Сюжеты

СКОРОСТНЫЕ ГОНКИ НА КИНОКАМЕРАХ

Этот материал вышел в № 38 от 30 Мая 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

55-й Каннский кинофестиваль назвал имена победителей. «И плыть нам вечно, и жить нам вечно!» — сказал Александр Сокуров в финале своего фильма. И действи-тельно, к каннским «пальмам» нам еще плыть и плыть... Каннский фестиваль, несомненно,...


55-й Каннский кинофестиваль назвал имена победителей. «И плыть нам вечно, и жить нам вечно!» — сказал Александр Сокуров в финале своего фильма. И действи-тельно, к каннским «пальмам» нам еще плыть и плыть...
       


       Каннский фестиваль, несомненно, был и остается центром развлечений и светской жизни на широкий лад с участием первых знаменитостей не только мира кино, но и иных сфер. Главная же его прелесть в том, что чепухи сюда не привозят...
       Десант звезд был весьма представительным. В жюри блистала своими нарядами, нетривиальными проходами по каннской лестнице и, говорят, умом и здравостью суждений Шарон Стоун. Публика с ума сходила по похожему на клерка, деликатному и аккуратненькому, какими могут быть только пай-мальчики из приличных семей, Леонардо ди Каприо. (Интересно, это его природное естество таково или поработали имиджмейкеры? Если да, то молодцы: образ удался и действует беспроигрышно.)
       Джордж Лукас представлял здесь второй эпизод «Звездных войн». А Джек Николсон участвовал в работе фестиваля как исполнитель главной роли в картине «О Шмидте». Публика также имела возможность увидеть Эмили Уотсон, Антонио Бандераса, Даниэля Отея, Изабель Юппер — да, собственно, почти всех звезд первого эшелона. А он, этот эшелон, блистал на красном ковре знаменитой каннской лестницы – довольно скромной, если разобраться. Великой ее сделали совсем другие слагаемые, а не монументальная архитектура.
       И в главной конкурсной программе, состоящей из двадцати двух фильмов, представлены были режиссерские имена одно краше другого.
       «Золотая пальмовая ветвь» досталась фильму «Пианист» французского режиссера польского происхождения Романа Полански. Что тут усмотрели неожиданного, не понимаю.
       Полански снял достойное кино, имеющее сильный эмоциональный и энергетический посыл. Главный герой фильма – пианист-еврей, образ его навеян реально существовавшим человеком Владиславом Шпильманом, который, подобно сотням людей его национальности, оказался в гетто, а потом скрывался от нацистов вплоть до освобождения Польши советскими войсками. На главную роль был приглашен актер незабываемой внешности, умный и виртуозный Адриан Броди.
       Роман Полански снял почти автобиографическую картину. Ребенком он прошел ужасы краковского гетто, а его мать погибла в газовой камере. Чего-чего, а уж картона и папье-маше в фильме нет…
       Чего не скажешь, допустим, о материале, представленном Скорсезе. Похоже, его «Банды Нью-Йорка» – сплошная вампука и муляж.
       
       Всякий раз случается &127;на всех фестивалях мира одно и то же: решение жюри подвергают сомнению. Всякий раз выискивается подоплека принятого вердикта. И обиды неизбежны. Вот и Аки Каурисмяки обиделся. Имел на это основания. Его фильм «Человек без прошлого» значился в фаворитах. Кинопресса предрекала ему главный приз. Хотя и ходили разговоры о том, что-де ему все равно не дадут, какой бы шедевр ни снял. Маленькая Финляндия, мол, в политический расклад фестиваля войти не может по определению.
       Аки Каурисмяки прошел по красному ковру каннской лестницы с приплясом, ожидая лучшего, оно, собственно, и случилось, но не в полной мере. «Человек без прошлого» награжден был в итоге Гран-при, а это — вторая по значимости награда. Исполнительница главной женской роли Кати Оуитинен отмечена как лучшая актриса. Куарисмяки на решение жюри отреагировал нетривиально и по-детски: в сердцах на сцене поблагодарил самого себя и удалился, не скрывая оскорбленных чувств.
       История, им рассказанная, довольно проста. Но как сделана! Все буднично и неброско, и герои самые прозаические. Одного из них, приехавшего в некий город, избили какие-то отбросы общества, шваль, попросту говоря, ударили по голове, да так, что у вполне крепкого мужчины отшибло напрочь память. Обобрали и бросили. Так он стал человеком без документов и прошлого, не помнящим, кто он, откуда и как его зовут. Приходится практически заново начинать жизнь среди чужих людей.
       Отличный финский актер Маркку Пелтола награды за лучшую мужскую роль уж точно был достоин, но жюри, видимо, не решилось на такой шаг. Тем более что имелись и другие серьезные актерские работы у мужчин. Приз за лучшую мужскую роль присудили бельгийцу Оливье Гурме (фильм «Сын» Люкка и Жан-Пьера Дарденнов).
       Дэвиду Кроненбергу и его фильму «Spider» (можно сказать «Паук») тоже ничего не дали, как и Рейфу Файнзу, исполнившему там главную роль и еще раз подтвердившему свою отличную актерскую репутацию. (Да, собственно, и Джек Николсон с фильмом «О Шмидте» мог претендовать на награду. Роль комедийная и драматическая одновременно. А Николсон не побоялся быть на экране старым, не побоялся показать в увядании собственное тело и немолодую кожу, синие прожилки вен на ногах.)
       «Золотая камера» (она вручается дебютантам) оказалась у француза Жюля Лопес-Кюрваля («Берег моря»). «Режиссерскую» пальму поделили американец Пол Томас Андерсен («Пьяная любовь») и кореец Им Квон Таек («Пьян от женщин и живописи»). Лучший сценарий, по мнению жюри, написал британец Пол Лаверти – соавтор картины Кена Лоуча «Сладкие шестнадцать».
       Жюри отметило и палестинца Элиа Сулеймана за фильм «Божественное вмешательство», а за день до этого то же самое сделало и международное жюри кинокритиков ФИПРЕССИ. Картина весьма смелая, и Канн вызывал огонь на себя, включая ее в конкурс, тем более премируя. Израильтяне в фильме тупые солдафоны, а палестинцы – настоящая элита, интеллектуалы. При этом кино очень талантливое, абсурдное, смешное и трагичное. В финале израильские вояки открывают пальбу по мишеням в виде девушки-&127; палестинки, а она вдруг материализуется, воспаряет над землей, отводя все пули в сторону.
       Спецпремия, учрежденная по случаю 55-летия Каннского фестиваля, досталась фильму Майкла Муора «Боулинг для Колумбайн».
       Премия «Особый взгляд» (вручается во втором по значимости конкурсе, направленном на поддержку молодых режиссеров, жюри которого возглавила актриса Анн Фонтэн) досталась тайцу Апичатпонгу Виирасетхакулу за картину «Вечно ваш». «Золотой пальмовой ветвью» отметили и режиссера из Венгрии Петера Мессароша в конкурсе короткометражек.
       Картина французского классика Клода Лелуша «И сейчас… леди и джентльмены» завершила каннский двухнедельный марафон. Лелуш остался верен себе и поведал нам еще одну историю мужчины и женщины (Джереми Айронс и дебютировавшая в кино Патрисия Каас). Последняя оказалась не самой выдающейся актрисой, но много пела, но эти песни в контексте фильма абсолютно не прозвучали, а вот в концертном варианте производят совсем другое впечатление. Что-то не сошлось.
       
       Русское кино представлено было двумя картинами: «Русский ковчег» Александра Сокурова (основная конкурсная программа) и «Вальс» (экранизация рассказа И. Меттера) молодого режиссера и ученика Алексея Германа Эдгара Бартенева. Этот фильм участвовал в конкурсе «Синефаундейшн», председателем жюри которого был на сей раз Мартин Скорсезе. Победила бразильская короткометражка «Четыре дня» Эдуарда Валенте.
       Делегация «Русского ковчега» была довольно внушительной, в ее состав входили, помимо самого Александра Сокурова, актеры Сергей Дрейден и Мария Кузнецова. Кузнецова дебютировала в «Тельце» в роли Крупской, в «Русском ковчеге» сыграла Екатерину Великую. В Канн с «Ковчегом» прибыли немецкий оператор Тилман Бюттнер, несколько продюсеров и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.
       Российской публике в ближайшее время увидеть картину не удастся, так как еще нет ее русской копии.
       Французские критики оценили фильм довольно скромно. Сам Сокуров в очередной раз говорил на пресс-конференции о том, что не за наградами в Канн явился и не по велению души, но лишь ради продюсеров, которым надо как-то дальше работать с картиной. При этом вспоминал, что каннское жюри некогда проморгало блестящие картины Тарковского и Германа. Сокуров предьявил также претензии фестивалю за недостаточно хороший с технической точки зрения кинопоказ «Русского ковчега».
       Все мы ожидали чего-то грандиозного от сокуровского фильма. Ожидания подогревались мощной пиар-компанией. Размах, как оказалось, не вполне соответствовал результату. Да и самой картине не хватило внутреннего пафоса, к которому режиссер нас пытался подвести и какое-то время вел, предоставив возможность пройтись по залам Эрмитажа с его ожившими эпохами и героями. Русский бал – пышный, великолепный – последняя нота русской истории великого полета. Далее – одна лишь темная глазница окна, выходящего в какой-то мрак, в пустоту, за которой начинается уже советская история. Черту подвел закадровый голос Александра Сокурова: «И плыть нам вечно, и жить нам вечно!»
       Вне всякого сомнения. И к каннским «пальмам» нам, по-видимому, еще плыть и плыть.
       ...В заключительные канн-ские дни в соседнем, расположенном менее чем в часе езды княжестве Монако открывалось умопомрачительное действо «Формулы-1», проходящей в 60-й раз. Сюда наезжали на вечеринки и каннские VIP-персоны. Скопление людей, съехавшихся в Монако посмотреть на автомобили, мчащиеся с бешеной скоростью по перегороженным металлическими щитами улицам, со свистом, от которого приходилось затыкать пальцами уши, впечатляло не меньше Каннского фестиваля. Великий праздник спорта заглушил великий праздник кино…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera