Сюжеты

ТОЛПА ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ ПОД ЗНАМЕНЕМ МОДНЫХ ВОЙН

Этот материал вышел в № 33 от 13 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мировая журналистика в тяжелейшем идеологи-ческом кризисе. Пока мы обслуживаем выгодную власти идеологию, мы обречены жить от теракта к теракту Длинные майские праздники ознаменовались двумя крупными международными конференциями на одну и...


Мировая журналистика в тяжелейшем идеологи-ческом кризисе. Пока мы обслуживаем выгодную власти идеологию, мы обречены жить от теракта к теракту
       

  
       Длинные майские праздники ознаменовались двумя крупными международными конференциями на одну и ту же тему: «Средства массовой информации и терроризм».
       Первая прошла в Маниле, столице Филиппин (организатор — ЮНЕСКО). Вторая – в Бонне, бывшей столице Германии (организатор – Германский фонд международного развития по поручению федерального правительства).
       Такое обилие конференций неслучайно. Давно есть о чем поговорить первым лицам мировой журналистики (руководству Международной федерации журналистов, Комиссии ЮНЕСКО по свободе информации, Мировой ассоциации газет, Комитету по защите журналистов, главным редакторам и др.). Как быть дальше?
       Что делать с теми трагическими для профессии обстоятельствами, когда «война против терроризма», объявленная после 11 сентября, потребовала от коллег фактического отказа от главных принципов профессии? Ведь можно больше не забивать себе голову таким тяжелым делом, как сбор всесторонней и полновесной информации о событии, чем были столь сильны западные СМИ, а быть попросту концептуальными идеологами, как CNN или BBC, участвуя в большой и ныне почетной мировой промывке мозгов – а значит, на месте событий лишь подбирать факты под схему, в соответствии со старым большевистским лозунгом «Кто не с нами, тот против нас».
       
       Манила
       Филиппины встретили тяжкой тропической жарой, забивающей легкие 100-процентно влажной атмосферной ватой, и... такими же 100-процентно законопаченными идеологией ушами. Первые лица мировой журналистики если о чем и толковали, так это о новой идеологии, которой они готовы служить всеми фибрами своей души, – то бишь о всемерной поддержке силами СМИ мирового похода «против терроризма»...
       «Мы должны...»
       «Мы обязаны...»
       «Мы – на передовом фланге...»
       Вот в чем оказалась суть выступлений: «Мы любим тебя, пропаганда!». Час за часом с трибуны конференции если что и пропевалось, так это бурная осанна «войне против терроризма» и тем героям, которые ее ведут, и, конечно, методам ее.
       Еще секунда, казалось, и вынесут красное знамя, выйдут пионеры с барабаном, и все друг другу отдадут салют – в знак всеобщей солидарности... И тут совсем не важны персоналии – кто конкретно говорил «мы обязаны», а кто — «мы должны», главное состоит в векторе движения мировой журналистской мысли образца мая 2002 года. Он, как ни парадоксально, абсолютно «наш», советский: от идеологии – к фактам, а не наоборот. Именно это сейчас в моде у передового Запада. И в Маниле не оказалось слова более популярного, чем «пропаганда».
       А как же «иной голос», другой мир? Вроде бы традиционное западное уважение к инакомыслию?
       Никакого диалога цивилизаций, которого так хотелось и ради которого в принципе и стоило лететь столь далеко, на Филиппины, не получилось.
       Выступление Султана Ахмада Бахина, директора государственного агентства новостей Афганистана «Бахтар», кануло в ледяное молчание аудитории. Он спрашивал: где все вы, с вашими воплями и слезами, были раньше? Когда у нас свирепствовали талибы, а «мы сидели по тюрьмам»? И почему ваш поход против терроризма начался лишь после 11 сентября, только когда тысячи ваших людей заплатили жизнями за моду на этот поход? Где сейчас объективная информация из Афганистана, которая состоит в том, что хотя несколько тысяч талибов пойманы, но 75 тысяч свободны и продолжают думать так, как они думали до 11 сентября? Выходит, западные СМИ сыграли модную пьесу, а все, что не втискивалось в сценарий, просто отсекли, не желая думать о том, что именно отсеченное, быть может, представляет еще большую опасность для будущего человечества? Что новых террористов плодят сегодня те, кто борется с ними теми методами, которые избраны?..
       Вопросы были без ответов. Так же, как лишь холодными вежливыми аплодисментами, было встречено выступление, без сомнения, одного из самых информированных людей планеты – представителя катарской частной телекомпании «Аль Джазира», подвергнутой США гонениям только за то, что давали слово другой стороне... На филиппинской конференции «Аль Джазира», между прочим, просила помощи, справедливо замечая, что мир должен хотя бы знать, с кем борется, и не получила этой помощи...
       Не выдержал идеологиче-ского звона и Недаль Мансур, главный редактор иорданской газеты «Аль-Хада» и президент Центра защиты свободы журналистов Иордании. Он извинился перед аудиторией и стал говорить по-арабски, хотя отлично знает английский, – в знак солидарности с теми миллионами, которых на конференции чохом причислили к «исламским экстремистам».
       Недаль тоже задавал аудитории неприятные вопросы, которые она не желала сама себе задавать: что, собственно, такое терроризм после 11 сентября, кто он — террорист, где тут правосудие, что считать «оккупационным терроризмом», «государственным терроризмом», или это теперь просто «терроризм в целях достижения свободы, независимости и безопасности»? И призвал публику хотя бы подумать, почему молодые арабы выбирают смерть как камикадзе, а не жизнь. Не потому ли, что, например, не видят другого выхода в создавшейся обстановке, когда цвет кожи, горбоносость и черноволосость приравнены международной толпой к признакам принадлежности к террористическим организациям?..
       Иорданский коллега был встречен тем же холодом, что и афганский. Филиппинская жара отодвинулась перед этим морозным дыханием, извергаемым аудиторией с ее праведным гневом в пользу модной войны в Афганистане. Люди Запада, причем его интеллектуальная часть, продолжали твердить о необходимости бескромпромиссной борьбы с ислам-ским терроризмом, когда цель вполне может считаться оправдывающей средства. И кто бы мог подумать, что именно тот самый Запад, который так боролся с советским большевизмом, станет его большим поклонником спустя какой-то десяток лет после его падения...
       
       Бонн
       Если что и поменялось в Германии, так только лица и интерьеры. Темы и общие настроения остались те же. Самым активным промывщиком мозгов в «правильном» направлении тут оказался Джеми Шеа, информационно-идеологический шеф НАТО, с речью «Война НАТО против терроризма», где он выступил совсем как наш Сергей Ястржембский, отечественный ответственный за промывку мозгов по поводу Чечни.
       Из боннских речей в целом получалось, что сейчас в мире есть модные войны – в Афганистане и палестино-израиль-ская, где все понятно и «журналисты работают на историю». А есть немодные, вроде нашей второй чеченской, запутанной донельзя, кто там есть кто, к тому же мучительно идущей 31-й месяц подряд, сопровождающейся очевидными воинскими преступлениями и поэтому совершенно не популярной для освещения. Особенно после 11 сентября, когда Буш подружился с Путиным на почве единого «бескомпромиссного» понимания «антитеррористических» целей и задач и в Чечню окончательно перестали ездить ведущие СМИ и иностранные репортеры.
       — Все-таки почему вам неинтересно освещать Чечню? – спрашивала у большинства коллег в Бонне.
       — Потому что там нет почвы для обслуживания новой мировой идеологии, – отвечали честно.
       Кто же пытался возразить? Во-первых, Григорий Явлин-ский, лидер «ЯБЛОКА», ныне запрещенный к какому-либо показу по российским государственным телеканалам – за здравые мысли и умение их излагать. Во-вторых, Хамид Мир, главный редактор пакистанской газеты «Аусаф», — тот самый журналист, который вошел в историю как единственный, видевший бен Ладена и бравший у него интервью после 11 сентября.
       И на этом почти все. Остальные были хором.
    
       Международный агитпроп
       ...Исаак родил... Лия родила... Рахиль... О том, кто кого, собственно, «родил» из сегодняшних персоналий «мирового зла», мы говорим с Султаном Ахмадом Бахином, директором афганского агентства «Бахтар», 10 лет отсидевшим в тюрьме «при всех», начиная с советского вторжения до талибов. Мы солидарны, что главное – понимать истоки, а Буш с Путиным сегодня их умело затушевывают — как идеологически им не выгодные.
       Ведь ВСЕ нынешние мировые проблемы № 1, упершиеся в монументальную стену так называемой «войны против терроризма», по сути рождены советско-афганской войной поздних коммунистических времен. Советский Союз тогда очень хотел попасть к берегам Персидского залива, а также иметь ручным Иран с его иранской революцией и для этого придумал историю про «интернациональный долг» в Афганистане. И – понеслось...
       «Наши» вошли туда, куда входить было категорически нельзя. Американцы, чтобы бороться с «нашими», в ответ вскормили бен Ладена — среди многих прочих подобных ему персон. А тем временем «наши» — военнослужащие из числа «ограниченного контингента» — поубивали тьму афганского народа и тем не просто родили сами себе врагов на веки вечные, но и приобрели опыт убийства гражданского населения, и теперь, в Чечне, подавляющее большинство старших офицеров, претворяющих в жизнь планы этнических чисток, – именно «афганцы», научившиеся тому, чему не надо, там, на афганской войне...
       И отсюда большинство «наших» проблем с методами, которыми ведется вторая чеченская, плодящая только участников сопротивления, желающих мстить и ожидающих своего часа... А еще потом начались «наши» игры с Ахмад Шах Масудом, так называемым «пандшерским львом», которого мы вооружили с ног до головы, невзирая на то, что он был крупнейшим наркоторговцем на пространстве бывшего СССР и во многом именно «благодаря» ему в середине 90-х мы потеряли столько молодежи в героиновом пламени... Но «нашим» тогда была опять важна идеология – что Масуд противостоит ставленникам американцев... А те продолжали охаживать «Аль-Кайду», чтобы был противовес Масуду и прочим.
       А потом все они – и «наш» Масуд, и «их» бен Ладен — стали выходить из-под контроля, выросли и возмужали. Масуда успели убить — прямо накануне 11 сентября, бен Ладена – нет... Как же теперь признаться, что мы сами все это и сотворили... Мы – сверхдержавы.
       Вот, собственно, и вся пьеса, на которой сегодня мировая журналистика не просто присутствует, а идеологически обеспечивает недавние катастрофические ошибки правящей верхушки и спецслужб. Благословляя такие поверхностно-облегченные подходы, при которых мир обречен на терроризм, потому что не борется с ним, а, водрузив на глаза шоры, плодит его. Чему доказательства — у нас, в Чечне, под шумок кремлевской агитации и пропаганды. У них, в Афганистане, – под аккомпанемент западных СМИ, усугубляющих острейший цивилизационный кризис.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera