Сюжеты

ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ — РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ. ЧАСТЬ 2

Этот материал вышел в № 41 от 10 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Несколько дней назад меня демобилизовали. Или, как выражается молодежным языком бывшая сотрудница MTV Оля Шелест, «отправили в отстой»… Организаторы — как пустые бутылки: всегда много и мешаются под ногами. К семи вечера 30 мая нас вызвали...


Несколько дней назад меня демобилизовали. Или, как выражается молодежным языком бывшая сотрудница MTV Оля Шелест, «отправили в отстой»…
       
       Организаторы — как пустые бутылки: всегда много и мешаются под ногами.
       К семи вечера 30 мая нас вызвали с вещами на Киевский вокзал. В течение нескольких часов телевизионные верхи не могли дать отмашку телевизионным низам, чтобы отправить нас в путь-дорогу.
       Нас пятеро. Три девушки и два парня. Еще двое летят на самолете — неместные. Счастливые.
       Мы сидим в тамбуре и пьем красное сухое вино. Аня — бывшая фотомодель и мастер спорта по тэквондо. Ей всего восемнадцать, а за душой уже что-то непонятное. Мне кажется, она обязательно выиграет. Она подпрыгивает и ищет глазами друга-партнера на ближайшие пять недель. Высокий сын военного Илья почти не курит. Наверное, папа против. По-отечески погладив Аню по голове, он переключается на Лену. Лена улыбается, но ей не до него — мобильный не молчит. Звонит Юра — молодой человек в возрасте. «Возвращайся, — говорит, — отдыхать поедем, на фиг тебе эта армия сдалась». Лена непреклонна — доказывает женскую состоятельность.
       Димка — белобрысый и похож на коренного гражданина Украины. Аня выбирает Димку в друзья. Я сижу со всеми и наблюдаю за психологическими рокировками. Понимаю, что другая, и, наверное, так нельзя. Мой отец говорит, что нужно быть ближе к народу. Но я почему-то далеко.
       Утром слезаем в Конотопе. До Киева — три с половиной часа. Завтра решится наша судьба на ближайшие пять недель. Судьба районного масштаба.
       Ждем уже час, а за нами никто не едет.
       Через несколько часов за нами приезжает автобус. Три с половиной часа в пути. В гостинице под Киевом для нас нет места. По велению усатого инструктора Олега Константиныча стелем матрасы в пустой комнате. Из белья — только простыни. Из еды — принесенные Константинычем двести граммов коньяка.
       Инструктор демонстрирует форму и рассказывает расклад. Мы мерзнем и внимаем.
       «А еще мы будем жарить червей. Как где? В консервной банке. Голову отрываешь — и как по маслу». Константиныч доволен произведенным впечатлением. Возмущение маленькой соперницы Лены ему не понять. Лене не понять инструктора. Она любит японскую кухню и держит салон красоты в городе Подольске. Вчера сломала ноготь. Инструктор разошелся совсем: «Приготовьтесь, друзья мои, спать в лесу и плавать в болоте в полном камуфляже». Константиныч смакует слова — ожидает реакции.
       На следующий день в три приехали в конечный пункт. В советское время военная часть «Десна» была стратегически важным объектом. Сегодня там почти пусто: солдаты-слуги да баре-военные и гражданские люди иногда наезжают пострелять.
       Солдаты-слуги живут в казармах. Рядом строится съемочная площадка. Здесь будет шоу.
       Нас повели мерить форму. Мы с Леной из Подольска нестандартные. Ей формы много — мне мало.
       За час до шоу нас отправили краситься. После макияжа мальчики стали похожи на девочек. Девочки — на трансвеститов. Дима недоволен больше всех – друзья-спецназовцы не одобрят.
       Шоу началось вовремя. Понятно — прямой эфир. Ведущая Оля Шелест шутила по-армейски. Было видно: школа MTV не прошла бесследно. Украинский ведущий Юра шутил заметно лучше. Человек рос на родине Гоголя.
       Ужасная связь и раздолбайский подход сделали свое дело. Времени не хватало, монтажеры путали ролики.
       Когда меня вызвали, чтобы представить, товарищ Шелест даже не удосужилась внятно прочитать мою анкету. Вместо ролика второго выбывшего — якута Димы — прокрутили сюжет про дюжего украинского парня Евгения.
       Друзья сказали: во время голосования телефоны практически не работали.
       Я стояла на голом асфальте в середине импровизированного зрительного зала — ковыряла ботинком землю, улыбалась. Шелест произнесла мое имя в числе выбывших. «Скамейка запасных — это не отстой», — утешила юмористка. Я не расстроилась — мне стало смешно. Смешно и радостно. Я подумала, что завтра уже буду сидеть дома с любимым перед телевизором и наблюдать все со стороны...
       На обратном пути в Москву мы с Димой говорили о разных вещах: тряпичных куклах, психологии восточной борьбы, будущем и человеческих мозгах. Мне было интересно с ним — ему со мной. Мы поняли: армии не нужны умники, телевизионной армии — тем более. Там важены только секс, истерика и баранья исполнительность...
       Пару дней назад мне позвонили: «Собирай, — сказали, — вещи, Лена уходит. Ей грязной быть не нравится. Пойдешь на смену». На следующий день Лена поговорила с психологом, помылась и успокоилась. Осталась и легла в лазарет. Все это время я нервничала — желала Лене здоровья. Почему-то не хотелось обратно в скучный изматывающий эфир. Наверное, мне не нужна слава воина. Но если родина позовет — придется идти. Таковы правила игры.
       

     
       Когда верстался номер. Несмотря на упаднические настроения, нашего спецкора Юлию Санкович все-таки призвали в «застекольную» армию. Может быть, в понедельник вы сможете ее увидеть на своих телеэкранах.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera