Сюжеты

СКОЛЬКО МОЖНО ПОДНИМАТЬ «КУРСК»?

Этот материал вышел в № 40 от 06 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Cколько угодно — были бы деньги Командование Северного флота решило использовать вдовьи деньги по собственному усмотрению. Родственники погибших подводников подали в суд на Северный флот. На днях главком ВМФ Куроедов заявил: проблемы...


Cколько угодно — были бы деньги
       
       Командование Северного флота решило использовать вдовьи деньги по собственному усмотрению. Родственники погибших подводников подали в суд на Северный флот.
       
       На днях главком ВМФ Куроедов заявил: проблемы больше не существует, и оценил действия командования Северного флота как «некорректные и необоснованные». Почему-то до обращения родственников в суд подобных выводов главком не делал. Хотя о происходящем знал давно.
       Благотворительный счет «Нахимовский» командование Северного флота открыло вскоре после гибели «Курска». На этот счет перечислялись пожертвования для семей экипажа. Деньги идут до сих пор. Сейчас на счете около 42 миллионов рублей…
       В отношении этих денег флотские чиновники творили произвол давно. Первое, что сделал новый командующий СФ Геннадий Сучков, пообещал разобраться с этими деньгами.
       Эти деньги адмиралы «заморозили». Командование СФ заявило, что выполнило все финансовые обязательства перед родными погибшего экипажа «Курска».
       Они скрупулезно посчитали все то, что матери, вдовы и дети получили от государства и общества. И постановили потратить вдовьи деньги на более полезные вещи.
       На что именно?
       Вот цитата из телеграммы заместителя командующего СФ адмирала Доброскоченко заместителю главкома ВМФ адмиралу Захаренко:
       «Денежные средства, поступившие на специальный счет ФЭУ СФ в ПУ ЦБ РФ «Нахимовское» в целях оказания материальной помощи членам семей экипажа АПРК «Курск», до завершения операции по подъему 1-го отсека крейсера, проведения мероприятий памяти, посвященных 2-й годовщине со дня гибели корабля, и до открытия памятника экипажу в ЗАТО Видяево НЕ РАСПРЕДЕЛЯТЬ».
       Но деньги на памятник выделило государство. Об этом говорит в своем письме в суд (копия имеется в редакции) все тот же Доброскоченко. Также он пишет, что семьи погибших моряков могут приехать на «мероприятия памяти» за свой счет.
       Так на что же адмиралы хотят потратить деньги?
       Остается одна цель — подъем первого отсека «Курска». Но о том, что поднимать нечего, заявил даже директор ЦКБ «Рубин» Игорь Спасский. А ведь Игорь Дмитриевич был главным специалистом в операции по подъему «Курска» в прошлом октябре. Задний двор «Рубина» завален фрагментами первого отсека.
       Но адмиралы Северного флота упрямо проводят «операцию по подъему первого отсека». И приводят благой довод: рассчитывают обнаружить тела трех ненайденных матросов… И тогда понадобятся эти деньги — на проезд родственников, питание, расселение, опознание…
       Поэтому якобы нужно заморозить деньги.
       Абсурд. Адмиралам снова нужно прикрыться «коммерческой тайной», которая окружает все денежные вопросы, связанные с подьемом.
       А родственники погибших подводников?.. Они, по мнению адмиралов, и так получили слишком много…
       
       Комментарий юристов фонда «Право матери»:
       «29 мая в суде города Реутово (там проживают жены и матери погибших подводников) началось рассмотрение жалобы на решение совместной комиссии Северного флота по распределению пожертвований. Комиссия тайно, не поставив родственников в известность, фактически решила «заморозить» деньги до конца операции по подъему первого отсека.
       Это решение противоречит законодательству, согласно которому целевые денежные пожертвования должны быть истрачены в кратчайшие сроки и на указанные жертвователями цели.
       Это решение демонстрирует храбрость бухгалтеров Северного флота. Они не боятся даже Министерства РФ по налогам и сборам, которое еще в апреле прошлого года направило письмо финансово-экономическому управлению СФ с требованием отчитаться об использовании средств, поступивших для семей экипажа «Курска».
       Это решение вынудило фонд «Право матери» подать от имени четырех женщин жалобу на решение Северного флота. У одной из этих женщин на «Курске» погиб сын, у троих — мужья. К жалобе намерены присоединиться еще как минимум десять семей».
       
       Это решение определенно показывает, что новый командующий СФ Геннадий Сучков либо не имеет реальной власти на флоте, либо не умеет держать собственного слова.
       Северный флот в лице адмирала Доброскоченко, временно исполняющего обязанности командующего (чем, интересно, занимается Геннадий Сучков?), прислал в суд письмо. И попросил считать его «официальной позицией командования СФ».
       Доброскоченко отмечает, что истицы не обращались лично к должностным лицам флота с вопросами и жалобами. То есть не попытались решить денежный вопрос полюбовно, в личном, так сказать, порядке, а сразу обратились в суд.
       Далее адмирал пишет: «Прошу Вас еще раз передать семьям погибших моряков слова нашей скорби и сочувствия. Северный флот переживает гибель экипажа «Курска» как самую тяжелую потерю».
       Звучит неискренне, потому что вслед за этим крошечным абзацем соболезнования — циничные подсчеты, сколько и чего родственники получили за смерть погибших подводников. Доброскоченко ничего не забыл. Страховка, путевки в оздоровительно-реабилитационные центры, питание, проживание, услуги связи, когда родственники были в Видяево, ритуальные услуги, опознание, захоронение… «И т.д.», — пишет Доброскоченко.
       Все это (« и т.д.» тоже), несомненно, стоит денег, но стоит ли приписывать это себе в заслуги? Это обязательные действия государства, а не личный героизм каких-то адмиралов…
       А ведь по словам этих четырех женщин и других родственников, Доброскоченко еще и врет. Например, пишет о 150 тоннах продуктов питания, товаров и вещей, которые были распределены между родственниками командованием Северного флота. Люди говорят, что в глаза не видели эти тонны. Может быть, это они врут?
       
       О деньгах, которые чиновники Северного флота незаконно решили «НЕ РАСПРЕДЕЛЯТЬ», Доброскоченко пишет, что такое решение было согласовано с Общественным комитетом членов семей военнослужащих АПРК «КУРСК». За пострадавших в протоколе расписался Нидзиев И.И., который даже не родственник, а начальник политотдела дивизии «Курска». И сразу же комитет перестал существовать.
       Но даже если бы у Нидзиева кто-то погиб на «Курске», решать этот вопрос он не имеет права. По закону, по статье 582-й Гражданского Кодекса РФ, это может сделать только жертвователь. То есть адмиралы были обязаны спросить разрешения у тех, кто нес в отделения Сбербанка свои сто—двести рублей. Жертвователь этот — чуть ли не вся Россия…
       Фонд «Право матери» представляет интересы 50 семей погибших подводников и совсем недавно уже выиграл суд у Главной военной прокуратуры, которая полтора года не хотела признавать родственников погибших подводников потерпевшими по уголовному делу о гибели «Курска».
       Теперь «Право матери» обращается ко всем, кто направлял свои пожертвования на спецсчета «Нахимовское» и губернатора Мурманской области. Потому что именно мы должны решить, куда пойдут деньги: в помощь родственникам или на подъем несуществующего первого отсека.
       
       P.S. Телефон фонда «Право матери» — 206-05-81. Родственники погибших подводников намерены продолжать процесс против Северного флота. Они хотят добиться , чтобы решение о замораживании счетов было признано незаконным. Следующее заседание состоится завтра в Реутове.
       P.P.S. Мы дозвонились до известного адвоката Бориса Абрамовича Кузнецова, который также представляет интересы 33 родственников погибших подводников. Он оказался одним из жертвователей, перечисливших деньги на счет «Нахимовское» в августе 2000-го. Совсем недавно Борису Абрамовичу позвонил его давний знакомый — командующий СФ Геннадий Сучков…
       — Геннадий Александрович объяснил, почему они поднимают первый отсек. Лично мне на это не жалко денег, которые я пожертвовал. Но у меня к командованию Северного флота одна претензия: если вы так решили, то донесите свое решение до каждого родственника, не делайте это тайно.
       — Борис Абрамович, но ведь вы юрист, вы понимаете, что Северный флот не имеет права решать, как использовать в том числе и ваши пожертвования? Они же нарушают закон…
       — Это будут решать мои клиенты. Если они сочтут необходимым подать в суд на Северный флот, я буду отстаивать их интересы. А деньги людям нужны. Ко мне совсем недавно обратилась одна мама, у который на «Курске» погиб сын. У нее нет средств, чтобы установить на могиле сына памятник. Тем, кто живет в Москве, я помогу. Сам для них найду деньги. Но это, конечно, не решение проблемы. Также я сейчас выясняю, какие проценты натекли на деньги, которые лежат на этих двух спецсчетах. Я думаю, что проценты эти немаленькие…

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera