Сюжеты

МОЖНО ЛИ СТУЧАТЬ КРАСКАМИ?

Этот материал вышел в № 32 от 06 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Художники на Горбатом мосту Несколько лет назад здесь стучали касками по брусчатке и голодали шахтеры. А теперь на площади у Горбатого мостика рядом с Белым домом на свою «маевку» собрались... московские художники. Плакаты, сбор подписей,...


Художники на Горбатом мосту
       

  
       Несколько лет назад здесь стучали касками по брусчатке и голодали шахтеры. А теперь на площади у Горбатого мостика рядом с Белым домом на свою «маевку» собрались... московские художники.
       Плакаты, сбор подписей, возмущенные речи с трибуны. Публика одета скромно. Много плакатов: «Творчество – не коммерция!», «Чиновники, перестаньте душить культуру!», «Творческие мастерские – рабочее место художников», «Художник, лишенный мастерской, – бомж», «Требуем принять закон о творческих союзах!», «Искусство не может быть окупаемым!»...
       Место творца — у мольберта, в мастерской. Но никак не на митингующей площади. Художник и митинг – это нонсенс, политический новояз.
       Что заставило мастеров кисти и резца, проявляя пролетарскую солидарность, выйти на площадь по всем правилам «классовой» борьбы?
       Они отвечают: «Мы защищаем свои конституционные права». Утверждают, что против них чиновники развязали настоящий экономический террор, что правовое положение творческих работников и творческих союзов фактически не регулируется законами Российской Федерации.
       Они заявляют: «После так называемого дефолта женщины-художницы не могут получать оплачиваемые декретные отпуска и льготы на детей. Трудовой стаж многих художников прервался в 1991 году. Пенсии начисляются по заработкам до 1991 года. Продажа произведений искусства приравнена к комиссионной торговле. В отсутствие закона о творческих работниках чиновники относят нас то к предпринимателям, то к производственникам, то к лицензированным индивидуалам разных профессий. Мы ощущаем себя выброшенными из сферы действия новых законов».
       Однако больше всего на митинге бастующие возмущались резким – в двадцать раз! – повышением минимальной арендной платы за творческие мастерские и студии.
       «Это ставит нас на грань выживания, – объясняли митингующие, — нас практически лишают рабочих мест и средств к существованию. Ведь мы не имеем трудовых книжек, не получаем зарплат. Живем, рассчитывая только на свои руки и свой талант».
       «Нельзя ставить знак равенства между художником и «крутым» бизнесменом, заявляя, что оба делают деньги. Нельзя ставить в одинаковые экономические условия мастерскую художника и завод по производству «Мерседесов»!» — выкрикивали выступающие.
       Последним криком отчаяния звучали слова: «Господа чиновники! Если профессиональное искусство не нужно России, закройте художественные школы и вузы – чтобы не воспроизводить новых художников, не вгонять их в экономическое рабство. Закройте выставочные залы и музеи, предоставьте полную свободу коммерсантам создавать новый мир».
       Чтобы взвесить аргументы сторон и быть объективной, я позвонила в департамент государственного и муниципального имущества Москвы.
       «Я ничего не знаю о проведенном митинге, и никаких обращений или петиций мы от художников не получали, – ответил мне первый зампредседателя департамента Владимир Авеков. – И вообще откуда эта жуткая цифра – в 20 раз? Мы живем в условиях рынка. Действительно, с 1 апреля этого года повысили минимальную годовую арендную плату. Но не в 20 раз, а с 420 до 490 руб. за 1 кв. метр. Художников, видимо, кто-то использует в своих целях, и этот митинг — чья-то продуманная провокация».
       Зампредседателя правления МОСХа заслуженный художник России Виктор Глухов пояснил ситуацию по-своему: «До 1 апреля мы имели льготы на оплату аренды мастерских — на основании постановления № 689 правительства Москвы — в размере одной четверти минимальной оплаты труда, то есть около 30 рублей за квадратный метр. Московские чиновники новым постановлением № 68-ПП отменили льготы и подняли годовую арендную плату до 490 руб., то есть в двадцать раз! Плюс коммунальные услуги, плюс недавно введенная арендная плата за землю. А ведь у большинства пенсия — всего две тысячи рублей!».
       Директор центра хозяйственного обслуживания Союза художников Москвы Левон Карапетян сообщил, что 3200 мастерских, находящиеся в распоряжении московских художников, общей площадью 190 тыс. кв. метров — это в основном коммуналки, подвалы, мансардные, первые этажи, то есть достаточно ветхий нежилой фонд. По его мнению, девяносто процентов художников не смогут оплачивать мастерские по новым расценкам.
       Муниципальные чиновники в свою очередь обвиняют художников в том, что те, имея льготы на оплату мастерских, сдают их в подаренду по коммерческим ценам, что подтверждается результатами выборочных проверок. А некоторые имеют даже по нескольку мастерских.
       Какой может быть выход из сложившейся ситуации? Что делать?
       Человечество не придумало иного решения споров, кроме как пытаться разговаривать. Конфликт разрешим только тогда, когда стороны слышат друг друга.
       А пока художники и муниципалы – по разные стороны баррикад.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera