Сюжеты

ПРАВОСЛАВНЫЙ ШАМАН

Этот материал вышел в № 41 от 10 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кому Пугачев подарил овчинный тулупчик? Есть в России реальность, близкая к виртуальной, – «региональные выборы законодательной власти». Все, как в договорных футбольных матчах: исход схватки решен на вчерашних ресторанно-банных...


Кому Пугачев подарил овчинный тулупчик?
       

  
       Есть в России реальность, близкая к виртуальной, – «региональные выборы законодательной власти». Все, как в договорных футбольных матчах: исход схватки решен на вчерашних ресторанно-банных переговорах, судьи уже получили свои гонорары, команды вяло топчут газон, а наивные болельщики еще ждут обещанной комментатором схватки.
       Недавние выборы Верховного хурала Республики Тува – редкое исключение. Речь идет не о безукоризненной честности здешних кандидатов и не об отказе московских политтехнологов от «грязных» технологий. Скорее, здесь можно говорить о несгибаемых избиркомах, которые стояли насмерть за закон и своих избирателей вопреки воле местной власти, подкрепленной московскими деньгами. В итоге столица республики и ряд районов отказались голосовать за ту власть, которая за десять лет довела Туву до полного банкротства…
       
       — Кукьюрузник? — заорал пухлый американец в легкомысленных шортах.
       — Нет, Майкл, это
       «Як-42». Летчики называют его «окурком», — хихикнул сопровождающий.
       Остальные иностранцы, топтавшиеся в ожидании посадки на рейс Москва — Кызыл, вразнобой, но старательно повторили: «Окъурок».
       — Проповедники-евангелисты, — понимающе кивнула моя соседка по очереди. — Туристы к нам теперь почти не летают…
       Да, развитие туризма, как и промышленности, не соответствует тувинским национальным потребностям...
       …«Як» пошел на посадку. Вернее, почти рухнул вниз, как подстреленная птица. Позади — четыре с лишним часа полета над хмурыми среднерусскими равнинами и марсианскими пейзажами окрестностей Барнаула. Рядом со взлетной полосой, бок о бок с кирпично-мраморными развалинами еще советского долгостроя, желтеет дощатый одноэтажный барак международного аэропорта «Кызыл». У дачного вида калитки на заросшей узенькой тропинке «выхода в город» радостно гомонит кучка встречающих. Приехали. Тува.
       ...У самого города, как грибы, из пожухлой зелени торчат живописные развалины, больше напоминающие декорации очередного сериала «про Чечню».
       — А это заводы были, — радушно объяснили попутчики. — Видишь, столбики вокруг кирпичной коробки торчат? Забор стоял из бетонных плит. Украли. Здесь — фабрика работала. Тоже разворовали. Там — автохозяйство…
       У трубы, торчащей из останков громадного цеха, как отрывок из легенды о золотом веке, значится: «Слава труду» и «Советской Туве — 30 лет».
       Судя по размаху разрухи, промышленности в республике почти не осталось. Говорят, что разорился даже овчинно-тулупный комбинат — тот самый, который перед последними выборами главы тувинского правительства демонстративно поддержал нынешний сенатор от Тувы, в недавнем прошлом самый православный банкир страны Сергей Пугачев. (Мы уже писали об этом странном альянсе в № 25 «Новой газеты».)
       Банкир, получив сенаторский иммунитет, к тулупам охладел, вследствие чего комбинат благополучно скончался. (По некоторым данным, так и не успев родиться.) Работает, правда, угольный разрез, но остальные предприятия попросту умерли. Зато финансирование остается в прежнем объеме. На республику с населением и промышленностью среднего российского райцентра — почти четыре миллиарда рублей. Отсюда и понятная дружба с вчерашним банкиром Пугачевым. Бюджетные счета — вещь заманчивая. Представьте, что стало бы с любым городом Тамбовской области, получай он регулярно, раз в год, такие деньги?
       
       Бубен для президента
       В тувинской столице ничего нарочито восточного не обнаружилось. Даром что географический центр Азии находится от нее в полукилометре. Кызыл больше похож на ухоженный райцентр Центральной России. Типовые кирпичные пятиэтажки, «частный сектор» и центральная площадь с обязательным Лениным. О национальной специфике напоминают вывески, продублированные на тувинском языке, да еще отдел буддийских ритуальных принадлежностей в универмаге напротив Верховного хурала.
        Буддизм — религия в Туве официальная, но по природе своей терпимая. А потому в быту она дополняется шаманизмом. К примеру, во время последней предвыборной кампании в штабе каждого претендента на пост председателя тувинского правительства имелся свой собственный шаман.
       Присутствие увешанного сверкающими бляхами духовного лица рассматривается, скорее, как необременительная и потенциально полезная дань национальным традициям. Во всяком случае, самым эффективным шаманом штаба победителя голосования Шериг-оола Ооржака оказался вполне православный представитель Тувы в Совете Федерации Сергей Пугачев. В политико-финансовом, понятное дело, смысле. И без всякого, прошу заметить, бубна.
       
       Кожуун несгибаемых
       Пий-Хемская территориальная избирательная комиссия (ТИК) расположилась в длинном актовом зале кожуунного хурала. Кожуун — это район, поэтому местный хурал, соответственно, — полный аналог и правопреемник прежнего райсовета. Все, как в фильмах про Анискина, — тот же стенд «Наши ветераны», крашенные масляной краской стены и насмерть закрытая по случаю праздника библиотека.
       Персонал ТИКа нервничает. Район — оппозиционный, а потому к его работе власть проявляет особое внимание. Говорят, что у кураторов из Кызыла только чудом сорвалась хитрая подстава, благодаря которой ТИК в полном составе мог попасть под самую настоящую уголовную статью. А во время выборов председателя Верховного хурала случилась и вовсе неприятная история. Тогда Пий-Хемский избирком признал недействительными около девятисот бюллетеней. Что тут началось!
       Вначале членам комиссии угрожали доверенное лицо Ооржака Гончаров и некий наблюдатель Дронин. Потом в кожуун приехала целая бригада переговорщиков из Кызыла — и опять угрожали. Вопрос стоял, как о жизни и смерти. По общему мнению, проигрыш первого и последнего президента Тувы на выборах председателя республиканского правительства автоматически означал начало множества уголовных процессов для самих проигравших и их сторонников. Потому и затеял опытный президент Ооржак многоходовку с новой Конституцией, установившей новый процент явки избирателей, чтобы избежать запрета на третий срок. На карте — миллиарды, а тут какая-то кожуунная территориалка…
       Правоту свою Пий-Хемский ТИК отстоял. Правда, на конечный подсчет голосов это никак не повлияло. Как было у Ооржака пятьдесят три с небольшим процента, так и осталось. Девятьсот незасчитанных голосов Пий-Хема «натянули» за счет ТИКов других кожуунов. Московские политтехнологи, щедро оплаченные, по отдельным данным, «православным банкиром», постарались. Смены власти и уголовных дел не случилось, а в Совете Федерации просто занял место экуменист Лугачев.
       …Пий-хемский избиратель голосует вяло. Уже днем становится понятно, что преодолеть уровень явки в 43 процента не получится. Народ, получив в председатели правительства непопулярного, но бессменного президента Ооржака, в политике разуверился, а потому предпочитает заниматься своими делами.
       «Да вся эта затея с сорока тремя процентами явки задумана только для отсечения оппозиционных районов», — считают представители оппозиционеров. Соберут депутатов из лояльных кожуунов, сформируют комитеты, напринимают законов — а потом можно и довыборы в Кызыле и Пий-Хеме устроить. Главное, чтобы кворум был. А там можно залатать любые огрехи прежних президентских сроков Ооржака.
       
       «Балгазын» —мечта арата
       Сельские кожууны Тувы — тема особенная. Хотя бы потому, что промышленных районов уже не осталось. Именно на аратские (крестьянские хозяйства) надеялись в свое время тувинские националисты. «Не дадим разграбить землю Тувы!» — это нынешний председатель Ооржак сказал. Ответил мировому капитализму на резонный вопрос о судьбе разведанных, но так и не пущенных в промышленную разработку месторождений редких металлов. Вместо этого решил заниматься сельским хозяйством.
       Но аграрной республикой Тува так и не стала. Есть в Туве свой Минсельхоз — с министром и полусотней сотрудников. И есть одно-единственное рентабельное хозяйство — бывший совхоз «Пламя революции», ставший государственным унитарным предприятием «Балгазын». Руководит им Иван Чучев, и руководит исключительно успешно. Вот только мешает тихий саботаж со стороны руководства республики. Положенных дотаций совхоз не получает, финансирования — тоже, а семенное зерно прямиком отправляется, вслед за новыми комбайнами, в давно «лежащие», зато лояльные хозяйства. А они их «загоняют за Саяны» — есть в Туве такое выражение.
       …Рядом с процветающим «Балгазыном», ближе к Кызылу, — совхоз «Победа». Если бы не горы, здесь можно было бы снимать продолжение «Сталкера». Зона опустошения. Поля, заросшие степной травой, и поселок — несколько улиц да вдребезги разбитые корпуса ферм и зернохранилищ. Оборудование, зерно, тракторы и комбайны «ушли за Саяны». Рядом с одним из домов собралась молодежь. Сидят на корточках, курят. Лениво сплевывают. Работы нет. Зато есть бессрочное пособие по безработице, скотокрадство и поля «тувинки» — местной разновидности конопли. А еще «паленая» водка из гидролизного спирта — в просторечии «шмурдяк».
       
       Глобус пантюркизма
       Кызыл, как и Пий-Хем, «проголосовал ногами». На десяти участках выборы признаны несостоявшимися. Да еще кто-то украл на одном из пунктов голосования списки избирателей, так что в помещении Центризбиркома Тувы, похожем на обычный московский ЖЭК, сидели три мрачных чина ФСБ. Кворум был под угрозой — ясное дело, вместе с карьерой местных чекистов.
       Зато в самом городе особой горечи по поводу провала выборов не ощущалось. Разве что у тувинско-турецкого лицея наблюдалось какое-то шевеление. Он, этот лицей, от результатов выборов зависел напрямую. Новый, на этот раз лояльный, хурал должен был решить его проблему с лицензией и регистрацией.
       Дело в том, что основам пантюркизма в Туве учат за российские бюджетные деньги. А регистрация и лицензирование лицея были проведены со всеми мыслимыми нарушениями. Да и дипломы мускулистых молодых парней, которые числятся в нем преподавателями, для России не годятся. Зато завуч лицея — зять председателя Ооржака.
       А вот государственный институт развития педагогического образования председатель всея Тувы закрыл за ненадобностью. Ректор его, Алтай Пиче-оол, — человек неудобный. И вот теперь Тува стала единственным субъектом Федерации, где нет подобного учебного заведения.
       
       Дорога к дому
       Путь домой часто бывает длиннее. На прямой рейс до Москвы я не успевал, а значит — через Саяны, на машине, до Абакана. Пятьсот километров тайги и романтики.
       ...Вдоль трассы — проплешины сгоревшего леса. Жгут бомжи-черемшатники. Живут здесь целыми стаями, в палатках. А лес палят нечаянно: напьются и спят у костров. Губят лес, сгорают сами. А пожар идет дальше. У Тувы нет денег тушить тайгу.
       …На Буйбинском перевале, у места гибели генерала Лебедя, работал автокран. Рядом с деревянным крестом уже была заасфальтирована площадка, а рабочий разравнивал цемент на постаменте гранитного валуна. На противоположной стороне трассы, в центре точно такой же асфальтовой площадки, высились два железобетонных сортира с металлическими дверцами бронебойной толщины — чтобы не украли.
       За Саянами — Хакасия. За окном — неяркий среднерусский пейзаж. Вот только горы на горизонте. Их можно не замечать — и чувствовать себя дома. Ведь не замечаем же мы Туву…
       
       P.S. Выборы в Тувинский Верховный хурал окончились ничем. Согласно вердикту большинства избиркомов Кызыла «выборы не состоялись из-за низкой явки избирателей». Политтехнологи председателя Ооржака и его московского друга Пугачева перехитрили сами себя. Теперь о лояльном Верховном хурале без представителей оппозиционных районов можно забыть. В нем просто не будет кворума. А значит, впереди у республики — второй тур выборов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera