Сюжеты

ГОВОРИТЬ О КОНТРАКТНОЙ АРМИИ — ПОКА РАНО

Этот материал вышел в № 40 от 06 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ГОВОРИТЬ О КОНТРАКТНОЙ АРМИИ — ПОКА РАНО Наша справка: ПУЗАНОВ Игорь Евгеньевич, 1947 г. рождения. Заместитель министра обороны РФ с марта 2001 г. До этого прошел 30-летний путь от командира взвода до командующего войсками Московским...


ГОВОРИТЬ О КОНТРАКТНОЙ АРМИИ — ПОКА РАНО
       


       Наша справка:
       ПУЗАНОВ Игорь Евгеньевич, 1947 г. рождения. Заместитель министра обороны РФ с марта 2001 г. До этого прошел 30-летний путь от командира взвода до командующего войсками Московским военным округом, три с половиной года воевал в Афганистане в должности командира полка и заместителя командира 201-й мотострелковой дивизии. Не-однократно бывал в Чечне, где работал по комплектованию и инспектированию частей и подразделений Московского военного округа.
       
       — Игорь Евгеньевич, сегодня наши Вооруженные силы переживают не лучшие времена. Идет очередной призыв в армию, и многих ребят приводят в военкомат с помощью милиции. Насколько принятие закона об альтернативной службе в том виде, в котором он представлен в Государственную Думу и принят в первом чтении, решит проблему призыва в Вооруженные силы?
       — Я убежден, что институт альтернативной службы присущ любому демократическому цивилизованному обществу. Есть личностные моменты, ограничивающие возможность исполнять свой долг перед родиной с оружием в руках: в частности, вероисповедание.
       Но давайте посмотрим, имеет ли альтернативная служба массовый характер в цивилизованных странах. Нет, это единичные случаи. Они не препятствуют укомплектованию вооруженных сил.
       У нас же альтернативная служба представляется сейчас как одна из уловок для того, чтобы уклониться от выполнения воинского долга.
       Я уверен, что и у нас альтернативная служба займет со временем то место, которое она занимает в любом демократическом обществе.
       Чтобы альтернативная служба не стала уловкой для уклонистов, надо создать серьезный институт, который будет управлять этим процессом.
       — Но ведь многие, пытаясь «откосить» от армии с помощью «альтернативки», стараются избежать неуставных отношений, не стать жертвой казарменного хулиганства…
       — Я не буду утверждать, что неуставных отношений в нашей армии нет. Это проблема Вооруженных сил. Но я убежден, что это не порождение армейского быта. Это то, что привносится в ряды Вооруженных сил людьми, которые до 18 лет воспитывались и формировались как личности в определенной системе нашего гражданского общества. Мы получаем уже сформированных людей. Зачастую людей, среди которых немало таких, которым нельзя вообще доверять оружие.
       — Вы знаете, что из десяти человек мы реально призываем одного.
       — И этот один — далеко не лучший. Люди, которые познали и наркотики, и пьянство, и приводы в милицию, с низким уровнем образования приходят в армию с таким вот «багажом». Эта проблема действительно существует, и с ней приходится бороться офицерскому составу. Но ведь армия — это не исправительное учреждение. Человек, надевший военные погоны, с первого дня становится должностным лицом. А нам приходится дифференцировать: этого можно в караул ставить — этого нельзя, этому можно оружие доверять, а этому — нет.
       — Все это возникло не сегодня и не вчера. А продолжается на протяжении уже многих лет. И просвета не видно. Изменились экономические и социальные условия жизни общества, а принципы и система комплектования Вооруженных сил остались прежними.
       — Вы, конечно, правы. Хотя дело не только в комплектовании армии. Ведь в Вооруженных силах молодой человек только два года. А дальше он возвращается в гражданское общество. И многие как были обузой для армии, остаются такой же обузой для общества.
       — Значит, в армию нужно призывать только лучших и оружие доверять достойным. И для этих людей должны быть созданы достойные условия.
       — Замечательная мысль! Это полностью совпадает с моим видением. А принцип прост. Вот вам пример: в швейцарской армии претендентов на место в вооруженных силах более 90 человек на одно место! Как только эта цифра опускается ниже, срочно принимаются меры к повышению привлекательности военной службы. Кто попало в рядах их вооруженных сил не окажется. В этом плане очень большая избирательность и в армии Соединенных Штатов. Здесь очень жесткие критерии отбора. Но есть и очень серьезные мотивы, создающие привлекательность военной службы. Начиная с достойного денежного содержания, а также массы льгот социального плана, дающих возможность, в частности, получить высшее образование и продвигаться в дальнейшем в гражданской службе на основе того базиса, который получен в вооруженных силах.
       — Сегодня молодые офицеры, заканчивающие училища, не могут создать семью, получая полторы тысячи рублей. На эти деньги и одному прожить невозможно.
       — В среднем командир взвода, лейтенант, со всеми начислениями получает сегодня 2369 рублей, с 1 июля он будет получать 4484 рубля, а с 1 января 2003 г. — 4780.
       — А командир батальона?
       — Командир батальона сегодня получает 3520 рублей, с 1 июля — 6334 рубля, с 1 января — 6840 рублей.
       — А, извините за нескромный вопрос, сколько получаете вы — заместитель министра обороны Российской Федерации?
       — Менее 10 тысяч рублей. А с первого июля буду получать около 15 тысяч.
       — Несколько дней назад представитель президента в Южном федеральном округе генерал Казанцев заявил, что до сентября все чеченские беженцы из Ингушетии будут переселены обратно в Чечню. Планируется ли силовое участие в этом армии?
       — Ни в коем случае. Никакого насилия армии невозможно. Наоборот, армия поможет гражданской администрации в восстановления жилья. Будут предоставлены для местного населения и рабочие места в воинских частях, и при строительстве военных объектов.
       — Возможно ли участие российских войск в решении проблем Панкисского и Кодорского ущелий. Возможно ли здесь с нашей стороны применение силы?
       — Ни в коем случае. Грузия — это суверенное государство, и применять силу на его территории мы не имеем права. Но при этом примем все меры, чтобы укрепить наши границы.
       — Перейдет ли Российская армия к 2010 году на контрактную основу? Ведь президент Ельцин накануне своего второго избрания обещал это уже к 2000 году.
       — Таких легкомысленных заявлений от Министерства обороны не исходит. Мы стремимся иметь профессиональную армию, скомплектованную на контрактной основе. Такую армию имеют сегодня только три государства в мире.
       Вот возьмите такой пример. Дивизия — это примерно 10 тысяч человек. Примерно две тысячи офицеров и восемь тысяч призывников. Если их заменить на контрактников, которые в большинстве своем имеют семьи, надо создать соответствующие жилищные и материальные условия. Сегодня сделать это государство не в силах.
       — Игорь Евгеньевич, когда мы начали беседу, вы сказали, что нам будет легко общаться и понимать друг друга, потому что оба мы — офицеры. И мне бы хотелось задать вопрос, который волнует меня и очень многих в нашей стране.
       Мы с вами прошли Афганистан и знаем, что там пресекались любые негативные действия со стороны военных в отношении мирного населения.
       А вот в Чечне некоторые командиры этот негатив поощряют. Сейчас в Ростове завершается судебный процесс над Будановым. Мне бы хотелось знать в этой связи вашу офицерскую и человеческую позицию. Не может быть оправдано то, что совершил Буданов по отношению к чеченской девочке. Я тоже прошел через Афганистан и Чечню в качестве строевого офицера. Совершенное Будановым оцениваю однозначно как преступление. И здесь не может быть ссылок на эмоции.
       — Вы совершенно правы. Офицер, командир не может быть подвержен в боевой обстановке эмоциям. Эмоции могут привести к тому, к чему они привели в этом случае.
       То, что взаимоотношениям армии и мирного населения в Афганистане уделялось огромное внимание, я подтверждаю как очевидец этих событий. Не помню, чтобы случаи мародерства, насилия по отношению к мирному населению жестко не пресекались. Те проблемы, которые порождены в Чечне в отношении мирного населения, должны быть предметом постоянного анализа. Ведь именно из-за таких, как Буданов, мы не можем наладить мирную жизнь в Чечне. Оценка, данная в марте 2000 года руководством Министерства обороны действиям Буданова, остается неизменной.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera