Сюжеты

ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ — РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ

Этот материал вышел в № 39 от 03 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«За стеклом» военные тайны могут стать семейными. В проекте ТВС участвует наш корреспондент Одного из наших сотрудников загребли в армию. Причем в украинскую. С 1 июня у соседней державы есть наше ядреное оружие — Юля САНКОВИЧ,...


«За стеклом» военные тайны могут стать семейными. В проекте ТВС участвует наш корреспондент
       

   
       Одного из наших сотрудников загребли в армию. Причем в украинскую. С 1 июня у соседней державы есть наше ядреное оружие — Юля САНКОВИЧ, корреспондент «Новой газеты». Она отбыла в Киев, где ТВС (шестая кнопка) запустил третью часть проекта «За стеклом» — «Теперь ты в армии».
       В прошедший четверг мы проводили Санкович. Как положено: с водкой, солеными огурцами и гармонистом. Учитывая особенности национального колорита — еще и с салом.
       В субботу состоялся прямой эфир Киев — Москва, на котором были отобраны основные участники армейского «застеколья». Юлю пока оставили на скамейке запасных. Боятся, что бомба взорвется. И правильно боятся…
       Судьбу сражения часто решает резерв главного командования. Так что «наш бронепоезд» пока на запасном пути.
       О том, как Санкович пробивалась через тернии редакторов к эфиру, как проходила отбор и первый курс молодого бойца, вам рассказывает она сама.

       
       В День защиты детей детей отправляют в армию. Там пять недель дети тренируются защищать родину. Родину Тараса Шевченко.Я так думаю: если бы всем призывникам обещали джип в подарок, ряды Красной армии заметно бы пожирнели...
       
       Усталые люди, формирующие «застеколье», сидели в пустом компьютерном центре и скучали от лиц. Шел предпоследний день отбора в третий проект ТВ-6 «За стеклом». Теперь «за стеклом» в армии...
       Участвовать в отборочном туре меня погнало общественное мнение и жажда славы. «Иди, — говорили мне друзья и коллеги, — самореализуйся уже наконец». И вот я, нелепо поддавшись импульсу, сижу перед отборочной комиссией.
       «Рассказывай, — говорят, — про себя». Меня уговаривать говорить не надо. Сказала, что пишу, учусь и живу не одна. Комиссия сочла, что я хорошая. Слишком хорошая, чтобы быть звездой. Примой в камуфляже, которая, раздражая зрителей, поднимает каналу рейтинг. Пояснили: им хотелось бы видеть в рядах вооруженных сил стерву и б... В одном лице. (Честное слово, так и сказали.)
       Я не такая. Другие достоинства. Дружелюбие и наглость. Умение развлекать людей и развлекаться, наблюдая за ними. Неумение бегать, впрочем, как и отжиматься. Жажда жизни, любовь к приключениям, стремление прославиться и по возможности отличиться. А еще у меня астма. Поэтому если бы я была мальчиком, меня бы в армию не взяли. Больная.
       
       Лысый режиссер Саша устало улыбнулся. Женщина-психолог, похожая на породистую загорелую овечку, что-то записала в блокнот. Я прошла во второй тур.
       
       Модели Люба и Надя сидели на желтом неудобном пластмассовам диване. Болтали и не боялись камеры — привыкли, что на них смотрят Я — не модель. Присела между. У Любови и Надежды были длинные худые ноги и профессиональная улыбка. У меня — третий размер груди и вера. Вера жила в груди и говорила, что я лучше всех. Когда веришь в ложь, она кажется правдой.
       Лысый режиссер попросил «овечку»-психолога сыграть роль провокатора. Улыбаясь, девушка дала нам важное задание — обгадить соперниц.
       Я вынужденно должна была полить моделей грязью. Доказать, что я лучше всех, а потому я, и только я должна стать объектом наблюдения зрителей ТВС. Послушалась — сказала, что Люба слишком скромная, а Надя слишком красивая. Что в армии она никак не сможет красить глаза и мазать блестками лицо. Что ей место на подиуме. Люба улыбнулась, Надя ответила, что, пожалуй, такие умные, как я, нужны на воле. Улыбнулась камере. Мне улыбнулся лысый режиссер Саша.
       На медкомиссии я встретила Любу. Выбрали меня, ее и модель Аню. Ане — восемнадцать. Аня переживает, что за стеклом мы будем ссориться. Всегда интересно наблюдать за действием. Идиллическому молчанию место в зоопарке. За стеклом — война.
       С нами едут мальчики — пока трое. Все уже отслужили. Четвертый должен приехать из Волгограда. Пока не выехал — ждет отмашки. ТВС некуда селить конкурсанта...
       Врачи больницы осматривают нас с любопытством. Мы нервно раздеваемся — как будто летим в космос...
       Аню вызвали на УЗИ. Мальчики пытаются подглядывать. Девушка Женя, которую приставили, чтобы пасти нас, пытается быть строгой: «Аня голая — нельзя». Мальчики обреченно переглядываются. В кабинет с голой Аней проникает лысый режиссер Саша. Ему можно — с профессией повезло...
       Кабинет «Рентген». Мед-осмотр снимают на камеру. Оператор наводит объектив мне на лицо... на ноги... на грудь. Скоро на ТВС...
       ...Утешаю молодого человека и главного редактора жертвой во имя искусства. Они нервничают и радуются. Машут руками. «Ступай, — говорят, — звезда» — и я перехожу в наступление.
       В Киеве ждут украинская команда и еще одно испытание. На ток-шоу 1 июня двоих из нас отбракуют. Надеюсь, не меня.
       
       P.S. Три дня назад мне выдали справку, что я не психическая. Это необходимо, чтобы выдать мне пистолет. Выдать, не боясь, что я кого-нибудь пристрелю. Даже если захочется.
       P.P.S. Два дня назад произошли два важных события.
       1) В Москву приехал мальчик из Волгограда. Как его зовут, никто не знает. Поэтому мы с Аней решили, что он Тарзан. У Тарзана длинные золотистые волосы и неприличные глаза… Мой все равно лучше…
       2) Люба внезапно отказалась от участия. Взяли других – Лену и Юлю. Лена — брюнетка с челкой. Мало говорит и не понравилась Юле. Юля – подружка Ани…
       Мне все равно. Я рыжая и верю в удачу. Позавчера нас снова снимали на камеру. Мне улыбался режиссер. Не Саша – другой. Но все равно приятно.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera