Сюжеты

ХИЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ В ОСОБО КРУПНЫХ РАЗМЕРАХ

Этот материал вышел в № 42 от 17 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Президенту России от матерей и жен заложников Дорогие читатели, задумывались ли вы над таким вопросом: если родной или близкий вам человек будет направлен в Чечню служить или восстанавливать народное хозяйство и, не дай бог, пропадет без...


Президенту России от матерей и жен заложников
       

   
       Дорогие читатели, задумывались ли вы над таким вопросом: если родной или близкий вам человек будет направлен в Чечню служить или восстанавливать народное хозяйство и, не дай бог, пропадет без вести или будет захвачен в заложники, к кому обращаться за помощью? Можно и не задумываться, потому что — некуда. Да, в Чечне есть и структуры МВД, и прокуратура. Но их работа по этой части совершенно неэффективна — они примут заявление с просьбой о розыске, не больше. На самом деле пропавших без вести солдат и офицеров не ищет никто, а если и делается что-то, то только формально. И на любой ваш запрос в вышестоящую инстанцию вам ответят отпиской...
       
       Несколько дней назад из Чечни вернулись мои товарищи — режиссер Сергей Говорухин и полковник запаса, бывший офицер Главного штаба сухопутных войск Виталий Бенчарский.
       Виталий Иванович Бенчарский, который в первую кампанию возглавлял в Чечне группу розыска без вести пропавших от комиссии при президенте России, сказал мне: «В 1996 году до августовских событий было менее опасно проехать по Грозному, чем сегодня, когда власти говорят о завершении антитеррористической операции».
       Сегодня числятся пропавшими без вести несколько сот военнослужащих, более полутора тысяч граждан Чечни и десятки гражданских лиц, приехавших для восстановления народного хозяйства. Кроме того, с территорий сопредельных республик, особенно Северной Осетии и Ингушетии, продолжается похищение людей.
       В прошлом номере «Новой газеты» (№ 41 от 10.06.2002) в материале «Государство — это мы. Иного не дано» мы рассказали о трагедии похищенных из Северной Осетии шестерых нефтяников. Кто же ими занимается? Формально — правоохранительные органы Северной Осетии, которые никакой эффективной операции на территории Чечни или Ингушетии провести не могут. Подключено Главное управление по борьбе с организованной преступностью, в частности отдел по борьбе с хищениями людей, который возглавляет полковник Седов. Этот отдел более года назад почти полностью обновили, проведя кадровые перестановки. Хорошие там сидят ребята. Но они за этот год ни одного человека на территории Чечни из неволи не освободили.
       Огромный, уникальнейший опыт в освобождении заложников именно на территории Чечни с 1995 года накопила Комиссия при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Офицеры различных силовых структур (ФСБ, МВД, Минобороны), входящие в рабочую группу при этой комиссии, профессионалы высочайшей категории, вырвали из неволи в Чечне тысячи заложников. Наиболее эффективной работа была в 1995—1997 годах. Особенно когда группировкой российских войск в Чечне командовал генерал Вячеслав Тихомиров (нынешний командующий внутренними войсками).
       Увы, наши чиновники сумели практически ликвидировать уникальную группу, состоящую из выдающихся офицеров. За последние годы из этой команды ушли полковники Сергей Осипов (руководитель рабочей группы, заместитель председателя комиссии), полковники Виталий Бенчарский, Вячеслав Пилипенко, Владимир Скопцов, Вячеслав Шигарев, Виктор Шкляр и другие.
       Офицеры рабочей группы президентской комиссии, предназначенной для освобождения людей из плена в Чечне, фактически два последних года в Чечне не работают из-за отсутствия финансирования. И это при том, что в состав президентской комиссии по военнопленным входят 15 депутатов Государственной Думы.
       Сейчас, даже если деньги дадут, возродить утраченные связи, наладить работу будет очень трудно.
       Осенью прошлого года депутаты, проснувшись, внесли коррективы в финансовые статьи, по которым деньги комиссии по военнопленным должны быть выделены. Министерству финансов России нужна чистая формальность — соответствующая бумага от администрации президента. Именно здесь все и застопорилось.
       Начинаю выяснять: в чем же дело? Оказывается, представитель президента России в Южном федеральном округе Виктор Казанцев в письменной форме внес предложение, в котором отметил, что обстановка в Чечне и прилегающих к ней субъектах Федерации с похищениями людей нормализовалась и с задачами по вызволению людей из неволи Южный округ справится самостоятельно.
       Увы, от генерала Казанцева, кроме этого заявления, не последовало никаких конкретных эффективных действий.
       Генерал Николай Максимович Безбородов, заместитель председателя Комитета по обороне Государственной Думы, один из самых активных членов президентской комиссии по военнопленным, направил уже не один запрос в администрацию президента России по вопросу финансирования. Секретариат Совета безопасности при президенте также выступает за сохранение рабочей группы и активизацию ее работы. Но движения со стороны администрации президента нет. Необходимые бумаги в Министерство финансов так по сей день и не представила.
       Я ежедневно объясняю все это звонящим и приходящим в редакцию матерям, женам пропавших без вести и находящихся в заложниках. «Но сделайте же что-нибудь», — говорит мне каждую неделю мать пропавшего корреспондента ИТАР-ТАСС Владимира Яцины Надежда Ивановна.
       После каждой поездки на Северный Кавказ спрашивают: о результатах поиска мужа жена подполковника Сергея Боряева Инга, родители младшего сержанта Саломатина, мать 16-летнего Артура Зинатова, вывезенного в Чечню из города Сургута Тюменской области, целая группа матерей и жен похищенных из Северной Осетии и Дагестана.
       И сегодня мы обращаемся уже не к депутатам и не к администрации президента, а к самому президенту России: возьмите дело спасения людей, попавших в неволю в Чечне, под свой контроль.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera