Сюжеты

НО ПОРАЖЕНЬЕ ОТ ПОБЕДЫ КТО-ТО ДОЛЖЕН ОТЛИЧАТЬ

Этот материал вышел в № 30 от 25 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Перед читателем — две статьи, написанные людьми, не принадлежащими к кругу авторов «Новой газеты». Однако мы считаем, что это столкновение мнений важно и интересно для нашего читателя. Ибо речь идет о вещах нешуточных: о противостоянии...


       
       Перед читателем — две статьи, написанные людьми, не принадлежащими к кругу авторов «Новой газеты». Однако мы считаем, что это столкновение мнений важно и интересно для нашего читателя. Ибо речь идет о вещах нешуточных: о противостоянии группировок в военном руководстве России.
       Влад Шурыгин принадлежит, если так можно выразиться, к «партии» генерала Квашнина, тогда как Анатолий Баранов связан с военно-промышленным комплексом и его думским лоббистом Юрием Маслюковым. Конфликт между этими двумя группами развивается уже не первый год, достигая пика при обсуждении бюджета в Государственной Думе. Но на сей раз речь идет уже о чем-то большем, чем просто о дележке денег.
       Первое, что бросается в глаза, это то, что новый виток противостояния между соперничающими группами разворачивается на фоне нарастающего разочарования в Путине. Разочарования, объединяющего и ту, и другую сторону. Показательно, что генерал Квашнин и его окружение, пытаясь доказать свою нужность президенту, предупреждают Кремль о растущем в Вооруженных силах недовольстве. Сторонники Квашнина доказывают, что только нынешний начальник Генерального штаба способен гарантировать лояльность армии. Однако все прекрасно понимают, что, лояльная или нет, армия все равно из подчинения не выйдет. Военного переворота наши генералы не устроят. И это, конечно, хорошо.
       Неприятности генералов — в значительной мере результат их собственных действий. Главной проблемой, осложняющей отношения президента и армии, является все же не нехватка бюджетных денег, а отсутствие победы в Чечне.
       Не лишне напомнить, что первоначальные планы российского командования предполагали завершить второй чеченский поход к марту 2000 года. Сегодня генералы ссылаются на то, что они, конечно, сопротивление боевиков не подавили, но и поражения не потерпели. В том смысле, что чеченские армии не изгнали их с территории республики. И не стоят пока чеченцы под стенами Ростова или Москвы. Это, конечно, большое достижение.
       Беда в том, что наши военные так и не выучили истину, известную, по крайней мере, со времен Клаузевица: война — это продолжение политики иными средствами. Цели любой войны политические. Средства должны соответствовать целям. Сроки выполнения поставленных задач должны быть политически приемлемыми.
       Успех военных оценивается по тому, насколько они способны достигнуть поставленных политических задач в политически приемлемые сроки. Время, отведенное на эту войну московскими политиками, давно истекло. И виноваты в этом только сами военные, взявшие на себя нереалистические обязательства.
       Правило партизанской войны: если в краткий срок у правительственных сил нет военной победы, значит, неизбежно политическое поражение. Пока война на Кавказе истощает и без того не богатый оборонный бюджет, остальные направления военного строительства деградируют. Россия и в военном отношении превращается в классическую банановую республику с большими, неэффективными вооруженными силами, пригодными для репрессий против населения, погрязшими в бесконечной контрпартизанской войне и неспособными ответить на внешний военный вызов. Репутация России страдает одновременно и из-за жестокостей по отношению к чеченцам, и из-за того, что, несмотря на все эти жестокости, армия достичь поставленных политических целей не в состоянии. Недовольство войной в стране растет, да и среди людей в погонах не все в восторге от происходящего. Показателем стали участившиеся отказы подразделений от «командировок» в Чечню. Отсутствие победы оборачивается для Кремля политическими осложнениями. Первичная задача войны — привести Путина к власти — давно выполнена, а боевые действия все продолжаются.
       Военные нервничают. Все прекрасно понимают, что войну придется как-то заканчивать. Урегулирование потребует переговоров, а это, в свою очередь, означает признание того, что «военное решение» провалилось. Кто будет козлом отпущения? Явно не президент. Будут отвечать военные. Которые, в свою очередь, будут считать, что политики их «сдали» и «подставили».
       Кремль теряет терпение. Армия теряет доверие к Кремлю.
       Конечно, армия против Кремля не выступит. Но и не поддержит в случае, если президентское окружение затеет какую-то новую «силовую» авантюру. Значит, нынешний кризис в отношениях между президентскими структурами и «силовиками» сам по себе ничем не угрожает — до тех пор, пока в стране все обстоит более или менее благополучно. Увы, волнения в Воронеже показали, что в стране далеко не все спокойно. Россия, конечно, не Аргентина и не Венесуэла. Но все же… Если социальная и политическая ситуация вдруг выйдет из-под контроля, президенту не обойтись без поддержки военных. Вот тут-то мы все и узнаем, чем заканчиваются конфликты в Генеральном штабе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera