Сюжеты

СЕМЬ ЗАПОВЕДЕЙ ЛОБАНОВСКОГО

Этот материал вышел в № 34 от 16 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что стоит за переделом «Славнефти» Нефтяная компания «Славнефть» — уникальное российско-белорусское предприятие, пожалуй, единственный реальный актив Союза. Неслучайно вопрос о смене руководства этой компании накануне продажи пакета ее...


Что стоит за переделом «Славнефти»
       
       Нефтяная компания «Славнефть» — уникальное российско-белорусское предприятие, пожалуй, единственный реальный актив Союза. Неслучайно вопрос о смене руководства этой компании накануне продажи пакета ее акций привлек пристальное внимание общественности двух стран. Но на фоне споров по поводу кандидатур на замену нынешнего президента Михаила Гуцериева малозаметной осталась покупка «Славнефтью» контрольного пакета акций ОАО «Варьеганнефть» («ВН»). Между тем любопытно уже то, что г-н Гуцериев перевел акции «ВН» на баланс «Славнефти», не получив соответствующего одобрения совета директоров, — аккурат за сутки до того, как было объявлено о предстоящем увольнении г-на Гуцериева.
       И еще одно совпадение — в эти же дни фактически прекратила свое существование трейдерская компания «Нафта-Москва», через которую была приобретена «ВН», а также ряд других нефтяных активов.
       За «ВН», предприятие с продуктивными запасами менее 10 млн тонн и падающей добычей (за последние 5 лет — падение на 700 тыс. тонн, или 44%), «Славнефть» заплатила, по информации вице-президента компании Алексея Печенкина, свыше 100 млн долларов. Тем самым был поставлен своеобразный рекорд: такую цену в пересчете на тонну запасов и добычи платят только за сверхперспективные предприятия.
       Понять мотивы подобного приобретения, вероятно, можно, если проследить цепочку продавцов и покупателей, а также начальную цену «бесценного» актива.
       Весной 2000 года НК «СИДАНКО» продала несколькими пакетами 946,2 тыс. акций «ВН» (что составляло около 52% обыкновенных акций, или около 39% от уставного капитала) в общей сложности менее чем за 16 млн долл. Покупателями были офшорная компания Oxford Management, КБ «Акрополь» и ООО «Баро-К».
       Но уже в июне 2000 года контроль над 70% акционерного капитала «ВН» консолидировала «Нафта-Москва», которая, если верить заявлениям тогдашних ее менеджеров, приобрела акции «на вторичном рынке» или «получила в траст». Согласно тем же заявлениям «Нафта-Москва», контролируя «ВН», а также ЗАО «Нафта-Ульяновск» и ОАО «Обьнефтегазгеология», собиралась превратиться из трейдера в нефтяную компанию.
       Но не превратилась. Сказалась привычка к трейдингу. В конце 2000 года «Нафта-Ульяновск» и «Обьнефтегазгеология» были проданы «Славнефти» соответственно за 29 млн и 60 млн долл. Это при том, что уровень добычи первой едва превышает 90 тыс. тонн в год, а вторая добычу вообще не ведет (лицензия переоформлена на «дочку» — «Обьнефтегеологию»).
       Помимо этого, «Славнефть» тогда же купила еще три компании («Мессояханефтегаз», «Узуннефть» и «Шебурскнефть»), заплатив за 27 тыс. тонн годовой добычи еще 48 млн долл. Что же касается «ВН», то она была получена «Славнефтью» в доверительное управление. Или попросту в «оперативное управление», как выразился тогда г-н Гуцериев.
       А в апреле 2001 года президент «Славнефти» заявил, что сделка по покупке более чем 70% акций «ВН» «практически завершена». Тогда же г-н Гуцериев вошел в состав совета директоров «ВН». От кого? Очевидно, «практически» от «Славнефти». А может быть, от неких других владельцев. Например, в совет «ВН» также вошел Вячеслав Марченко, генеральный директор ЗАО «Чайка Плаза», принадлежащего банку «БИН». Так что, вероятно, что «БИН» имел к акциям «ВН» какое-то отношение.
       Кто на самом деле владел акциями «ВН» по апрель 2002 года, до конца неясно. По официальным данным, прошедшие через «Нафту» акции в начале 2002 года находились в номинальном держании АКБ «Финансово-промышленный банк» и ЗАО «Инвестиционный банк «Дипломат».
       Почему нет полной ясности с этими акциями? Потому что в августе 2001 года определением Арбитражного суда Московской области на 912 тыс. акций «ВН» (принадлежавших «СИДАНКО», это 38% от УК) был наложен арест. И названный судебный акт остается в силе по сей день. Однако на такую «подробность» внимания в «Славнефти» почему-то не обратили, когда г-н Гуцериев решил, что госкомпания эти акции официально покупает. Покупает у тех компаний, которые представлял в совете директоров «ВН» г-н Гуцериев.
       Все вышесказанное наводит на грешную мысль о том, что промежуточные владельцы пакета «ВН» и сам Михаил Гуцериев просто заработали на перепродаже. Что же касается госкомпании, то она очень задорого приобрела… А какой пакет она, кстати, приобрела? Вице-президент «Славнефти» г-н Печенкин говорил о покупке 51% и намерении купить еще 40%. Он не уточнил, идет ли речь о 51% от УК или о 51% обыкновенных акций. И названные 100 млн долл. — это цена 51% или 91% акций?
       Кроме того, пока неизвестна судьба допэмиссии акций «ВН», размещение которой должно завершиться в июне этого года, после чего уставной капитал компании увеличится на 37,4% (причем акционеры отказались от преимущественного права выкупа новых бумаг). Поясним: если «Славнефть» купила 51% акций, то есть 1 237 754 шт., то после размещения допэмиссии это будет 37,09% от УК.
       Так или иначе, свыше 100 млн долл. за тот или иной пакет «ВН» (так же как ранее 137 млн за пять других предприятий) госкомпанией потрачены. У нас нет информации об источниках этих средств. Однако очевидно, что это средства либо из выручки компании, либо кредитные. Если верно первое, это значит, что «Славнефть» по итогам года получит меньшую, чем могла бы, прибыль. Если второе, это значит, что к вышеозначенной сумме затрат следует прибавить банковские проценты. Более того, из российской практики известно, что кредиты берут и дают не только — а иногда и не столько — ради живых денег. Связанный кредит — одно из средств передела собственности.
       Насчет собственности стоит разобраться внимательнее. Потратившись на новые, хотя и местами ветхие активы, руководство «Славнефти» не озаботилось покрепче взяться за то, что компания имела изначально.
       Наиболее ценный актив «Славнефти» — это ОАО «Мегионнефтегаз», предприятие со стабильной добычей на уровне 12,5 млн тонн в год, имеющее репутацию одного из наиболее грамотно управляемых в России. У «Мегиона» — более 300 млн тонн запасов. Фонд скважин, дающих продукцию 91,3% (против 57,5% у «ВН»). Есть только одно «но» — около 30% акций «Мегионнефтегаза» принадлежало до недавних пор аффилиатам ТНК. Согласно некоторым сообщениям этот пакет, так же как принадлежавшие ТНК акции других «дочек» «Славнефти», был недавно продан. Подробности остаются неизвестными: согласно одним источникам все эти акции проданы «Сибнефти», согласно другим поделены между ТНК, «Сибнефтью» и Михаилом Гуцериевым.
       Так или иначе, в данном случае понятно главное: попахивает «отравленной пилюлей». Представляется, что покупать на предстоящем тендере 19,68% акций «Славнефти» будет только тот, кто уже имеет не менее 5,33% головной компании (что дает в сумме блокпакет) и крупные пакеты основных ее «дочек». А значит, приватизируемый пакет может быть реализован лишь по минимальной цене.
       В такой связи можно предположить, что политика прежнего руководства «Славнефти» была вполне продуманной как в отношении «старых» активов, таких, как «Мегионнефтегаз», так и в отношении «новых» и ветхих. В этом случае покупка «ВН» не только позволила пополнить некоторые бюджеты, но и будет способствовать осуществлению планов неких, пока анонимных приватизаторов по установлению контроля над госкомпанией задешево, то есть за счет бюджетов государственных.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera