Сюжеты

СУДЕЙ МОИХ ПРИВАТНЫЕ ЧЕРТЫ

Этот материал вышел в № 38 от 30 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Третья власть — портрет на фоне коррупции Независимость от безнаказанности отличается интеллигентностью. Безнаказанность судей — страшная сила. Она способна творить чудеса. Такие, что юристов из цивилизованных стран может инфаркт хватить....


Третья власть — портрет на фоне коррупции
       
       Независимость от безнаказанности отличается интеллигентностью. Безнаказанность судей — страшная сила. Она способна творить чудеса. Такие, что юристов из цивилизованных стран может инфаркт хватить. Как учителя арифметики, которому гениальный ученик неотвратимо доказывает, что дважды два — один.
       
       Знакомый юрист, довольно успешный и давно уже «адаптированный» к правоохранительной системе Воронежа, иногда позволяет себе за рюмкой чая произносить гневные филиппики в адрес нашей судебной системы. Он утверждает, что это уже не юридическое учреждение, а некая новая философская категория, в которой, например, для адвоката знакомство с судьями гораздо важнее, чем с кодексами.
       Третья власть у нас, конечно, независима, но репутация ее почему-то ниже плинтуса. Однако бросать камни в судей не имеет смысла. Просто в реальном мире сложилась своя конституция.
       При этом власть делает вид, что репутация суда ее не касается. Я дала вам демократические свободы? Дала. Вот и отстаньте. У вас есть свобода передвижения, места проживания, право на адвоката, на независимый суд и хранить молчание. Все у вас есть; чего вам еще надо, неблагодарные?
       Дык как же, вашество, какое, на фиг, передвижение, когда денег нет не то что на заграницу, а даже на электричку к родственникам? И какое проживание, когда — прописка? В смысле — регистрация.
       Ничего не знаю. Мое дело — дать вам свободу, и я вам ее дала. А насчет электрички — это ваши проблемы. Работать надо, тогда и деньги будут. И про суд ничего не знаю. Он независимый. Сколько раз повторять надо, что я — суду не указ! Хотели — нате, а я пошла, у меня дела.
       
       Судебная арифметика
       Недавно состоялось годовое совещание судей Воронежской области, которое позволяет поверить алгеброй судебную дисгармонию. Почему так сразу уж — «дисгармония»? А потому, что есть и арифметика: социологические опросы показывают нижайшую степень доверия судам. И цифры с совещания подтвердили точное местоположение плинтуса. Тут уж не до эмоций, тут — статистика.
       В области совершено за год более 40 тысяч преступлений. Рассмотрено 17 635 уголовных дел. 3938 человек приговорены к лишению свободы. Остальные отделались условными сроками. Растет число казусов, когда даже за особо тяжкие преступления виновные получали условные наказания. В частности, судьи особенно любят «условно наказывать» торговцев наркотиками.
       Что охраняешь, с того и имеешь.
       За год в области отменены 310 приговоров и 550 судебных решений. Это значит, что или судьи не знают законов, или у них просто другие цели. Судебная система становится сплошным ЧП: каждый день в области принималось более трех судебных решений, требующих отмены. И это только грубые нарушения. А сколько негрубых, умелых?
       Одно из дел рассматривалось 11 лет. Это рекорд. А 5—6 лет — уже как бы обычный срок. Еще одно дело 30 раз откладывалось «по уважительным причинам». 22 тысячи гражданских дел рассмотрены с нарушениями всех сроков.
       Председатель квалификационной комиссии заявил, что в последние два года коллегия вынуждена была всерьез заняться вопросами морального облика судей, которые все чаще занимаются элементарным подлогом.
       Вот этого не надо бы — моральный облик и все такое. Поздно пить «Боржоми», если за десять лет в программе «реформ» не нашлось ни одной строчки для моральных ценностей. Теперь в стране есть только одна ценность — зеленая. И не стоит вытаскивать на свет божий пережитки прошлого. Давайте ботать по арифметике.
       Прозвучали на совещании и просто анекдоты. Например, судья N купила у обвиняемого новенькую иномарку за тысячу рублей. Еще одна судья вообще стала звеном преступной группы и в банде «выправляла» документы на краденые автомобили.
       В таких условиях слова «ваша честь» звучат издевкой. Видимо, говорит мой юридический приятель, было бы честнее перевести суды на рельсы ООО и АОЗТ; это сберегло бы людям тонны нервных окончаний. Повесили б на дверях прейскуранты, и все сразу понятно; довольные граждане расходятся по домам.
       Когда же дело касается самой власти, суды могут так откровенно в упор не видеть кодексов, что просто физически ощущаешь высокопоставленный ласковый прищур, касания добрых рук генералов милицейских и прокурорских расцветок, олигархов, готовых оплатить «за» и «против»… Ясное дело, какие уж тут законы! Вес не тот.
       И это действительно только наша проблема. Потому что власть уже построила то, что хотела, и ничего переделывать не собирается.
       
       Одного — на галочки, пятнадцать — на ошкурение
       Мелкие штрихи к судейскому портрету. Вот ОБХСС, называющийся теперь УБЭП, отмечает 65-летие. В здравице на первой полосе областной газеты сказано, что в минувшем году зарегистрировано 2416 преступлений в экономической сфере. Что две трети из них относятся к категории тяжких и особо тяжких, что число их растет на глазах. И что к уголовной ответственности привлечены 600 человек.
       Стойте. Две трети от 2416 — это 1611. Тяжких и особо тяжких. Привлечены 600. Куда остальные-то делись? Понятно, что один человек может насовершать несколько тяжких экономических преступлений, поэтому обвиняемых может быть меньше, чем уголовных дел. Но, с другой стороны, знакомые опера утверждают категорически, что подавляющее большинство экономических преступлений совершается организованной группой. И что по каждому из дел в среднем должно быть 4—5 фигурантов. То есть на 2,5 тысячи преступлений реально должно быть привлечено не меньше 10 тысяч человек. Значит, пора перейти к вычитанию: 10 000 — 600=9400. Вот этой цифрой можно оценивать ориентировочное число плательщиков «отпускных». Пятнадцать к одному.
       Пусть даже опера ошибаются, но один обвиняемый на четыре преступления — дробь совершенно наивная.
       Читаем тост дальше. По 114 выявленным фактам взяточничества привлечено к уголовной ответственности… угадайте, сколько? Целых семь представителей власти, двенадцать руководителей медицинской сферы и шесть должностных лиц сферы образования.
       Вот еще интересная деталь из гарнира. Таможенный комитет сообщает, что в конце 2001 года уничтожена партия из 322 наименований фальшивых лекарственных препаратов. Сколько это в килограммах, не сказано, однако сам прайс-лист потрясает воображение: это ж целая аптека! И этим можно отравить весь город! А сколько фальшивых лекарств прошло мимо таможни — по лесам и по рукам?
       Они же, таможенники, сожгли крупную партию сигарет «Союз-Аполлон». Откуда партия и для кого — не говорят. Коммерческая тайна. Чтобы не потерять клиента — ловкого и, стало быть, процветающего. Выдавать преступников никто не стал. Потому что они на самом деле для таможни не преступники, а контрагенты, коммерческий партнер. Почти дистрибьюторы. Просто не договорились. Или контрагенты превысили норму риска. Поэтому и пришлось сжечь. Киоски ведь тоже иногда сгорают.
       Никакого судебного преследования.
       Еще один юбилей, налоговой полиции. Шеф ее рассказывает, что за налоговые преступления «в прошлом году было возбуждено 340 уголовных дел, причем число тех из них, которые входят в перечень тяжких и наиболее общественно опасных, возросло в 2,2 раза по сравнению с годом предыдущим».
       Почему же особо тяжкие налоговые преступления оказываются безнаказанными? А вот почему, объясняет генерал: «…за уклонение от налога в 500 тысяч рублей суд дает два года условно».
       Намек ясен: кради — не хочу, главное — поделиться с судьей. И все будет в порядке.
       Вот откуда растут ноги у плинтуса.
       Нельзя пройти мимо еще одной цитаты из генерала со ссылкой на опыт цивилизованных стран. «Если бы там налоговый полицейский выявил на предприятии торговли «левую» алкогольную продукцию, это предприятие немедленно было бы лишено права заниматься любой торговой деятельностью. У нас же — штраф, причем в весьма ограниченных размерах. Он с лихвой компенсируется новой партией «левой» водки. На этот счет, кстати, немало дельных предложений было адресовано и в правительство, и в Государственную Думу, но пока они остались без движения. Значит, кому-то очень выгодна сегодняшняя ситуация…».
       Стыд-то какой! Государев человек, шеф налоговой полиции толсто намекает, что и правительство наше, и Государственная Дума лоббируют преступные интересы. Видимо, свои собственные преступные интересы. А им хоть бы что! Божья роса!.. Что за любопытный строй у нас возник? Будущие историки просто обалдеют от изобилия абсурдов эпохи раннего капитализма в России.
       Но опять же мы — люди смирные, нам бунтовать ни к чему, и я не призываю ни в кого бросать камни. Рыба гниет известно откуда, а плавники и хвост — дело десятое. А на обвинения Дум в лоббизме знакомый депутат сразу вскинулся: от таких же слышу! Сам бывший губернатор Шабанов сказал однажды: у кого в городе самые шикарные особняки? У банков и примкнувших к ним налоговых органов!
       В этом есть доля истины. Надо еще уточнить, на кого работает налоговая полиция. В Воронеже шикарный особняк этой самой полиции очень впечатляет. На жилье защитников трудового народа от капиталистических хищников это очень непохоже. Похоже на коттедж «новых воронежских»... А напротив, голубям на смех, весьма символичная скульптурная группа. Мужик в одних трусах (хоть и в очень людном месте) изо всех сил тянет руку вверх: я заплатил! Я все заплатил! Чуть отстав от него, девушка в остатках одежды и тоже с рукой первой ученицы: и я, и я заплатила! А лица советские-советские, типа «веревку свою приносить или профком выдаст?».
       
       Все стало вокруг голубым и зеленым…
       Помнится, коллега рассказывал, как в Сочинское УВД обратилась отдыхающая, судья из российской глубинки. Судью, бальзаковскую даму, кинули лохотронщики, и она была в бешенстве: куда смотрит милиция?! Сумма, на которую кинули даму, — 20 тысяч долларов. Ее зарплата лет за сто непорочной службы. Если не есть, не пить.
       Ни малейшего смущения от суммы дама не испытывала. Это ее законные, честно заработанные «отпускные». Как называется строй, при котором продажность судей стала нормой жизни, дама вряд ли знала.
       Белая кость, голубая кровь — элита. Как, когда и что надо совершить, чтобы кровь начала приобретать хоть немного голубоватого оттенка, а кости белели? Ясно, что дело не в благородстве древнего рода и вообще не в генеалогическом древе. Нынешняя голубизна крови никакого отношения к благородству не имеет. А имеет к какой-то сумме совсем иных душевных свойств и достижений. Причем голубое в этой сумме явно тяготеет к зеленому. И наоборот.
       И чем все это кончится, даже и представить себе трудно.
       
       P.S. Да, можно предположить, что судьи у нас настолько принципиальные, что разваливают любое дело, ежели в ходе следствия было допущено хоть мало-мальское нарушение закона. Только не нужно этого предполагать. Чтобы убедиться в обратном, достаточно ознакомиться с самими уголовными делами осужденных «за три колоска» и отпущенных за украденные миллионы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera