Сюжеты

ОСОБЕННОСТИ МУЗЫКАЛЬНОЙ ФИЛАТЕЛИИ

Этот материал вышел в № 26 от 11 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Чем больше слушаешь новый альбом «14 недель тишины», тем он сильнее нравится. Нравится многим и по-разному. Да, башкирская певица Земфира — российская национальная гордость. Нежный бренд, который нужно беречь, любить и патентовать, чтоб...


       
       Чем больше слушаешь новый альбом «14 недель тишины», тем он сильнее нравится. Нравится многим и по-разному.
       Да, башкирская певица Земфира — российская национальная гордость. Нежный бренд, который нужно беречь, любить и патентовать, чтоб никто не украл.
       Еще перед выходом альбома руководители 10 крупнейших компаний звукозаписи, представленных на российском рынке и входящих в Национальную федерацию производителей фонограмм, обратились с открытым письмом к президенту.
       «Уважаемый Владимир Владимирович... наши успехи в мировом шоу-бизнесе более чем скромны. Главная причина — масштабы интеллектуального пиратства, процветающего в России. Современная музыкальная индустрия не может существовать без значительных вложений в продюсирование, запись музыкального материала, его промоушн. Ежегодно из-за пиратства отечественная музыкальная индустрия теряет 500 млн долларов. Соответственно государство не получает с нелегального оборота налоги, а россияне — действительно качественной музыки, способной конкурировать на мировом рынке».
       Кстати сказать, из-за музыкального пиратства страдают не только рекорд-компании, но и объективность рейтингов. Вот, например, выпускает Земфира альбом, который, понятно, не купит только ленивый, а смотришь в рейтинги через месяц — на первом месте какой-нибудь сладкий Коля Басков. «Как?» — удивляется общественность. Очень просто: основа для рейтинга — количество проданных копий. ЛИЦЕНЗИОННЫХ. Баскова в большом объеме никто подделывать не будет (на фиг не надо), а вот пиратский тираж Земфиры совершенно точно сделают еще больше официального. Только об этом никто не узнает. И девушка расстроится — вроде бы созрела, а все зря.
       «Выход нового альбома Земфиры может стать решающим для дальнейшего развития отечественного музыкального рынка, — пишут президенту несчастные ваятели релизов, — и показать, возможно ли усилиями индустрии и государства эффективно бороться с проблемой интеллектуального воровства». (Это подковырка президенту: «А вам слабо?».)
       Как решить проблему, десять крупнейших звукозаписывающих компаний, членов Национальной федерации производителей фонограмм, уже придумали. Вместе с Российским авторским обществом они решили ввести дополнительное средство защиты легальной аудиопродукции. Теперь на все диски и кассеты будут наклеивать «Идентификационную оптовую марку правообладателя». Первую марку наклеют на альбом Земфиры.
       Решили — вот и замечательно. Но что же товарищи хотят от Путина?
       «Просим Вас поддержать данную инициативу и помочь нам в том, чтобы марка правообладателя стала действенным инструментом в борьбе с «пиратской» продукцией».
       Непонятно, как они это себе представляют: что Путин будет с дубиной бегать за пиратами и топтать ногами диски без марок? Или хотят поправку в закон? Это можно, а смысл? По-моему, даже если продавать лицензионный диск с десятью марками и сургучной печатью, житель той же Земфириной Уфы все равно приобретет дешевый пиратский. Места все знают. И поверьте, ни рейтинги, ни финансовое положение землячки волновать никого не будут. А к качеству у нас мало кто привык.
       И еще: чем больше марок, тем дороже диск. Логика отдыхает. Круг замкнулся.
       
       P.S. «Новая газета» предлагает читателям придумать свой путь борьбы с пиратством. Собственные предложения присылайте по адресу music@novayagazeta.ru. Оригинальные предложения могут стать законом!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera