Сюжеты

ВЕСЬ МИР НАУЧИЛСЯ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ И НАМ БЫ НЕ МЕШАЛО

Этот материал вышел в № 46 от 01 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ВЕСЬ МИР НАУЧИЛСЯ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ И НАМ БЫ НЕ МЕШАЛО Чемпионат мира плавно перебрался в футбольные летописи. Кто-то будет вспоминать его, с жаром рассказывая о невероятной победе Сенегала над Францией. Кто-то помянет его удивительно...


ВЕСЬ МИР НАУЧИЛСЯ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ И НАМ БЫ НЕ МЕШАЛО
       
       Чемпионат мира плавно перебрался в футбольные летописи.
       Кто-то будет вспоминать его, с жаром рассказывая о невероятной победе Сенегала над Францией. Кто-то помянет его удивительно безликой игрой сборной России. Для кого-то японо-корейский мундиаль будет прочно ассоциироваться с приказом о неполном служебном соответствии, с вылетом из университета или, как у меня, с разводом.
       Футбол все-таки действительно — жизнь, способная отодвинуть на задворки сознания все остальные проблемы, дела и обязанности. Жизнь, сконцентрированная в двух таймах по 45 минут, со своими бедами, горестями, минутами ожидания и секундами умопомрачительного восторга.
       Кому-то везет меньше, кому-то больше...
       Но так или иначе мы все равно будем ждать следующего чемпионата мира. Надеясь, что в будущем нам повезет больше. Надеяться, конечно, хорошо. Но лучше заняться этим будущим уже сейчас. Как, например, Сергей Юран — президент спартаковской «Академии футбола».
       О новой работе, о нашем и не нашем футболе мы и попросили рассказать Сергея ЮРАНА
       
       — Руководство «Спартака» на эту должность специально подыскивало человека, который поиграл в европейских клубах, опытного и желающего бескорыстно работать на благо футбола. Было очень приятно, когда на пост президента «Академии футбола» пригласили именно меня.
       Дополнительным стимулом стало то, что поддержал меня и Олег Иванович Романцев. Просто он мне сказал: «Сергей, ты поиграл достаточно много, работал с множеством тренеров, а у нас есть желание восстановить спартаковские традиции, чтобы дети воспитывались в нашей школе, пополняли основной состав, дублирующий. Ты должен будешь подобрать тренерский штаб и смотреть, чтобы качественно относились к подбору ребят».
       — Говорят, что футбол — не российский вид спорта. Не боитесь, что дарований маловато будет?
       — И СССР, и Россия всегда славились талантами. Просто последние семь-восемь лет все это никого не интересовало. Несколько футбольных поколений мы просто потеряли.
       Но я уверен: в России у нас будет новое поколение. Будут новые Гавриловы, Черенковы… Государство вроде бы начало проводить верную политику в этом плане...
       — Сами-то помните, как в футбол пришли?
       — Настоящей путевкой в большую футбольную жизнь стало киевское «Динамо». Помню, как из номера на базе выйти боялся, чтобы случайно на этаже не встретить Бессонова или Демьяненко. Для меня это было что-то сверхъ-естественное. Тогда там еще ведь и Блохин играл. Мечтал быть, как он, и вот я с ним в одной команде. Причем я сразу начал тренироваться с основным составом. То есть сразу попал в эту машину. Иногда даже помыться после тренировки в душе тяжело было. В предбаннике сядешь, и все — сил больше нет. Нагрузки колоссальные были.
       Некоторые не выдерживали — ломались. Хотя тоже были перспективными. Иногда даже в футбол не хотелось играть. Потом втянулся. Школа, конечно, прекрасная, хотя и говорят, что там год за три идет.
       — Но так или иначе вы захотели переменить клуб...
       — Я написал Романцеву заявление с просьбой принять меня в «Спартак». Очень мне уж нравились команда, ее стиль. Получил приглашение — написал заявление. Но не забывайте, тогда ведь еще компартия была. Меня просто вызвали и спросили: «У тебя родные где живут? В Луганске?» Я ответил: «Понял». И остался на Украине. Потому что ясно было: если я, не дай бог, уйду в «Спартак», то проблем у родителей прибавится значительно. Тогда ведь это умели делать. Но все же потом мне удалось поиграть в «Спартаке».
       — Но до этого был целый ряд зарубежных клубов. Началась у вас эта эпопея в Португалии...
       — Страшно было. Языка не понимал. На тренировках не все хотели меня видеть. Ведь приходил я, как чужак, на место, с которого убрали другого футболиста, имевшего в этой команде друзей и приятелей. Были стычки на тренировках и мяч не давали. Всячески пытались выжить из основного состава. Сломать хотели.
       Хорошо, что мне помог Свен Еран Эрикссон, ныне тренирующий сборную Англии, частенько я у него дома бывал. Там он мне объяснял: мол, если ты сейчас сломаешься, то загубишь свою карьеру. «Я же вижу талант, — продолжал тренер, — но его мало, надо преодолевать все эти трудности».
       Месяца два-три это продолжалось, пока не дал понять своей игрой, что меня уважать надо.
       Сейчас многие наши игроки ломаются, когда встречают нечто подобное в самом начале. Это первое противостояние местных игроков и приглашенных заставляет некоторых наших легионеров ходить из клуба в клуб.
       — За рубежом сейчас сложилось такое мнение, что российских футболистов покупать не стоит. Очень уж их выбивают из колеи первые большие деньги.
       — Есть немного. Может быть, сейчас выросло новое поколение футболистов, которое и здесь зарабатывает неплохие деньги. Они становятся ближе к европейской системе. А мы-то в свое время видели рубли, на которые и купить-то нечего было. А тут — бах, появляются доллары. Тебе дают машину, квартиру. И это после однокомнатной квартиры с родителями. Да у некоторых срывало крышу. На себе я это не особо почувствовал, но... Когда тебе одних подъемных дают 50 тысяч долларов да еще и «БМВ».
       Но это касается в основном тех, кто уезжал в начале 90-х. Я думаю, что сейчас ребята едут абсолютно спокойно. Они же отправляются работать по контракту, так же как и здесь. Так что мнение о тлетворном влиянии денег на наших футболистов — эхо старых времен.
       — Бытует мнение, что некоторых наших игроков зажимают тренеры иностранных клубов. Особенно в Германии. Вы, когда играли в Бундеслиге, сталкивались с этим?
       — У меня такого не было. Помнится, я был взят в аренду дюссельдорфской «Фортуной» на год. Отыграл, как положено. Заметил меня тренер «Бохума» Топпмеллер. Они тогда четвертое место в Бундеслиге взяли. Плюс в борьбу за Юрана включились еще «Гамбург» и «Кельн». Президент «Фортуны» тогда заявил, что он, как последняя проститутка, снимает последние штаны, чтобы дать Юрану ту зарплату, какую он хочет. Руководство «Гамбурга» в основном по телефону с моим агентом общалось. Так же и с «Кельном» было.
       А Топпмеллер — напомню: он сейчас «Байер» тренирует — ездил сам, чуть ли не ночевал у нас, лишь бы я в «Бохум» перешел. Настолько мне это было приятно, что тренер борется за меня, что принял приглашение этого наставника.
       Топпмеллер вообще очень хороший тренер. Не только в плане тренировок, но и вне игры. Он ведь мог легко попить с игроками пива, посмеяться, обстановку создать легкую и непринужденную.
       У нас же тренер и игрок на очень большом расстоянии. Понятно, что промежуток должен быть, но ведь не так же. Видят тренера — и сразу страх... Когда же тренер близко с тобой общается, ты просто не можешь проиграть, ведь ему обидно будет.
       — Вы поработали с великими тренерами: Лобановским, Эрикссоном, Робсоном, Топпмеллером, Романцевым... Скажите, кто из них для вас был ближе?
       — Трудно сказать. От каждого у меня остались хорошие воспоминания. Но, наверное, Лобановский был ближе всего. Все-таки старт у меня там был, в Киеве.
       — Прошедший чемпионат мира тоже теперь останется только вспоминать. За кого вы переживали?
       — Сначала за Россию. Но у нее не получилось... А так болел за Эрикссона. Хотелось, чтобы он прошел как можно дальше. Ведь в Англии великие тренеры, а пригласили именно его. Расстроен, конечно, что англичане не прошли дальше полуфинала.
       — Эрикссон — швед. Тренер сборной Англии — иностранец. После заявления Романцева об уходе из нашей сборной активно обсуждается идея приглашения зарубежного специалиста. Вы как к этому относитесь?
       — Для меня это абсурд. У нас менталитет немного другой. Иностранцу очень сложно будет. Ведь даже у детей в Европе заложено беспрекословно выполнять все указания тренера или начальника. А у нас же несколько разгильдяйское отношение. Если здесь бывают стычки с нашими же тренерами из-за того, что в состав не поставил, не вызвал... А что будет, если иностранец придет? Слушать его будет пара игроков, не больше.
       С командой нужно работать на том языке, на котором говорят в этой стране. Да, можно сказать: посмотрите на сборные Кореи или Японии. Но у них воспитание такое же, как в Европе: сказали — сделал.
       И вообще мне все это не нравится. У нашего тренера ставка 500 долларов, а для иностранца находим миллион. Ну что ж мы сами в себя плюем? Это не выход. Я категорически против.
       Специалистов у нас достаточно, только необходимо расширить круг из нескольких тренеров-претендентов. Да, они заслуженные люди, они в возрасте, но они ходят из одного клуба в другой — строго ограниченное количество специалистов. Надо отсюда начинать. Молодым необходимо давать дорогу.
       А ведь там не подобраться. Я приехал, пообщался с Игорем Шалимовым на эту тему. Он мне ответил: и не пробуй. Я сначала не поверил. А потом действительно наткнулся на настоящую стену.
       Почему в Италии, Германии закончившим играть футболистам уже через три-четыре года доверяют команды? У нас же 33 года — это мало, а 63 — нормально, созрел для работы. Да в 63 надо с удочкой сидеть и спокойно отдыхать! С возрастом контакт с футболистом теряется. Получается тренерская школа застойных времен: «Работать! Че смеешься! Вперед!». А с игроками диалог вести надо. Где-то надавить, а где-то слабину позволить.
       У нас сейчас достаточно опытных футболистов, завершивших свою игровую карьеру: Шалимов, Колыванов, Чернышев, Кульков, Добровольский. Не самые последние люди в спортивном мире ведь. Хуже они российскому футболу уже не сделают — это точно.
       Однозначно: из-за этого мы в том числе и настолько отстаем от Европы. Ведь среди нынешних наставников считаные единицы выезжают посмотреть на тренировки той же «Барселоны». А люди, игравшие в иностранных чемпионатах, в клубах, уровень которых был максимально приближен к грандам мирового футбола, остаются без дела. От такого застоя футбол не развивается.
       — Давайте вернемся к прошедшему чемпионату мира. Скажите, чем он вам запомнился?
       — Только сюрпризами. Я, конечно, ждал чего-то подобного, но только не того, что Франция и Аргентина вылетят уже из группы или Турция и Корея пробьются в четверку сильнейших. Удивило судейство. Если раньше, например, итальянцы с кем-то играли, то частенько свистели в их пользу. А здесь фаворитов просто топили. Этот чемпионат, я уверен, войдет в историю как самый необычный. И вывод можно сделать: сейчас все уже научились играть в футбол. Пора уже и нам выходить на этот уровень.
       — Вылет сборной России на групповом этапе для вас не стал сюрпризом?
       — Я ожидал такого результата. Хотя не хотел в это верить. Не испытывал я особых восторгов по поводу нашей отборочной группы. Все наши соперники умеют играть в футбол. Если бы чуть посильнее группа была, мы бы увидели от наших несколько иной футбол. Гораздо лучшего качества.
       Фактически две игры мы должны были сыграть вничью. А это для футболиста тяжело. Подсознательно очень давит. Это очень коварный момент в футболе. Я Олегу Романцеву сразу сказал: «Не расслабляйтесь!»
       — До следующего чемпионата мира осталось четыре года. Успеет ваша академия подготовить хороших игроков к этому сроку?
       — Маловато времени. Конечно, хочется, чтобы кто-то из моих воспитанников поехал на чемпионат мира. Будем стараться. Но для этого нужно очень много сил положить.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera