Сюжеты

КИПР — ИНВЕСТОР РОССИИ

Этот материал вышел в № 33 от 13 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему опасно прятать деньги в заморских компаниях Среди чиновников стало модным хвалиться улучшением инвестиционного климата. В том смысле, что западные деньги хлынули в Россию. Это чьи инвестиции? Покажите мне эти мощные западные...


Почему опасно прятать деньги в заморских компаниях
       
       Среди чиновников стало модным хвалиться улучшением инвестиционного климата. В том смысле, что западные деньги хлынули в Россию. Это чьи инвестиции? Покажите мне эти мощные западные компании, которые пришли к нам со своими деньгами…
       На самом деле самый большой инвестор России – это Кипр, второй по значимости – Британские Вирджинские острова, третий – остров Мэн с населением 120 тысяч человек. То есть мировые офшоры. Примерно 70 процентов денег, попадающих в Россию из-за рубежа, циркулируют от офшорной зоны и обратно, минуя «закрома Родины». Так что я бы не стал все это называть инвестициями – это деньги-репатрианты.
       Вопрос заключается в другом: кому они принадлежат, на какое время проникли сюда, кому приносят прибыль и когда наступит час их обратного бегства?
       Офшоры – отнюдь не отечественное изобретение. Но именно у нас работа с офшорами приняла столь опасные как для российского бизнеса, так и для мировой экономической системы формы.
       И неслучайно в России с офшорами связано множество мифов. Например, обыватель считает, что почти все национальное достояние хранится именно там. Не все. Бюджет пока — вне офшорной зоны…
       Миф второй: в офшорах можно укрыть бизнес от правоохранительных органов. Но на самом деле спрятаться нельзя. Если, например, прокуратура захочет найти владельцев какой-то компании, она сделает это непременно. Сейчас офшоры открывают свои тайны под нажимом Белого дома. Причина проста: офшоры, придуманные когда-то для легального ухода от налогов, потихоньку превращаются в прачечные для криминальных и наркоденег.
       И потому еще пять лет назад российский бизнесмен даже в страшном сне не мог предположить, что офшоры начнут называть своих настоящих хозяев каждому встречному-поперечному.
       И вот в этом, в частности, для российского бизнесмена кроется опасность.
       Ведь у нас, как всегда, все принимает гротесковые формы. С офшорами — то же самое. Я не знаю ни одной крупной компании, которая так или иначе с ними бы не работала. Вначале — в 90-х годах — все это выглядело достаточно смешно. От счастья, что можно приобрести западную компанию, многие называли офшоры своими именами и ставили самих себя во главе – какая уж тут тайна. И пережитки эти сохранились до сих пор.
       Только северный олень не знает, что весь топ-менеджмент одного из крупнейших банков России получает зарплату через офшорку, которая называется… именем этого банка. Поставь перед собой цель парализовать его работу – и думать не надо… Директора еще по дороге в прокуратуру будут рассказывать, где и как они получают зарплату. Правда, руководство банка драматизировать ситуацию не склонно: «Дадим денег — уголовное дело заткнется…».
       Офшоры в нашей стране используют все – кому надо и кому не надо.
       Кому надо? Прежде всего чиновникам. Конечно, им нужно все доходы куда-то спрятать. И офшор для госслужащего выполняет очень существенную функцию: он является и подрядчиком, и клиентом. Посмотрите, какое количество строительных работ, особенно в государственном секторе, у нас проводится офшорными компаниями… Почти все.
       Зачем офшор бизнесмену? Чтобы не платить налоги и не рисковать капиталом. Кажется парадоксальным, что наш бизнесмен, несмотря на 13-процентный налог, продолжает работать с офшорами. Но все боятся катаклизмов, которые у нас случаются регулярно, а во-вторых, если назначили 13 процентов, то почему бы не платить, например, всего шесть? Но главная причина не в этом.
       Многие пооткрывали офшоры давно и не заплатили вовремя налоги. Поэтому на Западе скопилось какое-то количество средств, которые нужно реабилитировать. Но запустить в оборот их можно только в России, потому что для Запада это смешные деньги. Значит, капитал надо возвращать, но так, чтобы не сесть самому. Поэтому придумываются многочисленные офшорные «портфельные инвесторы», наличие которых и вводит правительство в заблуждение относительно «западных» денег, вливающихся в российскую экономику.
       Какова же опасность офшорных фирм для их владельцев? О первой мы уже сказали: те же киприоты открывают все данные по россий-ским бизнесменам. Сложнее с развитыми офшорами, такими, как, например, Панама. Однако при каком-то особом нажиме отвечают все. И при желании всегда можно найти выведенные капиталы. Остается только удивляться, почему наша прокуратура не спешит использовать сложившееся положение вещей, а нашей финансовой разведке, по слухам, вообще запретили заниматься офшорами.
       Хотя объяснение этому есть. Издавна бытует мнение, абсолютно ничем не подтвержденное, что государство Кипр, например, насквозь было пронизано серьезной структурой – КГБ. Действительно, через кипрские компании в советские времена торговали все кому не лень. Опять-таки злые языки утверждают, что эта сеть никуда не делась. И кому-то очень выгодно ее сохранить. Очевидно, нашим финансовым разведчикам, налоговикам и прокурорам на это прозрачно намекнули.
       Опасность вторая: офшоры имеют свойство исчезать. Надо сказать, что жулики встречаются не только у нас. Поэтому, прячась полностью, назначая подставных директоров, русский бизнесмен ставит под удар свои деньги. Никто не застрахован от того, что бизнес не сопрут. И ничего не сделаешь. Можно, конечно, вооружившись автоматом Калашникова, слетать на Багамы и расстрелять офис «черных адвокатов», но это делу уже никак не поможет. Прецеденты умыкания денег через офшорные компании – сплошь и рядом, например на Науру и на Маврикии.
       И здесь третья опасность – с офшорными компаниями невозможно судиться: у них, как правило, ничего нет, а если и было, то это что-то исчезает, и то, что исчезло, найти трудно. Кроме того, судилище будет проходить на непонятном русскому бизнесмену языке, черт знает где и влечет за собой дополнительные расходы.
       Опасность четвертая. Никто не задумывается над тем, что любой офшор может стать оружием против самого владельца. Например, через панамскую компанию, где бухгалтерия совершенно не нужна, проходят какие-то суммы. Предположим, что бизнесмен – не криминальный человек, а только не хочет платить налоги в России. Через счет его панамской компании проходят не очень большие по европейским меркам деньги. Но этому бизнесмену будет безумно трудно доказать, что деньги не являются криминальными, – бухгалтерии-то нет. А конкуренты, например, его обвиняют в том, что он торговал героином. И он никогда не докажет обратного. Либо ему нужно официализировать все расходы и доходы в России. А это значит – сесть за неуплату налогов.
       Так что работать с офшорами стало сложно и опасно. К сожалению, у нас по-прежнему не учитывают, что «крестовый поход» уже объявлен и офшорная система – наш основной «портфельный инвестор» – переживает серьезный кризис.
       В той же Швейцарии все многократно усложнилось – каждый счет проверяется, под него требуются реальный владелец и все документы... Демократия, таким образом, подпилила сук, на котором сидела. И сделала это, признаться, не без помощи России, чьи неуклюжие бизнесмены в том числе превратили офшоры в прачечные. Наши перестали соблюдать правила игры, негласные и гласные договоренности, доведя офшорную политику до абсурда.
       Не мы выдумали офшоры. И не мы их закроем. Но наш бизнес сделает своим разгильдяйством все для того, чтобы офшоры свести на нет и сломать малину всем, – и мировая экономика от этого вряд ли выиграет... Благодарность будет только одна: кто после этого захочет иметь с нами дело?
       

       адвокат, ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera