Сюжеты

РАЗМИНУЛИСЬ

Этот материал вышел в № 45 от 27 Июня 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Будни деснянского полигона глазами не участника, но журналиста Семь утра. Женщины в наушниках, мужчины за пультом, женщины и мужчины у мониторов – они уже в наушниках, у мониторов и за пультом, пишут каждый чих участников эксперимента....


Будни деснянского полигона глазами не участника, но журналиста
       


       Семь утра. Женщины в наушниках, мужчины за пультом, женщины и мужчины у мониторов – они уже в наушниках, у мониторов и за пультом, пишут каждый чих участников эксперимента.
       Вчера утром была новость: курсант Фокин побрился наголо. Сегодня утром «волосы» перегоняют в московскую студию…
       
       Вся телегруппа – около сотни человек, сменяющих друг друга, — работает в казарме № 2. Уместились в одной огромной комнате, здесь раньше было «спальнє приміщєння».
       Режиссеры с интересом смотрят собственный сериал, потому что детали выписывают актеры. Когда героиня сказала: «Выйдешь из туалета, зайди ко мне в душ», женщина-режиссер прямо вскрикнула от удовольствия: «Выйдешь – зайди ко мне»… Ты смотри!».
       Иногда действия героев можно предугадать. Когда они перед сном заговорили о сокровенном, кто-то в «студии» скомандовал: «Крупно возьмите тумбочку. Там презервативы лежат»… Действие развивается в соседней комнате. Там стоит «аквариум», закрытый черными шторами и окруженный телекамерами.
       
       Курсанты операторов не видят и не слышат. Если бы кто-нибудь приносил воздушную кукурузу, колу и семечки, так я бы вот так целый день сидел у аквариума, хрустел, плевался и пускал слюни. Но у операторов, видно, слюни уже закончились, поэтому они читают книжки и смотрят за стекло не с жадностью, а зевая…
       
       Инструктор Коржов в перерывах между метанием саперных лопаток и воспитательными беседами с курсантами рыщет в интернете…
       Каждые полчаса лезет в «Апорт», набирает «Коржов», набирает «Олег Коржов», набирает «За стеклом Коржов»...
       Ой, простите, где я закончил… Блин, там это… взяли девушку из-за стекла – крупно, сверху и в дУше. Не знаю, увидите ли вы это по телеку, поэтому… Господи, нагнулась… Что делается вообще? Что происходит?..
       …у нее пониже пупка, справа… с правой стороны… татуировка – то ли чертик, то ли человек нестриженый… а грудь маленькая, на любителя…
       Извините, пожалуйста, отвлекся…
       
       Так вот. На сайт программы кто-то прислал «дезу», будто пьяный Коржов дрался с трезвым Каратаевым.
       — Взгляните, товарищи, тут уже большое количество хулящих отзывов, — сказал Коржов. – Вы только подумайте, здесь уже за две тысячи согласных с этой клеветой…
       — Может быть, мы можем найти виновного и как-то его наказать? – спросил Каратаев.
       — Боюсь, что это невозможно по ряду причин… — вздохнул Коржов.
       — Очень прискорбно, что еще остались такие несознательные люди, — сказал Каратаев и покачал коротко остриженной головой…
       
       Главного инструктора Каратаева режиссер Александр Черных нашел в журнале. Каратаев в Подмосковье готовит мальчишек, которым по бедности не избежать армии, для службы в элитных подразделениях. Он гордится, что никто из учеников не погиб на войне… (Наш военный обозреватель Вячеслав Измайлов напомнил бы ему его воспитанника Павла Голенко, погибшего в Чечне 1 января 1995 года. — Прим. ред.)
       Коржова выловили в московской охранной структуре.
       — Он не обманул наших ожиданий, — улыбается Черных.
       Коржов говорит «момент дружбы» и часто кричит.
       От украинцев просили инструктора мягкого, забавного, плюшевого. Для контраста с Коржовым.
       Украинцы отдали офицера Бабия из деснянской части.
       «Офіцєр україньскої армїі» Бабий в телевизоре заметно проигрывал офицеру из Москвы Коржову. Его отозвали «по состоянию здоровья». Теперь офицер Бабий катается на своих «Жигулях» рядом с казармой.
       — Телевидение – наркотик, — делает вывод режиссер Черных…
       Заменить Бабия – такую нелегкую задачу поставили перед майором Косинским из Житомира, инструктором аэромобильных войск (по-русски: десантник).
       Косинского называют «обложечным украинским военным». Ему тридцать четыре года, из них он несколько месяцев провел на учениях ООН.
       Косинский огорчился, когда узнал, что его посылают за стекло.
       — Сейчас я в Штатах должен был быть, — делится Косинский.
       Но когда майор понял, какое значение придает родное Минобороны этому проекту, он перестал огорчаться. Украинские генералы усмотрели в передаче мощное агитационное оружие. Косинский – комбат-батяня (батько-комбат). Призывник должен знать, что и в Киеве, и в Черновцах, и в Цюрупинске его будет ждать улыбающийся Офицер Косинский.
       И в Сумах тоже пусть не зарекается…
       Не говоря уж о деснянском полигоне.
       
       Вчера искали медсестру. Решили проверить, не пошатнулось ли здоровье измученных нормативами и перловкой курсантов.
       Привезли из Киева четырех девушек.
       — Сходи их попробуй, — сказал режиссер Черных ассистенту Леше.
       — Где попробовать? – спросил ассистент.
       — Да хоть за казармой…
       Медсестры никому не понравились. Оказались нефактурные.
       — С одной еще можно мириться, но у нее кожа плохая, — говорит режиссер Черных, — и тыкает в монитор. Показывает, где кожа плохая.
       
       В заключение – о нашей Санкович, с которой мы разминулись.
       На статью твою, Юлька, обиделись не только в «аквариуме», но и снаружи. Психологи из Москвы – Алина и Лена – отказались говорить о твоем психотипе (вообще-то, я его себе представляю, но интересно знать мнение профи).
       На полигоне тебя все равно любят. Саша Карлов, ведущий, сказал, что тебя следовало бы придумать, если бы тебя не придумали двадцать два года назад. Шутит, что последним заданием недели будет найти и уничтожить курсанта Санкович. В Москве.
       А еще режиссеры говорят, что ты работала на камеру, — это плохо, ведь другие бегали и жили естественно. (Просто они тебя не знают.)
       Интересуются, встречался ли я с тобой после приезда и не написала ли ты новую статью.
       «Не встречался», — говорю.
       Посылку, которую я вез для тебя, пришлось съесть, а записку от главного редактора цитирую: «Товарищ! Держись! Мы с тобой. Пи. Пи. Пи. С бабушкой пару раз говорил, она молодец».
       Не знаю, что означает «Пи. Пи. Пи», но мне кажется, что это что-то такое искреннее, из глубины души исходящее…
       
       P.S. Только что завезли новую партию медсестер. За казармой идут пробы…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera