Сюжеты

СЕМЬ ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА БЕЗ ПЕРЕРЫВА НА ЛЮБОВЬ

Этот материал вышел в № 36 от 23 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У нашего подшефного жирафа, обозревателя «Новой газеты» Самсона Ленинградова, скоро медовый месяц Жизнь вообще — путь от одиночества к одиночеству. С перерывами на любовь. Человеку проще — он может уйти в себя... Куда может уйти от...


У нашего подшефного жирафа, обозревателя «Новой газеты» Самсона Ленинградова, скоро медовый месяц
       
       Жизнь вообще — путь от одиночества к одиночеству. С перерывами на любовь. Человеку проще — он может уйти в себя... Куда может уйти от одиночества жираф, если он к тому же в клетке?
       Вы скажете: странно это одиночество в море любви, которое окружает жирафа в зоопарке. Но вы посмотрите на морды зверей ближе к 19.00, когда море человеческих спин движется к выходу.
       Однако даже в этой ситуации выход есть. Найти жирафу подругу. С молодой женой всегда радостно видеть уходящих гостей!
       Но как найти любимую для жирафа? Трудно. Хорошо что есть товарищи по работе. А работает жираф обозревателем «Новой газеты». И вы, наверное, читали его корреспонденции, скромно подписанные: Самсон Ленинградов.
       Смешно сказать, но Самсон — наш, питерский (отсюда и фамилия). Прибыл из Северной столицы для укрепления кадров. Утверждает, что пару раз видел Владимира Владимировича, но впечатления на него не произвел. Видимо, жираф не по чину смотрел на высокого гостя свысока.
       Так вот в Москву Самсон прибыл двухметровым подростком. По сути — пацаном. Без мамы, конечно, здорово скучал. Не ел, не спал. Нет ничего печальнее вида грустного жирафа.
       Самсон худел и кашлял. А работники зоопарка кормили из своей маленькой зарплаты его виноградом и бананами. И он поправился. Чтобы снова начать скучать. Но уже не по маме.
       Грустить тяжело и неприятно, а когда не понимаешь по — кому тяжело вдвойне. Ведь Самсон никогда не знал и не видел жирафиху. Кроме мамы, которую пришлось забыть. В зоопарке, правда, были еще жирафы. Но они оказались слишком породистыми, чтобы позволить себе даже соседство Самсона, который не отличался красивой родословной. Поэтому он жил один.
       Одиночество скрашивала только автомобильная шина, подвешенная на веревке. И фонари, чьи выгнутые шеи так напоминали жирафиху нужных кровей…
       Это очень трудно — грустить, даже не зная, о ком.
       
       В 1998 году Самсону наконец-то нашли «подходящую партию» (так грубо именуется в официальных документах любовь). Жирафу увеличили объем калорий, расчесали хвост, вымыли ноги и — увеличили территорию. Самсон рыл землю в ожидании демографического взрыва.
       Но вместо невесты пришел дефолт. Собранные деньги превратились в цифру, за которую можно было приобрести разве что вторую шину.
       Самсон продолжал в одиночестве резать шагами вольер, увеличенный по случаю предстоящей свадьбы. Он возвышался над всеми благородно и, одновременно, покорно вытянутой шеей, которая делала его одиночество не жалким, а гордым.
       На расширенной площадке стало еще грустнее. Как с мобильником, на который никто не звонит.
       Кто-то из жалости даже подселил к Самсону овечку. Но чтобы жираф стал бараном? Да никогда! Мысль о зоофилии он отверг сразу и бесповоротно.
       
       Именно в этот жестокий период жизни Самсон был зачислен в штат «Новой газеты».
       Он слишком любит людей. Наверное, из-за отсутствия лучшего. Крикнешь ему: «Самсон!», и он доверчиво бежит навстречу хрупким шагом. А его любимое блюдо — это вчерашний листик с ладони посетителя. В столовой же зоопарка он капризный. И с пола не ест. Считая это ниже своего уровня. А вообще Самсон поедает в день 20—25 килограммов.
       Естественно, проблемы жирафа стали и нашими проблемами. Одиночество Самсона очень остро переживали не только юноши, но и девушки редакции. Даже старшее поколение, чей медовый месяц пришелся на эпоху сталинизма, понимало конфликтность ситуации, сложившейся в животном мире.
       И мы совместно с работниками зоопарка стали искать Самсону подругу. А это, поверьте, — дело весьма сложное, поскольку в этом любовном процессе важны не только происхождение, но и размеры. Подруга обязана быть не выше двух с половиной метров, и это не прихоть нашего Ромео, а требование летчиков. Иначе транспортировка будет просто невозможна.
       Не надо забывать и то, что одиночеству Самсона уже семь лет. Время достаточное, чтобы полюбить одиночество. И незнакомку из Флориды может встретить не пылкий жираф, а автомобильная шина на веревке да изогнувшие шеи фонари.
       Их шаткий союз придется разнимать первые месяцы прозрачной решеткой. Чтобы жираф привык к невесте-малышке и не спугнул ее своей силой и неумелостью.
       Наша газета всегда декларировала свою основную функцию: уменьшать степень одиночества. Поэтому нам так важно, чтобы они встретились.
       
       P.S. «Новая газета» будет внимательно следить за поведением Самсона до прилета невесты. И в этом мы абсолютно точно совпали с сотрудниками Московского зоопарка. Владимир Владимирович Спицин, Наталья Ивановна Истратова, Евгений Степанович Давыдов делают все для нормального жирафьего счастья нашего Самсона. Ударим медовым месяцем по одиночеству!
       Следите за нашими публикациями.
       



Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera