Сюжеты

КТО ПРИДЕЛАЛ РОССИИ «НОГУ»

Этот материал вышел в № 35 от 20 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Насир Гаон всегда будет опережать нас на один шаг, потому что у него нет такой бюрократической машины На прошлой неделе нас опять пугали «Ногой». Той самой, которая способна арестовать все, что принадлежит России, если только это что-то...


Насир Гаон всегда будет опережать нас на один шаг, потому что у него нет такой бюрократической машины
       
       На прошлой неделе нас опять пугали «Ногой». Той самой, которая способна арестовать все, что принадлежит России, если только это что-то пересечет границу. Например, решили не отправлять на авиасалон новую технику — а вдруг будет, как в прошлый раз, когда «МиГи» чудом улетели из Ле Бурже, и то потому, что и во Франции иногда телефонный звонок значит больше, чем решение суда. Что же это за напасть такая свалилась на Россию, если даже ее президент не может спокойно летать по свету из опасения, что его самолет опечатают?
       
       В 90-х годах по зову нашего правительства в Россию стали приезжать различные эмиссары, чтобы заработать немножечко денег. Но наши руководители почему-то считали, что эти люди должны делать нам подарки. Каждому предлагалось немедленно осуществить спонсорскую помощь, отстегнуть: на погорельцев, на инвалидов Первой мировой, на озеленение Северного полюса и на программу борьбы с тараканами...
       Так приключилось и с саудовским евреем Насиром Гаоном, главой компании «Нога», который, естественно, никакого отношения к нашим инвалидам не имел, но коляски для них выделил. За что ему большое спасибо.
       Зачем Гаон и все остальные делали нам подарки? Потому что они в разных вариациях слышали одну и ту же фразу: «Вы дайте спонсорскую помощь, и вам откроются все закрома России». У блатных это называется «разводка на доверии». И это иногда проходило. Прошло и с «Ногой».
       Гаон, в ту пору еще молодой человек семидесяти лет, получил возможность работать в СССР, а затем — в России. Наши знали, что компания «Нога» является одним из крупнейших трейдеров (продавцов всего) в мире, а господин Гаон — один из богатейших людей Европы. Но проблема в том, что Гаон, чтобы стать Гаоном, всю свою жизнь занимался тем, что минимизировал риски. Поскольку Россия является страной повышенного риска, а работа с нашим правительством увеличивает этот риск многократно, Гаон решил «проложиться» и поэтому на все предложения говорил: «Я согласен, но деньги вперед».
       А денег в стране не было — договорились о бартере. И в обмен на продовольствие и детское питание Гаон через Венгрию стал получать нефть. Другое дело, что злые языки утверждали, будто бы товар Гаона был плохого качества, но сейчас об этом говорить бесполезно, потому что страна все это съела с удовольствием.
       Однако всему хорошему рано или поздно приходит конец. И первый глобальный договор с «Ногой» закончился. К Гаону обратились с просьбой о его продлении. На тех же условиях.
       Не стоит забывать, что к этому времени к власти в России пришли демократы, которым нефть нужна была самим. И постепенно нефтяные потоки стали прерываться. Гаон, привыкнув к русской обязательности в прошлом, не обращал на это внимания. А наши решили, что если «Нога» поставляет все вперед, так пусть и продолжает в том же духе. В результате «Нога» поставила нам товаров на 40—60 млн долларов больше, чем получила нефти. Но договора-то были заключены и в них были прописаны очень серьезные штрафные санкции, и поэтому Гаон думал, что может спать спокойно.
       Не тут-то было. Демократы потому и были молодыми, что никому не давали спокойно спать. Они решили сделать обрезание Гаону второй раз и обрезали нефтяные поставки. Гаон, не совсем понимая, в чем же, собственно, дело, обратился за разъяснениями, представ вместе с сыном и зятем перед светлыми очами Черномырдина. Смысл визита ясен: нефтяной поток, конечно, может и иссякнуть в вашей стране, но деньги отдайте.
       Черномырдин, будучи человеком слова, сообщил: ну мы… но вам… но вы.. да, конечно… только денег у нас нет. Тогда-то и было решено, что Россия рассчитается с Гаоном долгом какой-нибудь африканской страны, на что за росчерком пера г-на Черномырдина было оформлено специальное распоряжение. Пошустрив по сусекам, нашли долг Нигерии. Сумма — где-то 80 млн долларов.
       Приходит время, а долг никто не присылает. Гаон приезжает к тогдашнему министру Давыдову с вопросом: «Распоряжение премьера получали?» — «Конечно, получали… Сейчас над этим работаем». И так «Ногу» водили за нос года полтора. В результате через третий источник Гаон узнает, что долг-то «спилили налево». А он-то уже заложился в Нигерии, у него на руках подписанные договора. Ведь Гаон и представить себе не мог, сидя в своей Женеве, что министр ослушается премьера. И это была его вторая ошибка: у нас может быть все что угодно.
       Долг ушел (как говорил бывший президент: «А черт его знает куда»). Потом ушел Давыдов. Потом ушел Черномырдин. А у Гаона осталась обида.
       Воевать он начал аккурат перед выборами 96-го года. Шпионская сеть Гаона находит в Люксембурге счета российских чиновников. А его адвокат — Самуэль Пейзар, европейская легенда адвокатуры — делает так, что их арестовывают. Логика проста: у государственного чиновника не может быть таких личных счетов, следовательно, можно предположить, что это — счета государства, спрятанные под именем конкретных людей. Значит, можно арестовывать либо пусть эти чиновники докажут, что это счета их собственные, а потом разбираются со своим народом…
       Это была засада. Выборы же… Коробки из-под ксерокса сновали туда-обратно, кто-то подстраховывался на случай поражения, кто-то спонсировал, чтобы этого поражения не произошло. Озверевшая российская власть решила, что теперь Гаон вообще не получит ни копейки.
       Началась открытая война. Были многочисленные суды в Стокгольме, аресты имущества во Франции и т.д.. Но Гаон не должен забывать, что до сегодняшнего дня еще ни одну страну не удалось обанкротить, хотя и пытались. То есть в страну нельзя направить судебных приставов и распустить, как акционерное общество.
       А российская власть должна помнить, что Гаону отступать некуда. Он старенький, он хочет оставить своим детям приличное дело, тем более что долг вырос благодаря штрафным санкциям и составляет, по подсчетам самого Гаона, где-то 300 млн долларов. И не надо надеяться на то, что Гаон прекратит строить нам козни. Его дело продолжат дети, которые получат долги в наследство, как народ Франции обязательства Николая II. Семья Гаона не бедная, у них хватит еще средств морочить России голову еще лет на 10.
       А России и впредь придется беспокоиться за президентский самолет и терпеть убытки. А жуликам-чиновникам придется бояться Гаона при открытии счетов в западных банках. Вот придет «Нога» — и нет денег…
       Ради чего все это? Почему бы не сесть с Гаоном за стол переговоров и не убедить его, например, вместе с долгом влиться в члены Лондонского клуба, а заодно пересчитать эти 300 млн, намекнув, что «Ноге» хватит и трети… Или выгнать адвокатов, которые сейчас этим занимаются, и нанять серьезных юристов…
       А может быть, России все это нужно? Нужен враг, который бы воплощал «оскал мирового империализма» в виде Гаона с большими ушами (уши у него действительно приметные)? Страшнее кошки зверя нет, потому и экономика у нас в известном месте, а придет Гаон со своей «Ногой» — и отберет последнее и святое…
       Вся эта война, хотя и шумная, но бесполезная. В ней не будет победителей и побежденных, но крови больше потеряем мы. Тем более что все это может стать опасным прецедентом — Россия-то много кого кинула…
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera