Сюжеты

ГАМБУРГЕР С КРОВЬЮ

Этот материал вышел в № 38 от 30 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вялый мордобой на глазах А. С. Пушкина Внутри отечества была продемонстрирована готовность к палочному реагированию на свободу слова, свободу собраний и прочие недостоверные приметы бытия. На Пушкинской площади оцепление «людьми в сером»,...


Вялый мордобой на глазах А. С. Пушкина
       


       Внутри отечества была продемонстрирована готовность к палочному реагированию на свободу слова, свободу собраний и прочие недостоверные приметы бытия. На Пушкинской площади оцепление «людьми в сером», олимпийские игры ОМОНа — в шлемах, с собаками и дубинками, с беготней и матерщиной под ногами великой русской литературы. Отрабатывали приемы: удары дубинками, выворачивание рук, протаскивание по асфальту, потравливание собаками. Отрабатывали на людях. Публике разъяснили: «Разгоняем антиглобалистов».
       Собственно, поначалу митинг был разрешен — еще 21 мая. Но менее чем за сутки до намечавшейся акции, уже после того как организаторы сообщили о ней в прессе, их вдруг вызвали в префектуру и объявили о перемене решения и запрете. Разрешенный митинг был запрещен. Что вообще-то беспрецедентно и противозаконно. Не должна власть так менять свое решение. Не имеет права. Не положено это.
       Организаторы митинга — в основном молодежь из Московского отделения Союза радикальных художников, из организаций «Хранители радуги», «Социалистическое сопротивление», АТТАК-Москва, Белорусского анархистского фронта, профсоюза «Защита труда» и других групп — заявили в ответ, что действия префектуры противоречат Конституции и законодательству РФ. Представители префектуры недвусмысленно дали понять, что за официальной формулировкой запрета скрывается просьба «сверху».
       Но ведь люди, узнавшие из газет или по радио о митинге, все равно бы пришли. Запрет был выдан уже после того, как все газеты на вторник были сверстаны и отправлены в типографии. Информация прошла по радио и ленте ИТАР-ТАСС. Оповестить людей об отмене не было возможности. У организаторов акции не было иного выбора, кроме как прийти на площадь в любом случае. Власти послали молоденьких милиционеров, с виду — солдат-срочников. «Леваки» распустили черные знамена и лозунги. Власти спустили с цепи ОМОН.
       Площадь была оцеплена. Человек сто молодежи и пара-тройка десятков поддержавших ее взрослых профсоюзников собрались у памятника Пушкину. Какое-то время вели переговоры с милицией и объясняли журналистам ситуацию. Затем решили: раз митинг запрещен, это будет не митинг, а встреча с депутатом Госдумы Олегом Шеиным. Шеин начал говорить. Молодежь размахивала черными флагами, милиция продолжала увещевать прекратить это «безобразие». И тут, откуда ни возьмись, появился ОМОН и набросился на собравшихся. Те, кто успел, сели на асфальт, сцепились локтями.
       Происходившее дальше напоминало кошмарный сон. Пожилая женщина из репортажа ОРТ кричала омоновцам: «Это дети! Не троньте детей!». Один из командиров «обычной» милиции пытался унять то одного расходившегося омоновца, то другого, пытался предотвратить избиения, выводить молодых людей и девушек из-под ударов.
       Примерно половина задержанных были девушки. Несколько десятков человек столпились у выходов из подземного перехода. Милиция начала постепенно вытеснять толпу вниз. Но задержанных продолжали избивать в автобусах. Полилась кровь. Били и девушек, били и по лицу. Помимо избиений, делали грязные сексуальные намеки, матерились.
       Митингующие так и не успели объяснить, из-за чего собрались. Поводом стал саммит «Россия—Евросоюз» в Москве. Собирались говорить сразу о многом: о вводе в страну отработавшего ядерного топлива из стран ЕС, об использовании у нас экологически вредных устаревших технологий транснациональными корпорациями, протестовать против войны и геноцида чеченского народа, которым попустительствует «цивилизованный Запад». Были подняты и лозунги против социальной политики властей и жилищно-коммунальной реформы.
       В лозунгах не было ничего, что бы противоречило законам и Конституции страны. Не было призывов к насилию — наоборот, «Хранители радуги» и другие активисты на площади выступали против войны и насилия. Даже сопротивлялись они ненасильственно — ложась на землю и позволяя молотить себя дубинками.
       Чего же тогда боялись власти? Чего добивались? Уравновесить в общественном сознании подкармливаемых кем-то скинхедов немного эфемерными до сей поры «антиглобалистами»? Поскорее принять «закон об экстремизме» вдогонку нескольким спровоцированным уличным инцидентам?
       Когда-то, 14 лет назад, в этот же день, 28 мая, на Пушкинской площади состоялся несанкционированный политический митинг. Тогда опешившие власти не решились его разогнать: в ходу были еще не обтертые слова «демократия», «гласность», «больше социализма», да и президент Рейган приезжал назавтра.

       

       30.05.2002
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera