Сюжеты

БЕЗ ВЕСТИ ПОПАВШИЕ

Этот материал вышел в № 32 от 06 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

После выступления президента Путина, осудившего нижегородский эксперимент, судьба первых альтернативщиков повисла на волоске Главный врач 1-й градской больницы Нижнего Валерий Яковлевич Липатов устал давать бесконечные интервью. — Замучили...


После выступления президента Путина, осудившего нижегородский эксперимент, судьба первых альтернативщиков повисла на волоске
       

  
       Главный врач 1-й градской больницы Нижнего Валерий Яковлевич Липатов устал давать бесконечные интервью.
       — Замучили вы меня уже. Скоро посадят.
       — За что?
       — «За что» — за то, что их взял…
       В последнее время он просто отсылает всех к главной медсестре Каратаевой…
       Есть 18 разрядов, классифицирующих работника больницы. Главврач Липатов носит восемнадцатый, ребята – «перворазрядники».
       Даже санитарка, достигшая потолка в профессии
       (5-й разряд), получает 680 рублей. Понятно, что санитары первого разряда больнице нужны хотя бы потому, что и на пятый желающих нет.
       — Нам бы еще три такие партии, – говорит главмедсестра, — было бы хорошо.
       Партия – это двадцать ребят, призванных на альтернативную гражданскую службу (АГС). Новых партий, очевидно, не будет. Возможно, и эту заберут…
       Ребятам здесь лучше, чем в казармах, и военных от этого коробит.
       Парни ходят с восьми до семнадцати туда-сюда с горшками, швабрами, тележками. Возят людей и тела.
       У тех, кто служит в больнице, есть относительная свобода действий, а также дивное ощущение, что делают они полезную работу, а не красят вечно бледную траву на территории части.
       Сева Курепин служит в гнойной хирургии, его первым приняли на АГС.
       Сева цитирует генерал-майора Волкова, областного военкома: «Допустим, из восьми часов пять они будут работать, а три часа заниматься с молоденькими медсестрами».
       — Он что, завидует? – недоумевает Сева.
       
       Провести эксперимент предложил Виктор Гурский, секретарь Нижегородской миротворческой группы. Мэр Лебедев поддержал идею. Экспериментаторы не собирались нарушать закон, но в то же время решили показать себя людьми «продвинутыми» и либеральными.
       Они говорят, что тем самым ускорили принятие закона, который военные «тормозили» двенадцать лет, и это правда. И плевать, из каких побуждений они все это затеяли. Ведь Конституция предусматривает право гражданина на альтернативную службу, как и закон «О воинской обязанности и военной службе». Есть еще и решение Конституционного суда о том, что отсутствие закона об АГС не может служить препятствием для реализации гражданином права на АГС. Не говоря уже о нескольких международных пактах, которые мы также подписали.
       И вот мэр Нижнего Лебедев со спокойной душой издал 27 июня распоряжение 1948-р «О проведении эксперимента по созданию механизма прохождения АГС в Нижнем Новгороде». А губернатор Ходырев с энтузиазмом поддержал и одобрил. Он говорил тогда: «мы первые, кто на свой страх и риск», «если опыт удастся, а уверенность в этом есть», «мы вместе с мэром приняли решение».
       Лебедев, Гурский, партия СПС, взявшая на себя почетную роль «политического защитника», Ходырев и Немцов были в фаворе. Собирали пресс-конференции и устраивали «круглые столы», говорили на дискуссиях.
       
       У эксперимента оказалось много врагов — почти все военные страны. «На местах» подрывную деятельность ведут и.о. прокурора города Денисов и облвоенком Волков. Горпрокуратура дважды опротестовывала решение мэра – сначала в районном, а потом в областном суде, который и признал его незаконным.
       Старания Волкова понятны – он идейный, но почему Денисов лезет из мундира вон?
       Гурский предполагает, что по карьерным соображениям: должность городского прокурора вскоре упразднят, а работать где-то надо. В «области» пообещали поспособствовать, если он «задушит» муниципальный отряд альтернативщиков. А облпрокуратуру попросили из Генпрокуратуры, Генпрокуратуру попросили из Генштаба…
       — Генерал Волков, облвоенком, — рассказывает Гурский, — по собственной инициативе взял «под личный контроль» одного призывника, желавшего идти на АГС…
       Год назад призывник Б-в, парень из глухого нижегородского села, написал заявление на альтернативную службу. Сам, без прикрытия. И тут же, несчастный, попал под пресс генерала Волкова.
       Волков, как утверждает Гурский, организовал Б-ву веселую жизнь и «особые условия содержания». Б-ву дали полгода (два месяца отсидел в СИЗО, потом еще четыре – на поселении). В декабре в село заехали немецкие журналисты, и Б-в – с условием, что материал не покажут в России, — рассказал им, что в СИЗО был изнасилован…
       …Все парни, которые пока избегают участи Б-ва, разговаривают с журналистами свободно и запросто. Они рады вниманию — чем больше шума, тем стеснительнее будут душители…
       
       Раньше отрядом альтернативщиков руководил Василий Антипов, заместитель генерала Павлова — идейного противника генерала Волкова. А после того, как областной суд 15 февраля с.г. признал проведение эксперимента незаконным, ребята фактически работают, а не служат, и никто за ними не следит.
       Эксперимент как бы приостановили, а ребята уже как бы преступники… Все «как бы», но работать они должны по-настоящему, потому что если они завтра не выйдут на работу, то у и.о. прокурора Денисова будет законный повод сразу же их наказать.
       Ведь даже несмотря на решение облсуда, оставалась надежда, что ребят все-таки не тронут. И даже если бы военные плюнули на священную книжку Конституции, забрить парней в казармы они не могли.
       Но после эпохального заявления Путина, сделанного в редакции «Известий» (президент попросил обратить внимание на самоуправство и личный пиар, который творит мэр Лебедев), стало ясно, что ребят теперь уж точно не оставят в покое и военные получили право найти повод, чтобы сделать пакость.
       Сева показал ксерокопию письма № 03/3-01 от 21 февраля, которое прислали всем ребятам из горпрокуратуры: мол, решение мэра об АГС было принято в нарушение п. 5 ст. 28 федерального закона о «Воинской обязанности и военной службе», в связи с чем постановлением призывной комиссии Нижегородской области от 30.01.2001 оно отменено. А уже 26 февраля председатель областной призывной комиссии г-н Кириенко отправляет облвоенкому Волкову письмо за № 04/152, в котором сообщает, что «анализ протоколов заседаний областной призывной комиссии от 30.01.02 показал, что на заседаниях отсутствовал необходимый кворум». Т.е. решение недействительно.
       Ребята так и не поняли, чего от них хотели…
       И защитники куда-то подевались…
       Губернатор Ходырев уже говорит, что будет просить за ребят перед прокурором области, тем самым признавая, что да, они нарушили закон.
       
       Альтернативщики, как и десантники, все разные. Один — «из православия», трое – адвентисты седьмого дня, остальные – т.н. пацифисты…
       16 октября состоялось заседание «показательной» городской призывной комиссии, накануне отобрали сорок кандидатов, из которых на АГС и записали двадцать первых.
       Кандидатов, кстати, было больше: один божился, что видеть не может спускового крючка, его сразу «тошнит и рвет», а проверили – работает охранником в фирме, в тире тренируется; другому еще не сняли судимость за ношение холодного оружия; мама третьего пришла в офис миротворческой группы, просит, чтобы сына, написавшего заявление на АГС, забрали в «нормальную армию», лучше, если подальше от дома, потому что жить с этим «поцифистом» (орфография заявления. — Ю. С.) нету никакой мочи – бьет домашних. И т.д.
       Таких Гурский и председатель «миротворцев» Нина Таганкина отсеивали.
       И вот двадцать оставшихся ходят теперь в зеленых костюмах с надписью «Альтернативная гражданская служба». Одежду им пошили за счет фонда Форда — летнюю и зимнюю, плюс компенсация питания – два доллара в день на одну трудовую ложку и компенсация транспорта – триста рублей в месяц. Понятно, что ребятам повезло. Когда примут закон, тем «счастливцам», которым удастся доказать, что они боятся ружья, наверняка придется служить в условиях, приближенных к отвратительным. Жить на больничные заработки, конечно, нельзя. Но, в принципе, еще остается время, чтобы немного заработать. Поэтому кто-то сидит на шее у родителей, а Сева, увлекающийся астрологией, сидит и сочиняет прогнозы – за два часа и двести пятьдесят рублей штука.
       Севе скоро двадцать пять. В принципе, два года побегать. Ну или заплатить мог.
       Когда он пришел в свой военкомат — уже после того, как поднялась шумиха, — майор ему сказал укоризненно: «Надо было через низ попробовать, а ты через верхи попер!»
       Они, все двадцать, «поперли через верхи», и шумиха вокруг эксперимента их вряд ли спасет. Конечно, решение мэра Лебедева нельзя признать незаконным, не нарушив Конституции. Но ведь президент высказался...
       Поэтому для них есть два выхода. Либо депутаты впишут в закон примерно такую строчку: «Призванные на АГС до вступления в силу федерального закона признаются нормальными людьми, не преступниками, и могут дослужить свой срок». Либо надо идти в Конституционный суд, а затем, потому что президент уже высказался, быстренько – в Европейский, по правам человека…
       Плохо и то, что работают они в муниципальной больнице, а в проекте закона, который примут, есть другая, «неудобная строчка» – «рабочие места могут относиться только к объектам федерального уровня». Очень важная, кстати, зацепка для противников… Но в армию им идти никак нельзя, потому что в таком случае каждому из них грозит перспектива призывника Б-ва. Как минимум…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera