Сюжеты

РАССТРЕЛЯТЬ ЗАОЧНО?

Этот материал вышел в № 31 от 29 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Александр ЛИТВИНЕНКО: Предателем меня может назвать только суд, в который меня никто не приглашал Главная военная прокуратура передала в суд дело Александра Литвиненко, проживающего ныне в Лондоне. Судить бывшего подполковника ФСБ будут...


Александр ЛИТВИНЕНКО: Предателем меня может назвать только суд, в который меня никто не приглашал
       

   
       Главная военная прокуратура передала в суд дело Александра Литвиненко, проживающего ныне в Лондоне. Судить бывшего подполковника ФСБ будут заочно. Оперативность ГВП понятна: с 1 июля вступает в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс, который запрещает рассмотрение дела в отсутствие подсудимого.
       
       Редакция «Новой газеты» созвонилась с Александром Литвиненко.
       — Александр Вальтерович, главный военный прокурор Михаил Кислицин заявил, что судебное разбирательство в отсутствие подсудимого состоится потому, что вы находитесь вне пределов страны и уклоняетесь от явки в суд. Кроме того, вы «через СМИ» заявили, что не собираетесь возвращаться на родину.
       — Не совсем точно. Через СМИ я заявил, что не вернусь в Россию при нынешнем политическом режиме. Главный военный прокурор мог бы предположить, что сроки моего пребывания в Лондоне могут быть сжаты очень быстро. Ну есть же такая возможность? Я, во всяком случае, на нее надеюсь.
       А вот про «уклоняется от явки в суд» — это он лжет. Меня ведь никто не приглашал. Мне сообщили даже о том, что против меня возбуждено новое уголовное дело. (Такое же липовое, как и предыдущие, которые развалились в суде.) И от моих адвокатов полтора года скрывали, что возбуждено новое дело.
       Кислицин понимает, что было грубо нарушено мое конституционное право на защиту.
       — Поскольку предателям не положено никаких прав?
       — Права есть у всех. А предателем может назвать меня только суд. И если он состоится, я готов предстать перед ним.
       — Но ведь вы сами, не дожидаясь решения суда, назвали директора ФСБ Патрушева террористом, обвинили его, причем через СМИ, в вымогательстве.
       — Во-первых, я пенсионер, а не должностное лицо. (Кстати пенсию, как и повесток в суд, я не получаю, хотя адрес мой известен и прокуратуре, и ФСБ.) Во-вторых, у меня имеются очень веские доказательства этих обвинений. Но почему Патрушев не подает в суд?
       Почему факты, изложенные мной в книге «ФСБ взрывает Россию», не проверяются прокуратурой?
       Всего раз за все это время было разбирательство «по факту клеветы на руководство ФСБ». Мои начальники попытались отказаться от того, что приказали мне убить Березовского. Кстати, если бы я выполнил этот приказ, в России сегодня был бы другой президент. Смешно?
       — Вам удалось доказать что приказ был?
       — Конечно. Ведь у меня была аудиозапись. И свидетели.
       — А приказ вы не выполнили, потому что Борис Абрамович вам друг?
       — Я бы не выполнил такой приказ, даже если бы мне приказали убрать Владимира Владимировича.
       — Он ваш враг?
       — Незаконных методов достижения справедливости не бывает. Это иллюзия. Разве это не подтверждает война в Чечне? Мародеры и убийцы не восстанавливают конституционный порядок, а останавливают его.
       Я против существующей власти. Но буду бороться с ней только законными средствами. Через суд. Надеюсь, мы встретимся с господином Патрушевым и его подельниками в суде.
       — Вы отдаете себе отчет в том, что в глазах общественности вы скорее предатель, чем борец за справедливость?
       — Посмотрим, кто скорее сядет. Что же касается предателя, то напомню, что из России я бежал в «чине» пенсионера.
       Кроме того, я в ФСБ занимался борьбой с терроризмом. И продолжаю этим заниматься. В своей книге я назвал виновных или, скажем так, подозреваемых во взрывах в Москве и «учениях» в Рязани. Готов в суде доказать свою правоту. А все эти обвинения, которые против меня выдвигают, такие же липовые, как и предыдущие, которые, повторю, развалились в суде. В суде военном, полностью подконтрольном властям.
       — Даже странно, что вас не осудили. В подконтрольном.
       — Странность объясняется очень просто. Во-первых, у меня были прекрасные адвокаты. Во-вторых, следствие, уверенное в окончательном результате, работало бездарно. Но девять месяцев я все же отсидел. За что? Кто возместит мне моральные и материальные потери? Я обратился в суд. Но мне ответили, что это дело без меня рассмотреть не могут, а вот липовое уголовное дело суд принял.
       Вот «Новая газета» по решению суда должна выплатить почти 500 000 долларов за оскорбление чести и достоинства. Сколько должны заплатить мне, если девять месяцев я отсидел на нарах, а каждая шваль называет меня предателем и бандитом?
       И вот еще что меня волнует. В России все время говорят о том, что необходим суд над КПСС. Верно, надо. Но также необходим и суд над КГБ — организацией, уничтожившей миллионы наших сограждан.
       Этот суд необходим, чтобы ФСБ сегодня не гордилась своим «героическим» прошлым, чтобы понимала, что она — лишь инструмент для наведения порядка, а не сам порядок.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera