что боевики связаны с бен Ладеном, что на их стороне воюют много арабов-наемников, что Чечня — гнездо терроризма. Чего еще надо? А решительных действий по-прежнему нет. Между тем у нас накоплен опыт послевоенной контрпартизанской войны: Белоруссия, Западная Украина, Прибалтика. Я уже говорил, что надо поучиться у партизана Василия Кононова. Спросите у него, что делать, если чеченские боевики постоянно «материализуются» у села Гихи-Чу? Разбивают одну колонну, вторую... Кононов подскажет. Были же фильтрационные лагеря. Сейчас существуют детекторы лжи, смывы, определяющие содержание порохового нагара... Стрелял? К стене. Не стрелял? В сторону.
       — Нередко мы обвиняем американцев в том, что они вскормили талибов, а теперь воюют с ними. Американцы говорят, что мы тоже воспитывали террористов.
       — Во всем мире кто бы кому ни противостоял: полицейские — террористам, повстанцы — законной власти, оппозиция — партии, находящейся у руля, — везде с одной стороны действуют автоматы Калашникова, с другой — винтовки М-16. Мы с американцами вооружили всю планету. Пора объединиться, а псам, которых мы стравливали между собой, надеть на пасти намордники.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera