Сюжеты

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ У НАС САМАЯ ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ

Этот материал вышел в № 33 от 13 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как при помощи судебных исков Межпромбанк и Кo пытаются расправиться с «Новой газетой» В последних самых громких и самых разных конфликтах вокруг СМИ есть одно общее: идет наработка нетрадиционных приемов борьбы с неугодной прессой....


Как при помощи судебных исков Межпромбанк и Кo пытаются расправиться с «Новой газетой»
       
       В последних самых громких и самых разных конфликтах вокруг СМИ есть одно общее: идет наработка нетрадиционных приемов борьбы с неугодной прессой.
       Способов много. Можно, подкараулив журналиста в темном подъезде или на многолюдной улице, раз и навсегда отучить его от вредной привычки лезть не в свое дело. Как случилось недавно с редактором «Тольяттинского обозрения» и чуть было не случилось с нашим сочинским корреспондентом Сергеем Золовкиным.
       А еще раньше (ровно два года назад) лишили жизни нашего завотделом Игоря Домникова.
       Еще лучше — сменить владельцев и руководство самого СМИ. Так «сработали» с телеканалами НТВ и ТВ-6. Эффективно, но хлопотно. Гораздо проще «выкатить» неугодному изданию судебный иск на восьмизначную сумму. Особенно если и у самих судейских есть веские причины не любить газету.
       Именно так решил расправиться с «Новой газетой» один из персонажей наших публикаций Сергей Пугачев. Да, тот самый, что считается «серым кардиналом» кремлевских «чекистов» и самым православным олигархом всея Руси…
       Собственно статья Олега Лурье «Путин любит лыжи. Ну и при чем здесь Пугачев?», опубликованная «Новой газетой» 26 ноября прошлого года, касалась прежде всего самого Пугачева. Правда, упоминался и Межпромбанк, создателем, главой и владельцем которого был новоиспеченный сенатор от самой православной в России Республики Тува.
       Но почему-то не Пугачев, а именно ООО «Межпромбанк» (лицо юридическое, хотя и не вполне соответствующее требованиям Центробанка по своей организационно-правовой форме — но это так, к слову) обиделось за свою деловую репутацию и честь своего патрона. И именно это обстоятельство несколько сузило (особенно что касается чести) исковые требования и усложнило (казалось бы) основную задачу: «поставить на деньги» газету.
       Не будем пересказывать содержание статьи — читатели могут найти ее в подшивках или в интернете (там, кстати, много аналогичных публикаций и из других изданий). Скажем сразу, что Басманный межмуниципальный суд признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Межпромбанка сведения, содержащиеся в двух фрагментах довольно большой статьи:
       «…именно госпожа Раздорская являлась связующим звеном между Сергеем Пугачевым и организаторами аферы с «Бэнк оф Нью-Йорк», через который перемывались российские деньги, в том числе и межпромбанковские» и
       «…российский Межпромбанк и его глава господин Пугачев, вероятно, имеют достаточно прямое отношение к отмыванию денег. Мы знаем о целом ряде сомнительных передвижений крупных денежных сумм, и, вполне возможно, у нас возникнут определенные вопросы к господину Пугачеву. Эти вопросы будут касаться не только «БОНИ», но и других афер, связанных с русской мафией…».
       Заметим: не оспаривались, не признаны недостоверными и порочащими иные сведения, содержащиеся в статье. Ну, например, причастность Межпромбанка к кредитным карточкам Бориса Ельцина и его дочерей, обнаруженным в кабинете главы «Мабетекса», с которым у Пугачева были плодотворный совместный бизнес и деловые отношения. Или упоминание этой фамилии генеральным прокурором Женевы Бертраном Бертосса среди десятка российских политиков и бизнесменов, имевших, по мнению швейцарских правоохранителей, отношение к отмыванию денег через банки Швейцарии. Ну и, конечно, сведения об «особых» отношениях Пугачева с президентом — миф, активно культивировавшийся в последнее время, что, собственно, и было главной темой статьи, вынесенной и в ее заголовок.
       А теперь внимание: мы признаем за судом право на собственную трактовку достоверности или недостоверности тех или иных сведений, а уж тем более право их оценки на предмет «порочности». Мы и не оспариваем решение суда в этой части, хотя не согласны с ним. А не согласны потому, что сведения из первого «фрагмента», например, растиражированы средствами информации как до, так и после нас, и никто, кстати, не опроверг, что Элеонора Раздорская имела совместный бизнес с владельцем скандально известной фирмы «Бенекс» Петром Берлиным и при этом работала вице-президентом пугачевского Межпромбанка.
       Что же до второго «фрагмента», то это вообще мнение (закавыченное, между прочим) сотрудника русского отдела ФБР США. Да и высказано оно — вчитайтесь — в форме предположения, на которое у правоохранительных органов США, занимающихся расследованием финансовых афер через счета «БОНИ», имелись, видимо, достаточно веские основания.
       Как бы то ни было, мы готовы выполнить решение суда и опубликовать опровержение, которое единственно и может быть формой восстановления репутации, если уж ей действительно нанесен ущерб. Но опровержения этой компании мало, им нужно наказать газету, «позволившую себе…».
       И тут самое время поговорить о деньгах. Потому что именно якобы понесенные банком убытки являются пугачевским ноу-хау в попытке расправиться с газетой. А в случае судебной победы создается опасный прецедент.
       
       Банк оценил убытки от нашей публикации в 30 миллионов рублей. Суд приговорил к пятнадцати.
       Помните, мы акцентировали: истцом в нашем случае выступает юридическое лицо. Будь это лицо физическое, ему достаточно было назвать сумму компенсации причиненного морального вреда, не утруждая себя доказательствами. Остальное зависит от судьи — его принципиальности, здравого смысла и просто совести.
       Лицо же юридическое ни физических, ни нравственных страданий, как вы понимаете, испытывать не может. А значит, если хочет взыскать с обидчика деньги, должно доказать понесенные убытки. Именно доказать. Судья лишь оценивает эти доказательства. Но опять же в зависимости от собственной принципиальности, здравого смысла и совести. А вот сумма иска от него уже не зависит. Или соглашайся в полном объеме, или отказывай.
       
       Катастрофические последствия одной-единственной публикации, точнее двух ее «фрагментов», едва не приведших к летальному исходу одно из крупнейших кредитных учреждений страны, по версии представителей Межпромбанка, выглядели так: «Сразу после опубликования названной статьи, — цитируем Дополнение к исковому заявлению, — многие клиенты истца обратились к нему с просьбой дать комментарии вышедшей публикации. …Несмотря на заверения руководства банка о том, что банк... как всегда, сохраняет устойчивое финансовое положение… некоторые клиенты банка закрыли имеющиеся в нем счета, некоторые отозвали денежные средства, доверенные банку».
       Однако в деле фигурирует один-единственный случай — с неким ООО «Вестстройсервис». Эта солидная организация с уставным капиталом аж в восемь тысяч российских рублей, имеющая на своем счету нулевой остаток, накануне публикации получает перевод в 310 миллионов рублей. Через пару дней, то есть за три дня до публикации, банк подписывает с «Вестстройсервисом» «дополнительное соглашение» о так называемом «неснижаемом остатке» в 300 миллионов, на который обязался начислить 10% годовых по истечении срока действия соглашения, то есть через год.
       Деньги клиента, по версии банка (именно по версии, потому что иных доказательств нет), он намеревался одолжить некоему ОАО «Концерн «Утэк», с которым подписал соответствующий кредитный договор сроком на два года. Но 26 ноября (то есть прямо в день выхода статьи) одно общество с ограниченной ответственностью («Вестстройсервис»), с ужасом обнаружив, что незапятнанная деловая репутация другого общества с ограниченной ответственностью (Межпромбанка) поставлена под сомнение, направило последнему письмо с предложением расторгнуть дополнительное соглашение и поручило перечислить средства со своего счета на счет еще одного ООО — «Бизнес-мастер-2000».
       Вот так не в меру щепетильный «Вестстройсервис», «поверив продажным журналистам», а не честным банкирам, чуть было не разорил детище российского олигарха. Штраф за непредоставленный кредит — 15 миллионов. Упущенная выгода по процентам за кредит — еще 15. Выполнить обязательства перед «Утэком» за счет собственных средств или денег других клиентов банк почему-то не смог…
       Мы вас не утомили, читатель? Но дальше — проще. Только запомните названия трех фирм-фигурантов: «Вестстройсервис», «Бизнес-мастер-2000», «Утэк». Поехали!
       Первое. Все три фирмы, так или иначе причастные к убыткам Межпромбанка, имеют в нем счета. Деньги, которые «Вестстройсервис» снял со своего счета в МПБ, он перечислил «Бизнес-мастеру» на счет… в том же МПБ. То есть, выражаясь языком криминальной хроники, деньги «из здания не выносили». Доказательство — платежное поручение № 51 от 26 ноября 2001 г.
       Второе. Деньги, полученные «Вестстройсервисом» 21 ноября как средства по договору № 018 от 21 ноября, пришли от… «Бизнес-мастера». И туда же вернулись — как средства по договору № 018. Доказательство — выписки из лицевого счета клиента.
       Третье. Требование Басманного суда к руководителю ООО «Вестстройсервис» явиться в качестве свидетеля в судебное заседание, предоставив копию странного договора № 018, направленное по ходатайству ответчика, вернулось с отметкой почты: «По указанному адресу не значится…»
       Четвертое. Внимание, читатель: договор о предоставлении кредита «Утэку» подписан 20 ноября, когда денег на счету «Вестстройсервиса», предназначенных для этого, по утверждению банка (только по утверждению, иных доказательств нет), еще не было, как не было и дополнительного соглашения о «неснижаемом остатке». Значит, планировать выдачу кредита банк должен был, исходя из иных ресурсов.
       Пятое. По закону клиент банка имеет право в любое время и без объяснения причин расторгнуть договор банковского счета и закрыть счет. Так что никакое «допсоглашение» не могло гарантировать право банка использовать средства одного клиента для предоставления кредита другому. Пленум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 19.04.99 г. № 5 (п. 11) обратил внимание арбитражных судов, что «законом не предусмотрено возможности ограничения права клиента на расторжение договора» банковского счета, а при наличии таких условий («допсоглашение о неснижаемом остатке», например) рекомендовал расценивать их «как ничтожные», то есть незаконные.
       Подведем итог. Истец не доказал, что между публикацией в газете, закрытием счета «Вестстройсервисом» и невозможностью выполнить свои обязательства по предоставлению кредита «Утэку» существует причинно-следственная связь. А именно это и обязан был сделать, обосновывая понесенные убытки из-за публикации в газете.
       Впрочем, если бы он это доказал, то опорочил бы свою деловую репутацию в гораздо большей степени, чем все публикации в «Новой газете». Ибо что это за банк, благосостояние которого подорвало бегство одного не самого богатого вкладчика, а репутацию — одна газетная статья?
       Мы не знаем, какие отношения связывают названные здесь организации, их руководителей и владельцев. Мы не знаем всех тонкостей банковских проводок — это дело специально обученных людей. Поэтому не можем утверждать, что вся эта комбинация выстроена задним числом или просто «подкорректирована» с единственной целью — покарать газету. Но предположить можем.
       
       Любой арбитражный суд, привычно разрешающий хозяйственные споры юридических лиц (а именно таков характер дела об убытках), не удовлетворился бы аргументами истца. Кстати, и Басманный суд, отклонив требование Межпромбанка о взыскании с газеты реального ущерба, выраженного в уплате штрафа за непредоставление кредита, справедливо указал, что «… невозможность предоставления кредита по кредитному договору какому-либо лицу не может быть поставлена в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий, в том числе от размещения в банке денежных средств одного лишь клиента».
       Зато в случае с «упущенной выгодой» суд такую «зависимость» как-то усмотрел. Но ведь и уплата штрафа (реальный ущерб), и неполученные проценты за кредит (упущенная выгода) могут иметь только одно и то же основание — невозможность предоставить кредит ввиду отзыва денежных средств.
       То, что один вывод противоречит другому, суд никак не мотивировал. В результате решение стало приговором, мало отличающимся от расстрельного: «Взыскать… в счет возмещения убытков 15 000 000 (пятнадцать миллионов) рублей».
       Отменить фактическую ликвидацию издания ввиду достаточной ясности обстоятельств могла бы Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, но она оставила решение в силе.
       Судя по тому, как шло обсуждение в судебном заседании, какие вопросы задавали судьи истцам и ответчикам, как долго спорили, удалившись на совещание, вердикт дался им нелегко. Но говаривал же один член Верховного суда СССР, выносивший только смертные приговоры: «Слушаю — сердце кровью обливается, но ухожу в совещательную комнату и беру себя в руки…».
       Судьба независимой прессы не первый раз оказывается в руках суда. К сожалению, все чаще «четвертая власть» начисто проигрывает власти судебной. Несовершенство нашего законодательства о СМИ не в том, что президент, министр или депутаты — то есть «первая» и «вторая» власти, — как простые граждане, должны искать защиту в суде. Это как раз правильно. А вот «третья власть» может защитить себя сама. Решайте: кто из них опаснее для прессы?
       Мы не знаем, но можем догадываться, кто «стоял за спиной» у судей в совещательной комнате и помогал им «взять себя в руки». Вряд ли совпадение, что всего за несколько дней до беспрецедентного решения Басманного суда «Новая газета» опубликовала резкую, но аргументированную статью о ситуации в судах города Москвы с жесткой критикой председателя Мосгорсуда Егоровой. Реакции не последовало. Точнее, она последовала, но совсем иначе…
       Ну а Межпромбанк и его ноу-хау? Может быть, он просто оказался «в нужном месте, в нужный час»?..
       
       P.S. Нами направлена жалоба прокурору г. Москвы, в которой мы просим, проверив настоящее дело в порядке надзора, опротестовать судебные акты по нему в президиум Мосгорсуда.
       Дополнительно мы просим работников прокуратуры проверить достоверность аргументов истца, чтобы исключить сомнения в возможности их фальсификации. А если таковые останутся, принять необходимые процессуальные меры для пресечения попыток ввести суд в заблуждение, злоупотребив гражданским правом на защиту.
       
       Редакция «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera