Сюжеты

ПОДВИГ КОТЛЕТЧИЦЫ

Этот материал вышел в № 32 от 06 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кухарки не научились управлять государством, но разрушить бизнес-империю могут Каждый раз, когда из-за спора хозяйствующих субъектов разгорается скандал, у стороннего наблюдателя возникает ощущение, что это уже было. Это похоже на кино....


Кухарки не научились управлять государством, но разрушить бизнес-империю могут
       
       Каждый раз, когда из-за спора хозяйствующих субъектов разгорается скандал, у стороннего наблюдателя возникает ощущение, что это уже было. Это похоже на кино. Или на цирк, или театр. Во всяком случае все, происходящее там, идет по каким-то своим правилам, по воле всемогущих героев, негодяев и прочих олигархов, а простого человека не касается. Обыкновенных людей – тех, кто работает среди других обыкновенных, ездит в троллейбусе и ходит за покупками на рынок, это вроде не затрагивает. Но так только кажется.
       
       Роль личности в истории в последнее время как-то недооценивается. Сейчас принято считать, что вершители судеб обитают в кремлях и роскошных резиденциях с охраной. Но, как показывает практика, и сегодня в жизни простых людей есть место подвигу.
       Повар столовой чуть не развернула вспять ход борьбы двух нефтяных империй. Нет, она не могла отравить одного из ключевых участников. Просто она была использована как инструмент, скажем мягко, не очень честной игры.
       
       Новоуренгойское газодобывающее предприятие «Роспан» стало яблоком раздора для двух нефтяных компаний – ЮКОС и ТНК. Об этом скандале в последние несколько недель в прессе сказано достаточно много, но для ясности объясним суть конфликта. ЮКОС стал хозяином «Роспана», купив контрольный пакет его акций, а Тюменская нефтяная компания через подконтрольные ей фирмы стала кредитором газодобывающего предприятия, скупив его долги. Не надо быть специалистом в экономике, финансах и юриспруденции, чтобы понять возникший расклад: раз ЮКОС хозяин предприятия — значит, он должен погасить его долги; раз ТНК хозяин долгов — она должна взыскать их с должника. Это, так сказать, простая логика экономических отношений. Однако в истории с «Роспаном» все с точностью до наоборот: ЮКОС хочет выплатить все долги, а ТНК всячески открещивается от их получения. Логика такая: прибрать к рукам, не вкладываясь в акции. Иными словами, по дешевке. Ради этого была инициирована процедура банкротства. Ради этого ТНК отказывается взять деньги, депонированные акционерами «Роспана» на счете нотариуса. Правда, делает это не демонстративно, а цепляясь за разные юридические шероховатости, которые упорно и тщательно изыскивает в законодательстве, благо последнее сегодня пока еще далеко от совершенства. Надо сказать, в Тюменской нефтяной компании работают действительно грамотные юристы; они объяснили топ-менеджерам ТНК, что если взять деньги, то исчезнет основание для процедуры конкурсного управления, в итоге ТНК просто вернет свои деньги, а «Роспан» останется в собственности нынешних акционеров.
       К слову, ЮКОС предложил тюменцам купить часть акций «Роспана», но это предложение было принято без энтузиазма. Если платить за газовое предприятие реальные деньги, исходя из рыночной стоимости его активов, то надо раскошеливаться на совсем другую сумму. По сравнению с ней нынешние три миллиарда рублей, вложенные в долги «Роспана», — просто мелочь. В то же время, если грамотно использовать «черные» юридические схемы захвата собственности, можно получить имущество «Роспана» просто так. Короче, ТНК, невзирая на юридическую слабость своей позиции и махнув рукой на бизнес-этику и элементарные правила приличия, продолжает попытки отнять чужое имущество через процедуру банкротства.
       Ну дерутся нефтяные магнаты – ну и что? Это не касается простых людей, скажете вы. И ошибетесь.
       
       Конфликт коснулся в первую очередь, конечно, уренгойских рабочих «Роспана». Когда конкурсный управляющий Михаил Рубцов, назначенный судом, начал процедуру оздоровления газодобывающего предприятия, их зарплата почему-то съежилась и возникли странности с ее выплатой. В это же время господин Рубцов сделал несколько нововведений в деятельности «Роспана». Теперь финансовые и товарные потоки предприятия, которое он пришел оздоравливать, запутались в каких-то странных звеньях темных посреднических фирм.
       «Оздоровительные процедуры», примененные «доктором» Рубцовым к газовому предприятию, только ухудшили его положение. Добыча и продажа газа во время нахождения Рубцова у штурвала предприятия не прекращались, а вот денег почему-то стало не хватать. Деньги уплывали из баланса «Роспана» в направлении, известном только самому Рубцову. Где они оседали, вопрос риторический. Но закон сохранения энергии работал, как и должен, исправно: если куда-то деньги уходили из «Роспана», то ровно на эту же сумму их становилось недостаточно для оплаты текущих расходов газового предприятия.
       Чем больше управляющий Рубцов «лечил» «Роспан», тем больше у предприятия возникало трудностей. Господин Рубцов работал, как выяснилось, не столько реаниматором предприятия, сколько его могильщиком.
       
       Но нехватку денег ощутили не только рабочие месторождения в Сибири, где находятся промышленные активы газодобытчиков. Эта печальная участь коснулась и работников московского офиса «Роспана», им тоже стали задерживать зарплату. И одна из работниц, а именно повар столовой московского офиса, подала жалобу в суд. Беда ее, как следовало из жалобы, заключалась в том, что ей не выдали зарплату за январь и февраль. Однако вот ведь странное дело: в содержании жалобы не было требования выплатить заработанные деньги. Ни слова о желании получить зарплату. Да и сама жалоба была выдвинута не против роспановской администрации. Как оказалось, госпожу повара мучил тот факт, что некое ЗАО перечислило на депозитный счет некоего нотариуса три с чем-то миллиарда рублей для выплаты долгов «Роспана». Вероятно, во время приготовления котлет, борщей и пончиков повар Ираида Ворначева изучала юридические тонкости процедуры банкротства, в которой находилось предприятие, где она трудилась уже около трех лет. В результате в голове повара возникла идея пожаловаться в суд, которую она и реализовала первого апреля сего года, обратившись в Люблинский районный суд г. Москвы. Состоящая из полдюжины страниц, жалоба изобиловала такими юридическими тонкостями, что даже опытный юрист мог бы позавидовать повару Ворначевой в знании юридической казуистики действующего законодательства и деталей судебных тяжб «Роспана». Но главное, ни юрист, ни студент юрфака МГУ, ни кто-то другой просто так, с ходу не смог бы понять, что за интерес преследовала жалобщица.
       Ну должен «Роспан» нескольким фирмам три с лишним миллиарда. Ну хочет акционер «Роспана» рассчитаться с кредиторами. Ну перечислил он на депозит нотариуса этот злосчастный долг. Где же здесь ущемленные права повара?
       О, читатель, вы не знаете, что такое реестр кредиторов. А Ираида Ворначева, оказывается, знает. Она добыла где-то реестр кредиторов «Роспана» и, к своему изумлению, обнаружила, что ее там нет. Выходило так, что фирмы-кредиторы смогут получить свои три и сколько-то там еще миллиарда, а Ираида Анатольевна свои две зарплаты – нет. Вообще-то, работая в небольшом коллективе московского офиса, где сослуживцы всегда были очень довольны ее поварским искусством, она прекрасно знала, что зарплата персоналу всегда выплачивается, хотя и с небольшой задержкой, – работа идет «под Рубцовым» все-таки. Тем не менее, очевидно, дабы предотвратить эту трагическую несправедливость, повар потребовала, чтобы нотариус не стал рассчитываться с кредиторами, а вернул деньги акционеру…
       
       Требование повара с точки зрения нормальной человеческой логики было абсурдным и неуместным. Можно даже предположить, что госпожа Ворначева не только не разбирается в юридических «наворотах», из которых состояла жалоба Ираиды Анатольевны, но вообще плохо представляет себе механизм банкротства, права кредиторов. Хотя, может быть, юристы Тюменской нефтяной компании ради соблюдения приличий хотя бы объяснили ей, что такое реестр кредиторов. Во всяком случае, на судебное заседание по ее жалобе прибыли несколько столичных адвокатов. Они приехали отстаивать интересы госпожи Ворначевой… Не думайте, что Тюменскую нефтяную компанию так волнует зарплата повара. Просто если бы суд принял одиозное (но теоретически легальное) решение об удовлетворении абсурдного требования жалобы, ТНК смогла бы заявить, что ей не дали положенных трех миллиардов и что банкротство по-прежнему необходимо для взыскания долга… Но позиция Ворначевой изменилась, и она отозвала свою жалобу.
       Если бы жалоба была удовлетворена судом, история скандального банкротства «Роспана» могла бы получить непредсказуемое продолжение. В борьбе двух нефтяных гигантов повар столовой могла бы сыграть роль Павлика Морозова. Но обошлось.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera