Сюжеты

СТАНОВОЙ ХРЕБЕТ БАШКИРИИ — УРАЛ, СЫН РАХИМОВА

Этот материал вышел в № 42 от 17 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Итогом «рахимовского десятилетия» для республики стали безработица, нищета огромной части населения, подавляющих масштабов коррупция. Крупнейшие инвесторы обходят республику за версту Еще в начале девяностых в период приснопамятного...


Итогом «рахимовского десятилетия» для республики стали безработица, нищета огромной части населения, подавляющих масштабов коррупция. Крупнейшие инвесторы обходят республику за версту
       

   
       Еще в начале девяностых в период приснопамятного «парада суверенитетов» Башкирия считалась среди экспертов по региональным рынкам главным претендентом на процветание.
       У республики, казалось бы, было все — 12 миллионов тонн собственной ежегодной нефтедобычи, самый большой и едва ли не самый современный в Европе нефтеперерабатывающий комплекс, гигантские запасы меди (пятое по величине в мире месторождение), развитое сельское хозяйство и отличная транспортная инфраструктура. Однако обещания популярного в то время и до сих пор бессменного регионального лидера Муртазы Рахимова сделать из Башкортостана российский Кувейт так пока и не сбылись.
       Итогом «рахимовского десятилетия» для республики стали безработица, нищета огромной части населения, подавляющих масштабов коррупция. Крупнейшие инвесторы обходят республику за версту — поговаривают, что даже от природы сдержанный нефтяной олигарх, вернувшись после очередных переговоров с Рахимовым, уже на борту самолета в сердцах заявил, что ни рубля в Башкирию больше не вложит, и сопроводил это утверждение длинной тирадой из не совсем печатных выражений.
       Его можно понять: многолетние попытки дружбы с башкирским президентом, подкрепленные готовностью вложить в республику сотни миллионов долларов, привели компанию к появлению на территории республики всего лишь небольшой сети бензоколонок.
       Больше же других досталось американской «Mobil Oil», поставившей в Башкортостан сотни тысяч тонн конденсата для переработки на заводах «Башнефтехима».
       Все это сырье будто в черную дыру провалилось — американцы не получили ни денег, ни бензина, а выступавший в этой сделке гарантом президент соседнего Казахстана Нурсултан Назарбаев оказался в результате нее в таком нелепом положении, что до сих пор и слышать не хочет о каком либо сотрудничестве с башкирским лидером. Тем более что главой «Башнефтехима» во время апогея этого скандала был сын Муртазы Рахимова — Урал Рахимов.
       Скандалом окончилась и история с предполагаемым слиянием «Татнефти» и всего башкирского ТЭКа. Несмотря на то, что Рахимов получил поддержку Ментимера Шаймиева на выборах 1998 года, да и сам вопрос о слиянии кулуарно был уже, казалось бы, решен, Рахимов-младший выступил с необоснованными заявлениями в адрес нефтяников Татарстана, назвав «Татнефть» компанией, «не имеющей будущего». И это несмотря на 50-процентную недогруженность заводов «Башнефтехима», вызывающую массовые увольнения и снижения зарплаты.
       Приблизительно в таком же духе получила «от ворот поворот» и «Уральская горно-металлургическая компания» («УГМК»), предлагавшая вложить сотни миллионов в разработку башкирских медных руд. Рахимов, как всегда, предпочел безраздельную власть в нищей республике допуску на ее территорию мощных инвесторов, пусть даже очевидно полезных для экономики.
       Местные предприниматели тоже стонут – они запуганы местными порядками, разрешающими задерживать людей без объяснения причин на 30 дней, и полным произволом чиновников.
       
       Но что же на самом деле представляет собой башкирская экономика сегодня? Для наблюдателей со стороны — это классический семейный бизнес. Через своего сына Урала и других родственников Муртаза Рахимов контролирует всю нефтянку, энергетику и транспорт республики.
       Урал возглавляет вертикально интегрированный холдинг «Башнефть», руководит «Башнефтехимом» и «Баш-энерго», а также решает совместно с отцом все важнейшие вопросы экономической жизни республики.
       Однако семейная идиллия Рахимовых может быть разрушена в ходе следующих президентских выборов в республике, которые могут состояться уже в конце этого года.
       Во-первых, башкирского лидера сильно невзлюбил Кремль из-за явных сепаратистских наклонностей Рахимова и нежелания считаться с мнением полпреда президента Кириенко.
       Во-вторых, Конституционный суд РФ в течение ближайших месяцев может объявить выборы главы региона на третий срок незаконными.
       В-третьих, никогда еще рейтинг Рахимова в самой республике не был так низок — его фактически не поддерживает до 70% населения (40% русских и 30% татар).
       В довершение этой печальной для клана Рахимовых картины стоит добавить, что недавно тот же Конституционный суд России признал незаконным снятие с предвыборной дистанции в 1998 году двух главных конкурентов нынешнего главы республики — Аринина и Миргазямова. А это — ни много ни мало — означает, что результаты предыдущих выборов могут быть отменены, и тогда все последующие 4 года «царствования» Муртазы Рахимова окажутся чистой воды самозванством.
       Именно с точки зрения скорого возможного крушения всей так долго создававшейся Рахимовым системы легко объяснима и торопливость с «опусканием в воду» многочисленных «концов» всех тех загадочных нефтяных историй, о которых в республике если и говорят, то вполголоса и за плотно закрытыми дверями.
       Останутся ли в республиканской собственности хоть какие-нибудь нефтяные активы, в случае если власти в регионе будет угрожать смена? Об этом могут знать только отец и сын Рахимовы — халифы несостоявшегося российского Кувейта. И как теперь уже вполне возможно — халифы на час.
       
       Сегодня ситуация в Башкортостане развивается таким образом, что потеря власти может грозить Рахимовым не только утратой контроля за собственностью. Имя Урала, например, недавно всплыло и в связи с тяжким уголовным преступлением — заказным убийством бывшего главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского.
       В начале апреля Сперанский погиб под пулями киллера в подъезде своего дома. А незадолго до этого был упразднен и сам «Башнефтехимторг», через который несколько лет проводились все (в том числе и самые подозрительные) нефтяные сделки в республике. Эту структуру, в свою очередь, полностью контролировал тот же Урал Рахимов. С ее ликвидацией и смертью бухгалтера любые «концы», касающиеся «Башнефтехимторга», будут надежно и навсегда спрятаны «в воду».
       При этом местные правоохранительные органы даже ни разу не вызвали Рахимова-младшего на допрос, хотя признали, что убийство Сперанского, несомненно, связано с его профессиональной деятельностью. Это ли не повод для Генеральной прокуратуры внимательно рассмотреть нашу публикацию и приведенные в ней факты и тщательно разобраться в них, попытавшись исправить ошибки своих башкирских коллег? Ведь, по некоторым сведениям, Башкортостан все еще часть Российской Федерации.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera