Сюжеты

ПОЧЕМУ ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ?

Этот материал вышел в № 34 от 16 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что движет людьми, совершающими террористические акты? Мне многие задают этот вопрос: что движет людьми, взрывающими жилые дома, детей во время праздничных демонстраций, автобусы с пассажирами, железнодорожные вокзалы и рынки с массой...


Что движет людьми, совершающими террористические акты?
       


       Мне многие задают этот вопрос: что движет людьми, взрывающими жилые дома, детей во время праздничных демонстраций, автобусы с пассажирами, железнодорожные вокзалы и рынки с массой народа?..
       Люди пытаются понять психологию террориста.
       Найти с обычных человеческих позиций логику в их действиях.
       Что за идеи заставляют террористов пренебрегать высшей ценностью — человеческой жизнью?
       Мой личный опыт общения с бандитами и террористами говорит о том, что, как правило, ими движут два взаимодополняющих друг друга начала. Во-первых, гипертрофированное стремление выделиться из массы, доказать себе и показать другим свою исключительность. Во-вторых, желание денег.
       Пять лет назад в расцвете своей бандитской славы, взошедшей на трагедии дагестанского города Кизляра и села Первомайское, Радуев рассказывал мне о том, что именно деньги лежат в основе большинства террористических актов.
       И женщины, которые исполнили взрыв в Пятигорске, тоже делали это ради денег. Как говорил Джафаров, их не надо было уговаривать, они сами инициировали дело ради подработки.
       То же самое было и в случае, когда террорист из Бамута Хархароев подбил за деньги 15—16-летних пацанов к взрыву троллейбуса в Нальчике в 1996 году.
       Тот же Радуев признавался, что международные экстремистские мусульманские организации платят тем, кто наиболее дерзок и удачлив.
       На организацию и осуществление взрыва могут уйти небольшие деньги, но за полученный результат легко отчитаться перед теми, кто платит, списать и присвоить себе десятки и сотни тысяч долларов и даже миллионы. Об этом Радуев говорил и на суде.
       Осенью 1996 года я по приказу командующего объединенной группировкой Российских войск в Чечне занимался поисками пленных и без вести пропавших. Той осенью я стал свидетелем одной сцены. Это было в селении Итумкала. Мы остановились на ночлег в одном доме. Вечером хозяева показали видеокассету. На ней головорез Алауди Хамзатов, чьи руки в крови убитых им русских и чеченцев, стреляет из пулемета в российских военных и при этом подбадривает себя криками по-чеченски и нецензурной бранью по-русски.
       Мой проводник, предоставленный мне Масхадовым, человек с двумя высшими образованиями (в частности, он окончил Тартускую сельхозакадемию), глядя на побоище, умилялся от того, что происходило на экране, вскакивал с места, пританцовывал, хлопал в ладоши и кричал: «Бей их, бей, русских свиней!».
       Так восторгался этот отец шестерых детей. А на экране в этот момент умирали чьи-то 18-летние мальчики.
       Это — пример затмения сознания, пример иной логики.
       Возможно, терроризм и имеет какую-то специфику в чеченском, русском, палестинском, афганском вариантах, но сущность его одна.
       Не ищите в действиях террористов формальную человеческую логику. Она у них своя: специфическая, уголовная.
       И, в конце концов, многое сводится к двум составляющим: жажде денег и стремлению продемонстрировать собственную исключительность.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera