Сюжеты

В ДЖЕНИНЕ Я ОСНОВАЛ ГОСУДАРСТВО ПАЛЕСТИНЦЕВ

Этот материал вышел в № 32 от 06 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

105 лет назад, через день после Первого конгресса сионистов в Базеле, Теодор Херцль написал в своем дневнике: «В Базеле я основал государство евреев». На этой неделе Ариэль Шарон должен был написать в своем дневнике: «В Дженине я основал...


       
       105 лет назад, через день после Первого конгресса сионистов в Базеле, Теодор Херцль написал в своем дневнике: «В Базеле я основал государство евреев». На этой неделе Ариэль Шарон должен был написать в своем дневнике: «В Дженине я основал государство палестинцев».
       Конечно, это не так. Совсем наоборот, он намеревался уничтожить палестинскую нацию, ее институты и ее лидеров, раз и навсегда оставив только осколки от нации, которые можно выбросить в любом месте.
       На самом деле случилось нечто противоположное. Перед лицом самой большой военной машины в регионе и лучшего вооружения в мире, погруженные в море страданий, окруженные погибшими, палестинцы как никогда распрямили спину.
       В лагере беженцев около Дженина группа палестинских бойцов из всех организаций собралась на его защиту, которая навсегда останется в сердцах арабов. Палестинская Массада – как назвал это один израиль-
       ский офицер, проводя параллель с легендарным противостоянием великого еврейского восстания против Рима в 71 году н.э.
       Когда международные СМИ больше не могут не освещать проблему и публикуют ужасающие фотографии, в сознании возникают только два варианта: Дженин – это место бойни, вторая Сабра и Шатила, или же Дженин — это палестинский Сталинград — история бессмертного героизма. Второй, безусловно, является превалирующим.
       Нации построены на мифах. Я был воспитан на мифах Массада и Тел-Чай, они формировали сознание новой еврейской нации. (В Тел-Чае в 1920 году группа еврейских бойцов, ведомых единственным вооруженным героем Иосифом Трумпелдором, была уничтожена в столкновении с сирийскими боевиками, воевавшими против французов.) Мифы Дженина и блокада Арафата в Рамалле сформируют сознание новой палестинской нации.
       Примитивная военная машина, которая все рассматривает через призму огневой мощи и подсчета трупов, этого не поймет. Но Наполеон, военный гений, говорил, что на войне мораль влияет на три четверти, а фактический баланс сил – на одну четверть исхода.
       Что касается военного баланса – тут все понятно. Убиты несколько десятков израильских солдат, мертвы сотни палестинцев. Израиль не подвергся никаким разрушениям, многие палестинские города разрушены. Основной объявленной целью было «разрушение инфраструктуры террора». Это определение само по себе бессмысленно: «инфраструктура террора» находится в душах миллионов палестинцев и десятков миллионов арабов, чьи сердца переполнены яростью. Чем больше погибает бойцов и террористов-самоубийц, тем больше бойцов и террористов-самоубийц готовы занять их места. Мы видели «лаборатории взрывчатых веществ» – мешочки с веществами, которые можно приобрести в израильских магазинах. IDF (силы обороны Израиля) с гордостью сообщают о том, что нашли десятки подобных лабораторий. В скором времени будет сотня других.
       Когда десятки раненых людей лежат на улицах и медленно истекают кровью, поскольку армия обстреливает все двигающиеся машины «скорой помощи», — это приводит к ненависти. Когда солдаты тайно хоронят сотни тел мужчин, женщин и детей – это приводит к ненависти.
       Когда танки разрушают машины, дома, линии электропередачи, водопровод, оставляя за собой тысячи бездомных людей и детей, вынужденных пить из луж на улице, – это приводит к ненависти.
       Палестинский ребенок, видящий все это, завтра становится террористом-самоубийцей. Таким образом Шарон создает инфраструктуру террора. Между тем они создали устои палестинского народа и палестинского государства. Люди видели своих бойцов в Дженине и верят, что они намного большие герои, чем израильские солдаты, защищенные тяжелыми танками. Они видели своего лидера в исторических кадрах по ТВ, его лицо, освещенное единственной свечой в темноте, его окружение, готовое на смерть в любой момент, и сравнивают их с израильскими министрами, сидящими в своих офисах далеко от линии фронта и окруженными ордами телохранителей. Таким образом зарождается чувство национальной гордости.
       Ничего хорошего для израильтян не получится из этой авантюры, как не выходило ничего хорошего и из предыдущих авантюр Шарона.
       Концепция этой операции была глупа, ее воплощение было жестоким, последствия будут разрушительными. Это не принесет мира и безопасности, не решит никаких проблем, но это изолирует Израиль, поставит в опасность евреев по всему миру.
       В конце следует помнить только одну вещь: наша гигантская военная машина напала на маленький палестинский народ, и маленький палестинский народ и его лидер продержались. В глазах палестинцев, и не только в их глазах, это будет выглядеть великой победой, победой современного Давида над Голиафом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera