Сюжеты

ВРЕДНАЯ ПЕНСИЯ

Этот материал вышел в № 31 от 29 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Готовящийся закон о профес-сиональных пенсиях расшатывает социальную стабильность То, что копейка за последние годы немало потеряла в цене, к этому мы все привыкли. Но то, что поток копеек в жизни каждого из нас может однажды иссякнуть...


Готовящийся закон о профес-сиональных пенсиях расшатывает социальную стабильность
       
       То, что копейка за последние годы немало потеряла в цене, к этому мы все привыкли. Но то, что поток копеек в жизни каждого из нас может однажды иссякнуть почти что вовсе, да еще в самый неподходящий момент, когда старость на носу и сил ни на что уже нет, вот к этому привыкнуть трудно. Но, видать, придется...
       
       Суть начинающейся пенсионной реформы можно выразить следующим образом. Раньше человек просто работал, заботясь о не слишком больших промежутках между работами, чтобы не потерять непрерывность стажа, — и за это ему в старости работодатель платил пенсию, а государство гарантировало ее получение. И человек не то чтобы совсем уж в ус не дул, но все-таки хоть немножечко был за свое будущее спокоен. То, что пенсии в старости будет не хватать, всегда было понятно. Но также было понятно, что пенсия будет в старости если уж не единственным источником средств к жизни, то СЕРЬЕЗНЫМ ПОДСПОРЬЕМ. Теперь надобно считать по-другому.
       С нового года пенсия всех граждан РФ складывается из трех фрагментов. Во-первых, база — так называемая трудовая пенсия (на Западе ее называют социальной): много ли ты трудился или мало, хорошо получал или не очень, имел ли отличия по работе или сплошные взыскания — размер твоего трудового пенсионного пособия един. На сегодня он равен примерно 450 рублям. Эту сумму гарантирует государство. И нет оснований полагать, что завтра или через 30 лет эта сумма существенно увеличится. Второй фрагмент — это страховой фонд, взносы в который в течение всей трудовой биографии делают сам работник и его работодатели. И, наконец, третий фрагмент — накопительный фонд.
       Риски в этой новой системе явно определеннее, чем достоинства. Во-первых, пенсионные фонды, в которые должна «капать» год за годом страховка, никто государственными делать не обещал. А что происходит порой с негосударственными финансовыми институтами и с деньгами, вложенными в них, все мы хорошо помним. Во-вторых, накопления. Скажите себе честно, вот вы, вы лично деньги копите? И много накопили? Да и зачем откладывать на завтра то, что можно потратить сегодня?
       Конечно, добрые реформаторы скажут нам, что надо перестраиваться, учиться капитализму. Это, в конце концов, ребячество — не думать о будущем. Только вот часто ли они сами думают о будущем? И о чьем?
       Но есть и еще одна бомба, которая поджидает миллионы тружеников на тихой и беззаботной дороге к венцу жизни. Эта бомба называется «обязательные профессиональные пенсионные системы», или, говоря проще, профессиональные пенсии «за вредность».
       Тут у врачей с учителями, а также у программистов с лоточниками должно немного рассосаться под ложечкой — речь идет о так называемых особо вредных и просто вредных профессиях, перечни которых можно найти в пресловутых списках номер один и номер два (химики, металлурги, горнопроходчики, высотники и т.п.). Но, с другой стороны, хотя эти законы еще и не приняты («Об обязательных профессиональных пенсионных системах в Российской Федерации» и «О страховом взносе на финансирование обязательных профессиональных пенсионных систем»), именно из их анализа становится видна вся непродуманность подготовляемых и во многом уже начатых перемен.
       Об этом говорят эксперты Всеобщей конфедерации труда — крупнейшего в стране объединения «новых», постсоветских профсоюзов. Прислушаемся же к аргументам профсоюзников.
       
       Известно, что у людей, занятых на вредных и особо вредных производствах, есть определенные льготы — это и дополнительные отпуска, и сокращенный рабочий день, и всевозможные доплаты. Разумеется, сказывалось это и на пенсиях, поскольку с фонда оплаты труда работодатель по старому законодательству платил строго определенный процент в Пенсионный фонд и при этом учитывались как основной заработок, так и доплаты «за вредность». Теперь, в случае принятия новых законов, надбавки к пенсии по прежней схеме сохранятся только для тех, кто уже выработал половину стажа на вредном производстве. Остальным фактически предлагается самостоятельно провести переговоры со своими работодателями и договориться о выборе сценария. Сценариев предлагают два.
       По первому работодатель обкладывается дополнительным налогом в размере 23 процентов фонда оплаты труда работников, занятых на вредных условиях, — для списка номер 1 или 9 процентов — для списка номер 2. Во втором случае работодатель не платит этого налога, зато выплачивает работникам уже сегодня увеличенные «надбавки за вредность», но и работник в таком случае лишается права на ранний выход на пенсию.
       И это тот случай, когда оба варианта хуже.
       Ну в самом деле, кто же из нынешних предпринимателей начнет добровольно платить какие-то дополнительные налоги? Ну издадут закон. Соберет директор своих мужиков, заломит перед ними шапку и поведает: «Мужики! Совсем власти прижали! Еще 23 процента хотят отобрать. Если буду платить, разорюсь — не разорюсь, но роста зарплаты вам не видать. Так что давайте, мужики, решайте: или тормозим рост зарплаты, или увольняем 23 процента работников, или делаем по-старому — и деньги получаем, и от налогов скрываемся». Одним словом, предложит получать «по-черному». Так вроде больше получается. Только от указанных в ведомости смехотворных семисот или тысячи рублей и процент будет смехотворный — что в страховой пенсионный фонд, что в накопительный, что в дополнительный.
       Второй вариант и того «смешнее» — соблазнит работодатель нынешними надбавками за счет завтрашней пенсии. То, что в 50 лет на вредном производстве станешь развалиной, — так это еще бабка надвое сказала, а надбавка — вот она, здесь, весомая, ощутимая... Но весомая и ощутимая она сегодня, а со временем путем нехитрых манипуляций можно постепенно сокращать ее удельный вес, скажем, за счет замедления роста основной зарплаты, отмены «обычных» премиальных, «тринадцатой» зарплаты и т.п.
       Не забудем, речь идет о вредных и особо вредных производствах. О тех, где гробят здоровье. Именно перед этими людьми, занятыми в стратегически важных для государства отраслях, ставят такой лукавый выбор. Люди ведь не сами пошли работать во вредных условиях. Их — назовем вещи своими именами — соблазнило государство. Приманило высокой зарплатой, длинным отпуском, ранней пенсией. Теперь государство умывает руки.
       И это мнение не одних только экспертов. «После форсированного принятия нового КЗоТа, где существенным образом ущемлены права трудящихся и профсоюзов, данный законопроект продолжает наступление на трудовые права и интересы работающих, — считает лидер Независимого профсоюза горняков России (НПГР) Николай Штырков. — По существу, приходит конец льготной пенсии. Ее заменяют компенсационной надбавкой к зарплате. Но это не защитит тех, кто потерял на работе здоровье. Ответственность переносится на уровень предприятия. Нетрудно догадаться, что это чревато жесткими социальными конфликтами... Кто в данный момент сильнее, тот и навяжет свою волю».
       Принцип «кто победил, тот и прав» в очередной раз торжествует. Причем легко предсказать, кто окажется победителем. Работодатели чутко реагируют на увеличение налогов. Они начнут сокращать рабочие места, снижать оплату труда. Проиграют, как всегда, работники.
       Но это на первых порах. В итоге же пострадают все. Общество, где все больше бедных, больных и озлобленных людей, не может иметь процветающую экономику.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera