Сюжеты

«ЗОЛОТО ПАРТИИ»: НАЙДЕНО И СПРЯТАНО

Этот материал вышел в № 29 от 22 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сенсационные материалы о появлении и исчезновении секретного доклада фирмы «Кролл» Перед вами те самые документы, которые позволили десять лет назад бросить на поиски «золота партии» легендарную американскую компанию «Кролл Ассошиэйтс,...


Сенсационные материалы о появлении и исчезновении секретного доклада фирмы «Кролл»
       
       Перед вами те самые документы, которые позволили десять лет назад бросить на поиски «золота партии» легендарную американскую компанию «Кролл Ассошиэйтс, Инк.», состоящую почти целиком из бывших сотрудников ФБР и ЦРУ.
       Отчет о проделанной работе был предоставлен российскому правительству. А потом этот отчет пропал.
       Формально его не видели ни российские спецслужбы, ни российское правительство. Но у нас есть кое-что, позволяющее пролить свет на эту темную историю.
       О ней мы вспомнили всего неделю назад, в прошлом понедельничном номере «Новой газеты». И тут же в нашем распоряжении оказались очень любопытные документы.
       
       Док. № 1
       С этого контракта правительство Гайдара начало поиски «золота партии»
       «Конфиденциально 18 февраля, 1992 Господину Джулису Б. Кроллу Председателю «Кролл Ассошиэйтс, Инк.» <...>
       
       Уважаемый господин Кролл,
       1. ПРЕДМЕТ КОНТРАКТА. Настоящим подтверждаем, что правительством России для оказания описанных ниже услуг нанимается американская компания «Кролл Ассошиэйтс, Инк.» (в дальнейшем «Кролл») на 90-дневный период начиная с 18 февраля 1992 года на описанных ниже условиях с целью проведения особого расследования:
       а) Собрать и проанализировать информацию о денежных фондах и других активах, находящихся за рубежом и принадлежащих русским и бывшим советским государственным предприятиям и физическим лицам, с целью установления соответствия этих фондов и активов российским законам по валютному регулированию и контролю.
       б) Провести расследования и выявить денежные фонды и другие активы, находящиеся за рубежом и якобы принадлежащие или контролируемые бывшей коммунистической партией бывшего Советского Союза, с целью предварительной оценки существования, местонахождения и размера такой собственности и выявления физических и юридических лиц, в настоящее время осуществляющих контроль за этой собственностью <...>.
       С уважением Егор Гайдар, заместитель председателя правительства Российской Федерации
       Настоящей подписью подтверждаю данный контракт от 18 февраля 1992 года Джулис Б. Кролл Председатель «Кролл Ассошиэйтс, Инк.»

       
       Док. № 2
       «Кролл» уведомляет, что готов предоставить больше документов, если Россия заплатит еще $1 637 025, 29



       Док. № 3
       Распоряжение Внешторгбанку об оплате услуг фирмы «Кролл»


       Док. № 4—5 Заключительные и очень смешные
       Ни в одной официальной российской структуре документы не обнаружены. Видимо, отчет там же, где «золото партии»


       
       Вот каковы последствия тайного контракта, подписанного в начале девяностых и оплаченного суммой 1,5 млн долларов:
       
       2. ИЗ СМУТНОГО ПРОШЛОГО В ТУМАННОЕ НАСТОЯЩЕЕ
       Темная, без окон комнатка завалена папками с документами: то, что Алексей нашел, собрал, сохранил. Фамилии, имена, банковские реквизиты, номера счетов: деньги, деньги, деньги, перекочевавшие из СССР в Россию, из одной страны в другую. Правда, ни в старой, ни в новой стране их так никто и не увидел. Эти деньги (по крайней мере, немалая их часть) — ТО самое «золото партии», которое безуспешно искали в начале 90-х. Или — успешно не нашли.
       Мы сидим в соседней комнате. Алексей включил два из четырех мощных компьютеров. На одном он набирает свой собственный текст, который хочет передать — и потом передал — мне (что-то вы уже прочитали в предыдущем номере «Новой газеты»). На другом открывает закрытые, засекреченные, известные только ему файлы с фамилиями, именами, адресами, фактами из жизни тех, кто пошел — или вынужден был пойти — на контакты с «патриотами»: так Алексей называет тех, кто сегодня, по его мнению, реально влияет на финансовую и политическую жизнь страны, меняет министров, подбирает людей в различные (включая главную) администрации и даже решает, какому человеку быть президентом России.
       Передо мной диктофон, который я с его разрешения включил.
       Но и запись его голоса на пленке, и документы, которые он мне показывает, и информация на закрытых файлах — все это не идет ни в какое сравнение с теми словами в документе, который я подписал в самые первые минуты нашей встречи. Я приводил эту расписку, под которой поставил свою подпись, в № 27 «Новой газеты»: «Гарантирую третьим лицам не раскрывать и/или предавать гласности имя... без письменного согласия... поставить в прямую опасность жизнь его и его близких...»
       Да... В жизни у меня еще не было подобной, почти невыполнимой задачи: рассказать обо всем, что узнал, и не упомянуть реальные имена, даты, конкретные обстоятельства, которые могут вывести на след человека, рассказавшего обо всем этом. Задачка...
       «Патриоты»... Вряд ли всего лишь несколько лет тому назад Алексею пришло бы в голову окружать кавычками это слово. Он гордился тем, что именно его, выпускника одного из элитных московских вузов, с детства мечтавшего о карьере офицера спецслужбы, люди, называвшие себя патриотами, приняли как своего. Как патриотическое, государственное задание он воспринял и ИХ пожелание, чтобы он осваивал бизнес, и чтобы уехал за границу, и чтобы открыл там собственный офис, и чтобы там, на Западе, он создал свою фирму.
       Он даже не противился тому, чтобы из денег, которые приносил его личный бизнес (а в лучшие времена годовой оборот составлял несколько десятков млн долларов), изымались — на добровольной основе — немалые суммы, которые, как ему объясняли, шли на патриотические цели.
       Алексей полностью подчинился всем правилам игры, придуманной специально для него, тем более что участие в ней и ему давало возможность жить сладкой, глянцевой жизнью.
       Но постепенно он все больше и больше начинал понимать жестокую и неприятную для себя истину: в первую очередь он был нужен как создатель «прачечной» для отмыва денег! И те схемы обналичивания, которые он придумал, и то движение крупных сумм из банка в банк, из страны в страну, и те офшорные зоны, где оседали эти миллионы долларов, чтобы навсегда исчезнуть, — все это не имело никакого отношения ни к защите интересов страны, ни к ее процветанию, ни к ее безопасности.
       Понял — и сказал своим кураторам-«патриотам»: «Все! Хватит! Больше я в этом не участвую!». Падение было мгновенным.
       В «Шереметьево-2», когда он в очередной раз возвращался из Москвы (а полеты туда-сюда происходили постоянно), таможенник попросил его открыть кейс. Он открыл. «А что в органайзере?» «Ничего... Ручка, кредитные карточки. А что там еще может быть?» — удивился Алексей. «Покажите».
       В органайзере оказалась внушительная пачка незадекларированных долларов. (До сего дня Алексей подозревает, что эти доллары вложил начальник охраны, навязанный ему «патриотами» и ночевавший в его московской квартире. В скором времени он скоропостижно погибнет.)
       Тут же в таможенной закрытой зоне окажутся двое незнакомцев: «Ну что, понял? Это только начало!».
       Потом — идентичные статьи о нем в двух центральных газетах, вышедшие с промежутком в два дня и мгновенно оказавшиеся в городе, где было представительство его фирмы. Потом — ускоренное банкротство. Потом — бегство сюда, где мы и сидим с ним сейчас: данные на экране компьютера, чужие соседские пеструшки за окном и пес, стеснительно старающийся не лаять на окружающих, будто и он — бедолага-эмигрант на чужом празднике жизни.
       Да, покрутило его...
       Встречаешь человека, слушаешь его историю, вникаешь во все перипетии его жизни — волей-неволей на себя примериваешь его одежды.
       Да нет! Я бы здесь и сам жил — в деревенской глуши, в альпийском спокойствии. Жил бы, дописывал то, что не успел написать, вспоминал то, что было, мечтал о несбывшемся.
       Я не особенно представляю себе (разве только по книжкам из чужой жизни), что означает резкий переход от несметного богатства к бедности. Что такое «несметное»? Но я понимаю, как нелегко объяснить собственному ребенку, почему вдруг десять долларов оказались большими деньгами.
       Надо сказать, Алексей, его жена, ребенок и даже пес к этой новой жизни уже почти привыкли: познакомились с соседями, живущими жизнью простой и незамысловатой, то есть вечной, как вечные Альпы; вошли в круг их жизни, в их неторопливые будни, пронзительную тишину и шумные семейные праздники, которые не кончаются до рассвета, как будто где-то на российской Тамбовщине или Вологодчине, когда важные события отмечаются всем селом.
       — Когда мы сюда переехали, то у нас не было стиральной машины — не на что было купить... Пришла соседка, увидела, что не в чем стирать, и сказала: «Я буду все стирать у себя!». Я что-то заикнулась о деньгах, а она на меня чуть не обиделась... И так продолжалось целый год, пока мы не купили стиральную машину...
       Трогательную эту деталь их новой жизни в новом, незнакомом пространстве мне рассказала жена Алексея.
       — Таких историй — море, и моя личная — только капелька в этом море, — говорит Алексей.
       Да, море... Взлеты и падения в бизнесе — дело привычное. И не только в России. Но только в нашем отечественном бизнесе настолько сильна бандитская составляющая.
       Правда, Алексей испытал борьбу за контроль над своим бизнесом не только бандитских группировок, но и (вместе с ними и отдельно) различных российских спецслужб.
       Вот что он написал специально для меня:
       «Однажды в качестве комиссионера объединился с несколькими крупными предприятиями с целью конвертации их денежных средств из рублей в СКВ и закупки оборудования. Для осуществления конвертации по рекомендации «куратора» заключил договор с Российским обществом содействия милиции при МВД (РОСМ) и в течение месяца перевел туда рублей на сумму около трех миллионов американских долларов. Более двух миллионов долларов было похищено РОСМом и стоящей за ним группой деятелей милицейско-бандитского происхождения. Более года вместе со своими партнерами я пытался (безуспешно) вернуть эти деньги путем переговоров и уговоров. Мой «куратор» постоянно уверял меня, что он и его товарищи решат эту проблему, и «снимал» с меня всю информацию и копии документов. Он также порекомендовал обратиться в МВД (в здание на Октябрьской площади) и устроил встречу с руководителем соответствующего управления генералом К. Я написал подробное заявление, в течение многих месяцев консультировал оперативников и следователей этого управления, всячески содействовал в раскрытии этого преступления: предоставлял в пользование машину с водителем, давал деньги и т. п. Мне начали поступать угрозы, за мной следили, как я думал, противники из РОСМа. Но эта проблема так и не разрешилась. Гораздо позднее (1995—1996 гг.) в результате разговоров со своими кураторами-«патриотами» я сделал вывод: вполне возможно, что они хотели не столько помочь мне выйти из этой передряги, сколько подмять под себя структуру РОСМа и получить от них деньги (или их часть). Судя по всему, они добились этой цели».
       Но, как я понял, Алексея не очень смущало бандитское или чиновничье (что в принципе одно и то же) вмешательство в его бизнес. Он знал, как играть на этом поле. Настораживало другое:
       — В моей истории есть своеобразие. Знаешь, в чем? — спрашивает он меня.
       — Догадываюсь...
       — Меня окружали люди, которые пытались влиять — и влияли — на политику России. Те, кого я называю «патриотами» ГБ...
       Ох этот термин, придуманный Алексеем!
       Когда мы только встретились с ним и добрались до его домишка, он первым делом попросил меня прочитать текст, озаглавленный, на мой взгляд, достаточно претенциозно: «Патриоты» ГБ.
       
       «ПАТРИОТЫ» ГБ (с точки зрения Алексея)
       «Патриоты» Государственной Безопасности («П» ГБ) – в основном выходцы из специальных и военизированных служб СССР и стран СНГ или их действующие сотрудники. В этих спецслужбах понятия «патриотизм» и «госбезопасность» культивируются по определению. В подавляющем большинстве случаев речь идет о КГБ и его постсоветских «наследниках», в рамках и с использованием которых «П» ГБ самоорганизуются наиболее эффективно.
       Эти люди считают себя истинными патриотами-государственниками, но зачастую по сути лишь прикрывают свои корыстные устремления и действия идеями и лозунгами патриотизма «высшей пробы», необходимости возрождения в своих обществах духа и обычаев тоталитарного режима, в том числе самых жестких мер по соблюдению установок госбезопасности. Часто «патриоты» ГБ объединяются в тайные, изначально узкокорпоративные, кланово-мафиозные сообщества, многие из которых организованы по принципу и подобию секретных военизированных формирований.
       Сообщества «П» ГБ (нередко глубоко законспирированные) образуются на территории стран бывшего СССР и функционируют во многих странах мира в тесной связи со спецслужбами стран СНГ, в первую очередь России.
       Главные цели «П» ГБ (декларируемые):
       — возврат к основным «советским ценностям» на всех общественных уровнях;
       — воссоздание подобия СССР и его пространства, влияния на «обновленных» общественных, государственных, моральных и этических основах;
       — борьба с коррупцией и преступностью в странах СНГ;
       — борьба с «западным империализмом во всех его худших проявлениях»;
       — оказание помощи и содействия себе подобным, «настоящим патриотам».
       Истинные цели «П» ГБ (недекларируемые):
       — создание «параллельного» мира, ведение кланового образа жизни, навязывание своих порядков и правил окружающим;
       — использование причастности к «П» ГБ в служебном или личном порядке для самообогащения, получения привилегий, тайного доступа к материальным ценностям, получения пожизненного статуса неподсудности и безнаказанности;
       — противоборство с идейными противниками и другими кланами во всех областях жизни;
       — приход сначала к тайной, а потом и явной абсолютной власти на пространстве СНГ; стремление к переустройству остального мира на основе собственных идеалов и принципов.
       Главенствующий принцип функционирования — строгое военное единоначалие, безусловное исполнение подчиненными приказов вышестоящих...
       Инициативные группы «патриотов» ГБ начали стихийно образовываться еще до прекращения существования СССР, в 1989—1990 гг., то есть тогда, когда уже многие патриотично настроенные служащие в КГБ, Советской армии, МВД, ВПК пришли к горькому для них выводу, что дело идет к развалу СССР и ситуация в стране выходит из-под контроля коммунистического руководства страны.
       После путча 1991 г., в котором приняли прямое или косвенное участие многие «патриоты» ГБ (впоследствии, судя по всему, никто из известных участников ГКЧП не получил лидирующих позиций в сообществах «П» ГБ), процесс организационного оформления и ухода в глубокое подполье основных структур «П» ГБ — как в рамках государства, так и вне их — в основном завершился в течение нескольких месяцев.
       Как целенаправленно, так и стихийно созданные группы вне государства «доукомплектовывались» уволившимися службистами военизированных госструктур. Используя возникший хаос в системе безопасности, они начали стремительно преобразовываться во влиятельные организации со строгой дисциплиной и четкой структурой, приспособленные к активной многолетней подпольной деятельности.
       В российскую Думу первого созыва и правительство Черномырдина уже прорвались единицы «патриотов» ГБ и их ставленников.
       С октября 1993 г. отмечаются первые попытки «П» ГБ напрямую влиять на ход главных политических событий в России, что выразилось в моральной и организационной помощи части «антиельцинских сил» (в том числе и после их поражения).
       С 1995 года «патриоты» фактически закрепляются у власти в нескольких регионах России, добиваются бесславного ухода с политической арены наиболее «одиозных демократов», например Собчака в Питере, при деятельном участии местных «патриотов» Путина, Черкесова и других. След «П» ГБ прослеживается и в спровоцированных военных действиях в Чечне.
       События 1996-го характеризуются активным вмешательством «патриотов» в высшую политику: практическая поддержка амбиций прихода к власти клана Коржакова — Барсукова — Сосковца, вхождение в высшую политику Лебедя при одновременном частичном финансировании кандидата в президенты Зюганова. В Думу второго созыва попадают уже десятки «патриотов» и их креатур, многие государственные (особенно силовые) структуры серьезно инфильтруются «патриотами», а некоторые подразделения переходят под их значительный контроль — например СВР, некоторые отделы и управления ФСБ, МВД, ВПК и ГТК.
       В период 1997—1999 гг. «кадры патриотов» активно внедряются и продвигаются в высших властных эшелонах, что видно на примере многих выдвиженцев из «спецструктур». Одновременно «патриоты» развязывают кампанию по всемерной дискредитации Ельцина, «семьи», их основных сторонников и олигархов. Создается ситуация, когда Ельцину и «семье» после полного провала «непатриотического» правительства Кириенко приходится всерьез задумываться о выборе и назначении преемников, но выбирать они уже вынуждены только из тех, кто напрямую связан с «П» ГБ.
       Каждый новый номинируемый «наследник» Ельцина оказывается все более зависимым от «П» ГБ.
       «П» ГБ отчасти способствуют приходу в руководство правительством независимого, но близкого к кругам «патриотов» Примакова, всячески поддерживают его и многих членов его команды. Приход на политический олимп подвластной «патриотам» фигуры в лице Степашина (ставленника «патриотов» МВД, а также части военных, ВПК и ФСБ) не устраивает наиболее могущественное к этому времени «патриотическое сообщество» — разведку (и частично ФСБ), что становится причиной серьезной междоусобицы в рядах «патриотов» и заканчивается административным выдавливанием правительства Степашина. Ельцин и «семья» назначают премьером Путина, полагая, что он зависим только от них и что они смогут сохранить над ним контроль. Они ошиблись, но это станет очевидным только через год.
       Пока же Путин успешно справляется с ролью «ведомого» командой регентов Ельцина.
       Выборы в Думу в 1999 г. становятся триумфом «патриотов»: они в основном организовывают и контролируют блок «Единство», в значительной степени присутствуют в движении «Вся Россия», участвуют в продвижении «Отечества», а также поддерживают многих соратников Зюганова.
       У Ельцина и «семьи» создается плохо обоснованная иллюзия, что это только они впервые выиграли законодательные выборы.
       Они с облегчением окончательно договариваются с Путиным о соблюдении интересов и неподсудности «семьи», даруют ему верховную власть и помогают стать президентом России в 2000 г.
       Но Путин приводит в высшие эшелоны власти столько личных сподвижников, сколько активных участников «П» ГБ. Роль последних возрастает, они отвоевывают все новые позиции у верховной власти.
       Сегодня сообщества «П» ГБ стали значительной силой, присутствующей на всех властных уровнях и влияющей на большинство государственных, политических и общественных процессов в странах СНГ. И пока не видно, что может воспрепятствовать их повсеместному наступлению...»
       
       Это один из отрывков обстоятельной работы, который сам Алексей назвал «проектом «Патриоты» ГБ».
       При первом прочтении — первая мысль: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Да и сейчас, после более внимательного изучения этого проекта, я очень скептически отношусь к тому, что они, «патриоты», сумели создать структурные подразделения, систему иерархического подчинения и уж тем более глубоко законспирированное подполье. И хотя в нашей стране может быть все что угодно, очень сомневаюсь, что кому-то — и уже в зрелом возрасте — захотелось поиграть в «Молодую гвардию».
       Да, все это так. И можно было бы отмахнуться от этого проекта. Если бы не одно обстоятельство.
       Есть свидетель, который был непосредственным, п о с- в я щ е н н ы м, участником предполагаемых политических перемен.
       И этот участник — Алексей, и он утверждает, что он не одинок.
       ИМЕННО АЛЕКСЕЮ ПРЕДСТОЯЛО СТАТЬ ОДНИМ ИЗ ВИНТИКОВ «ПАТРИОТИЧЕСКОЙ» МАШИНЫ, НАПРАВЛЕННОЙ НА ТО, ЧТОБЫ РАЗДАВИТЬ И ЕЛЬЦИНА, И ОПОСТЫЛЕВШУЮ ВСЕМ «СЕМЬЮ».
       Но Алексей был не один...
       
       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
       
       В СЛЕДУЮЩИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК:
       Алексей проговорился и назвал несколько фамилий людей, связанных с «П» ГБ
       
       Компрометация Бориса Ельцина стоила «П» ГБ ровно 250 000 долларов
       
       «…будущее Путина странным образом напоминает прошлое Горбачева…»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera