Сюжеты

ЧЕЙ ЧЕЛОВЕК ПУТИН?

Этот материал вышел в № 45 от 27 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Истерика либералов обострила паранойю патриотов С некоторых пор патриоты в России бывают двух видов: пропрезидентские и антипрезидентские. Первые глубоко убеждены, что Путин – их человек. И всегда был им. Свято верящие в теорию заговора,...


Истерика либералов обострила паранойю патриотов
       
       С некоторых пор патриоты в России бывают двух видов: пропрезидентские и антипрезидентские. Первые глубоко убеждены, что Путин – их человек. И всегда был им. Свято верящие в теорию заговора, они обернули ее в свою пользу. В самом деле, если, по их глубокому убеждению, поражение в холодной войне, разрушение Советского Союза и все последующие беды страны произошли в результате деятельности глубоко законспирированных агентов израильских и американских спецслужб, проникших под разными предлогами на самые высшие должности в государстве, почему не может случиться и обратного? Президент Путин как глубоко законспирированный агент пробрался на высшую должность «антинародного режима», возглавил его и уже третий год руководит им, готовясь в «час икс» превратить этот режим в истинно народный и патриотический. Ожидание может продолжаться бесконечно долго, потому что никто точно не знает, когда наступит этот «час икс». Но поколебать эту надежду невозможно, ибо любые действия Путина, противоречащие подобным ожиданиям, воспринимаются лишь как подтверждение его глубокой законспирированности и, следовательно, доказательство того, что все идет по плану.
       Другая группа более рациональна. На первых порах они тоже верили в сказку о глубоко законспирированном единомышленнике и ожидали от нового президента каких-то радикальных действий. Однако день шел за днем, месяц за месяцем и год за годом, а действий не последовало. Патриоты начали терять терпение и возмущаться. Наконец, когда их терпение лопнуло, они стали смотреть на президента как на предателя, каковым он, разумеется, не является, ибо «их человеком» никогда не был.
       Путаница (confusion) в сознании патриотов дополняется такой же точно неразберихой в мозгах либералов. Для большой части последних того, что нынешний президент работал в госбезопасности, было достаточно, чтобы впасть в панику и ожидать «возвращения тоталитаризма». Подобные страхи превратились в настоящую истерику, когда Путин вступил в конфликт с медиамагнатами Гусинским и Березовским, объявившими себя защитниками свободы слова. Как бы ни относиться к нынешнему президенту, но он является тоталитарным диктатором не более, чем Березовский – поборником демократии. Однако истерика либералов обострила паранойю патриотов. В конце концов, страхи либералов можно было предъявить в качестве косвенного доказательства версии о глубоко законспирированном агенте национального влияния в Кремле.
       Образ Путина как зловещего диктатора, почти фашиста, создаваемый с подачи Березовского, парадоксальным образом совпадает с идеальным образом вождя, воображаемого «национально ориентированными» идеологами. Изрядная часть поклонников Путина влюбилась в него с первого взгляда именно потому, что ошибочно заподозрила в нем что-то вроде русского фашиста. Увы и ах! Эта надежда оказалась совершенно несостоятельной.
       Нет ничего злее обманутой любви. Разочарованные патриоты все более открыто выражают свое возмущение. Напротив, либералы выглядят растерянно. Они, разумеется, полностью одобряют проамериканскую внешнюю политику Путина, равно как и любые экономические мероприятия, которые могут сделать бедных еще беднее, а богатых — еще богаче. Но эта во всех отношениях замечательная программа осуществляется человеком, которого сама же либеральная публика уже зачислила в безнадежные злодеи.
       Ельцину любые нарушения прав человека и махинации на выборах сходили с рук просто потому, что он был объявлен «демократом» по определению. Доказательством «демократизма» предыдущего президента служила его готовность терпеть существование оппозиционной прессы и негосударственного телевидения, которые могли эти нарушения разоблачать. Позиция Ельцина, разумеется, свидетельствовала не столько о демократизме, сколько о врожденном здравом смысле: сочетание бюрократического беспредела со свободой печати создавало абсолютно шизофреническую ситуацию, деморализовывало население и в конечном счете работало на власть, наглядно демонстрируя ее силу и безнаказанность.
       Путин в отличие от Ельцина уже завоевал репутацию гонителя свободной прессы, а потому любить его не положено. И никакие мероприятия правительства не изменят ситуацию на эмоциональном уровне. Политическая картина, изображаемая либеральными комментаторами, оказывается безнадежно расщепленной и противоречивой. Паранойя патриотов дополняется шизофренией демократов.
       В общем, президента никто не любит. Но, с другой стороны, зачем президенту любовь? Главное, чтобы приказы исполнялись. А с этим пока все в порядке.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera