Сюжеты

ПРОКУРОРЫ ПОШЛИ ЗА ПИВОМ

Этот материал вышел в № 47 от 04 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Арестован глава «Русской Пивоваренной Компании» Как только предприятие превратилось в бюджетообразующее (30% налогов в Рязанской области), оно сразу оказалось весьма и весьма привлекательным для многих. Колоссальные суммы, которые...


Арестован глава «Русской Пивоваренной Компании»
       


       Как только предприятие превратилось в бюджетообразующее (30% налогов в Рязанской области), оно сразу оказалось весьма и весьма привлекательным для многих.
       Колоссальные суммы, которые тратились «Русской Пивоваренной Компанией» на благотворительные цели — от помощи детским домам, открытия кадетского корпуса, помощи ветеранам самых разных войн до снаряжения десантных батальонов, отправляемых в Чечню, — только увеличивали зависть.
       
       Поздравительная открытка
       В воскресенье 23 июня на ипподроме в Рыбном прошел конно-спортивный турнир «Евпатий Коловрат». Генеральным спонсором праздника выступил Рязанский пивзавод. На следующее утро председатель совета директоров «Русской Пивоваренной Компании» (РПК) Алексей Кирилин был взят под стражу. В день своего тридцатисемилетия.
       Одного из самых известных в городе предпринимателей арестовали по дороге на работу. На мосту через Оку его машину остановили. При осмотре изъяли чуть больше двух тысяч рублей и Новый Завет. Ни патронов, ни наркотиков – то, что так любят и умеют находить наши милиционеры, – в салоне не оказалось.
       Сразу на следующий день после задержания наши коллеги с ГТРК «Ока» обратились в областную прокуратуру с просьбой дать более подробную информацию о происшедшем. В областной прокуратуре журналистам порекомендовали позвонить в пресс-службу УВД. В пресс-службе УВД от комментариев категорически отказались.
       
       Жидкий состав преступления
       Для рязанских правоохранительных структур глава пивзавода всегда являлся раздражающей фигурой. Начиная с 1998 года налоговая полиция проводит в «Русской Пивоваренной Компании» одну проверку за другой. Никаких нарушений найти не удается – адвокаты компании выигрывают все суды. Тогда заводят уголовное дело, а Кирилина делают невыездным.
       Кирилин спокойно реагирует на происходящее: является по каждой повестке и вызову следователя, не уклоняется от допросов, прекрасно понимая, что его оппоненты ждут только повода.

       В официальном постановлении на задержание указаны в общем-то две причины появления этого документа. По-мнению Огнева и следственного управления, Кирилин совершил тяжкие преступления, а значит, находясь на свободе, может скрыться от суда.
       Следствие почему-то считает, что в 1998 году руководители АООТ «Русская Пивоваренная Компания» во главе с Кирилиным создали ООО «Редон», которое посчитали офшорным придатком рязанской пивоваренной империи, необходимым для реализации пива. Таким образом, по версии следствия Кирилин попал под целый ряд уголовных статей. Среди прочих.
       Ст. 160 – «Хищение чужого имущества». Ст. 171 – «Незаконное предпринимательство». Ст. 173 – «Лжепредпринимательство. Создание (юридическая регистрация) организации без намерения осуществления предпринимательской деятельности и имеющее целью уклонение от уплаты налогов, получение кредитов, прикрытие запрещенной деятельности». Ст. 174 – «Отмывание денег, полученных преступным путем».
       Ст. 199 – «Уклонение от уплаты налогов». Ст. 292 – «Служебный подлог». Ст. 327 – «Использование заведомо подложного документа».
       
       Постановление с ног на голову
       Другое дело, что суду для вынесения решения требуются более серьезные причины, чем цепь логических умозаключений следователей. Дело в том, что на момент регистрации «Редона» Кирилин не являлся главой РПК. В 1999 году суд подтвердил юридическую самостоятельность этих двух коммерческих структур. Более того, вынес решение взыскать с «Редона» в пользу РПК определенную сумму.
       Тем не менее следствие считает, что за два года (1998—2000) Кирилин присвоил и путем оформления заведомо убыточных сделок растратил крупную сумму — порядка 30 миллионов принадлежащих АООТ «РПК» рублей. В принципе законодательства гражданское и о бухучете не позволяют квалифицировать термин «заведомо убыточная сделка». Любая сделка может оказаться убыточной. Бизнес – штука рискованная.
       К примеру, простояло пиво на складе. Нет покупателей. До окончания срока хранения осталось полнедели. Выход один – демпинг. Возврат хоть какой-то суммы. Иначе придется вылить в канаву всю партию.
       К тому же председатель совета директоров компании – это глава наблюдательного совета, который не распоряжается имуществом, а только определяет стратегию предприятия.
       Вообще, слово «растрата» применительно к Кирилину звучит, мягко говоря, нелепо. Особенно если вспомнить, сколько денег было закачано в предприятие, пока в Рязани не стали варить качественное пиво без использования стирального порошка.
       Впрочем, привкус стирального порошка забыли быстро.
       В 2000 году областная прокуратура обратилась в Арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительной регистрации Кирилина в качестве предпринимателя. Решения суда до сих пор нет. Соответственно свидетельство о регистрации – действительно. О чьей тогда предпринимательской деятельности без регистрации ведет речь зампрокурора Огнев?
       Отмывка денег вообще вменяется по устаревшей 174-й статье. В действующем УК ее просто нет. Почему прокурор не отредактировал обвинение?
       Другая претензия правоохранительных органов – служебный подлог совместно с Регистрационной палатой – выглядит не менее надуманно. Подстрекательство к служебному подлогу может осуществляться путем угроз, подкупа или уговора. Как может произойти первое, второе или третье, если контакта между Кирилиным и сотрудниками Регистрационной палаты просто не было? Это не мнение. Это показания свидетелей.
       Не менее странно предъявление статьи и по использованию подложных документов. Следственные органы в свое время изъяли регистрационное свидетельство Кирилина о предпринимательской деятельности. В представленных на экспертизу документах фигурирует копия (!). Почему не подлинник? И как по копии можно проводить экспертизу на предмет подлинности?
       Пока государственные обвинители молчат, адвокаты Кирилина охотно ситуацию комментируют. Не нужно быть великим аналитиком, чтобы понять связь между арестом и приближением 1 июля. С вступлением нового УПК в силу только суд может решать, к кому какие применять меры и в связи с чем. Пока прокуратура не лишена таких полномочий, некоторые высокопоставленные чины и поспешили если не найти документального подтверждения своему стойкому о Кирилине мнению, то хотя бы напоследок потрепать нервы.
       Если Кирилин – общественно опасный человек и его следует изолировать, то почему тогда правоохранительные органы дали ему трехдневную фору? Постановление об аресте выписано 21 июня. В СИЗО на Первомайском проспекте Кирилина доставили только 24 июня. Целых три дня общественно опасный, с точки зрения областной прокуратуры, человек разгуливал на свободе. Получается, что целых три дня из-за нерасторопности правоохранительных структур рязанцы подвергались угрозе, находясь в непосредственной близости от общественно опасного субъекта?
       Два года Кирилин никуда не бегал, а теперь появилась вероятность того, что он может скрыться? Если бы хотел, наверное, скрылся бы давно. Вспомнить хотя бы о специально запускаемых по городу слухах, что Кирилин распродает имущество и собирается бежать за границу. Или анонимные письма с предложением заплатить за слив информации о готовящемся аресте. Провокаций хватало.
       Пока на заводе процветали плесень на стенах и воровство среди рабочих, пивоварня мало кого интересовала. Как только предприятие превратилось в бюджетообразующее (30% налогов в Рязанской области), оно сразу оказалось весьма и весьма привлекательным для многих.
       Колоссальные суммы, которые тратились «Русской Пивоваренной Компанией» на благотворительные цели — от помощи детским домам, открытия кадетского корпуса, помощи ветеранам самых разных войн до снаряжения десантных батальонов, отправляемых в Чечню, — только увеличивали зависть. Логика проста: если столько тратится на благотворительность, то сколько тогда кладется в карман?
       Пока непонятно, на чем строится доказательная база обвинения. Выражаем надежду, что в ближайшее время прокуратура откажется от обета молчания. Хочется услышать более серьезные обоснования, нежели изложенные в редакции зампрокурора Огнева. Тем более что потом требовать моральной компенсации и привлекать к ответственности заинтересованных лиц за окончившуюся ничем «уголовку» – дело в российской судебной практике в общем-то неосуществимое.
       
       ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ
       Всем известно: следственные изоляторы переполнены. Переполнены еще и потому, что наши следственные органы забывают прочесть УПК, в котором четко сказано о содержании под стражей как исключительной мере пресечения. Или они об этом помнят, но используют тюрьмы как «пресс-хаты» для несговорчивых бизнесменов, журналистов, общественных деятелей? Для тех, кто почему-то не угодил власти: пошел наперекор ее коммерческим или политическим интересам?
       Арест применяется к тем, кто может скрыться или опасен для окружающих. Куда денется отец четверых детей, регулярно посещавший следователя все два с лишним года следственных действий? И почему он вдруг, за несколько дней до вступления в силу нового УПК, стал опасен? Не потому ли, что потом его «закрыть» не удастся — суд не позволит?
       Это стало модным — возбуждать уголовные дела по коммерческим спорам: пусть это даже споры частного предпринимателя и государства. Но времена изменились с тех пор, когда любая валютная операция считалась особо тяжким преступлением. Об этом, кстати, однозначно говорил и президент В. Путин, посчитавший неприемлемой практикой решения хозяйственных противоречий при помощи тюрьмы и уголовного преследования. Об этом тоже не хотят помнить в Рязани?
       Если нет, то придется напомнить нам. О том, что, во-первых, отечественный бизнес (особенно бюджетообразующий для регионов) принято поддерживать, а не давить только потому, что кому-то не нравится его хозяин. Это опять-таки не частное мнение редакции, а государственная политика, публично провозглашенная. А во-вторых, стоит подумать о том, что судебный процесс над Алексеем Кирилиным, который идет в эти дни, руководствуется уже новыми процессуальными законами. Неужели такая практика станет прецедентом? Зачем тогда было сочинять новый УПК? Зачем было говорить о либерализации и гордиться новомодными демократическими тенденциями, если жизнь в регионах их перечеркивает ежечасно?
       
       Отдел расследований

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera