Сюжеты

В МОСКВЕ НЕ ВОРУЮТ БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ

Этот материал вышел в № 47 от 04 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В МОСКВЕ НЕ ВОРУЮТ БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ И это основное ноу-хау московской финансовой политики Федеральное правительство так и не смогло поставить перед собой более амбициозные планы, как того требовал президент, – подняло планку темпов...


В МОСКВЕ НЕ ВОРУЮТ БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ
И это основное ноу-хау московской финансовой политики
       
       Федеральное правительство так и не смогло поставить перед собой более амбициозные планы, как того требовал президент, – подняло планку темпов экономического развития всего лишь с 3 до 4 процентов. Так что Португалия тоже может не беспокоиться — Белый дом ей на пятки наступать не собирается. Объяснения правительства, как всегда, туманно-объективные: мол, сначала надо провести некие структурные реформы, а только потом...
       В то же время совсем недалеко от Белого дома, на Тверской, 13, проблем с амбициями явно не испытывают. По многим признакам московское правительство обеспечивает столичному мегаполису динамичное развитие, причем именно за счет амбициозности реализуемых программ. Может быть, московское правительство владеет ноу-хау ускоренного экономического развития, которое пока неизвестно федеральному?
       С просьбой поделиться этими секретами наш обозреватель обратился к первому заместителю мэра в правительстве Москвы Олегу ТОЛКАЧЕВУ, посетившему на прошлой неделе редакцию «Новой газеты».
       
       — Олег Михайлович, экономика России переживает спад. Темпы роста осенью и зимой были вообще нулевыми, а сегодня недотягивают и до трех процентов. Как на фоне всей страны выглядят показатели экономического развития Москвы?
       — Последние три года мы росли с темпами 6—8% в год. Сегодня этот показатель несколько понизился. Что естественно – экономика Москвы зависит от состояния экономики страны в целом. Но мы в ближайшем будущем планируем уже преодолеть этот спад и вернуться к привычным для нас темпам роста.
       — То есть московскому правительству не нужны структурные реформы, без которых федеральное правительство не может ускорить темпы экономического роста?
       — В Москве давно проведены все реформы, необходимые для работы в условиях рынка, и при изменении внешних условий нам требуется не переделывать систему управления экономикой города, а только целенаправленно ее корректировать. У нас очень гибкая система, так что нам если и требуются реформы, то только внутриотраслевые. Как та же реформа жилищно-коммунального хозяйства.
       — Насколько корректно сравнение российской и московской экономик? Ведь, чтобы говорить о полезности для федерального правительства использования московского опыта, масштабы должны быть сопоставимы...
       — Если говорить о масштабах, то экономика Москвы дает треть ВВП страны. Вклад столицы в федеральный бюджет колеблется от 32 до 37%. Поэтому такое сравнение более чем корректно.
       — И какие ключевые моменты, отличающие политику столичного правительства от федерального, вы бы считали нужным отметить?
       — Сначала об имущественно-земельном комплексе, за который я отвечаю в правительстве. Здесь у нас не только хватает амбиций, но и есть чем гордиться. По большинству позиций мы имеем показатели выше, чем вся Российская Федерация. Например, в 2001-м получено от имущественно-земельного комплекса 14,8 млрд рублей. В следующем году планируем выйти на уровень 22—23 миллиарда. Хотя, сами понимаете, Москва — не самый большой по территории субъект Федерации. И эти результаты достигаются не сами собой – в Москве под руководством мэра Лужкова создана и функционирует эффективная система имущественно-земельной деятельности. Ничего подобного у федерального Центра пока нет. На что, кстати, периодически обращает внимание и президент Путин.
       — У федеральной власти имеется только финансовая политика, и только-только начались разговоры о необходимости разработки политики промышленной. Как в Москве осуществляется связь финансового и реального секторов?
       — Во-первых, вся наша экономическая политика нацелена на подъем и развитие промышленности, а не на прокрутку денег и финансовые спекуляции. Вопросы развития промышленного производства стояли и стоят на первом месте. В значительной степени потому, что мэр Москвы сам является опытным хозяйственником. Прекрасно знает всю московскую промышленность, ее руководителей. Которые его тоже прекрасно знают и, самое главное, ему доверяют.
       Во-вторых, структура самого московского правительства ориентирована на реальный сектор, реальное производство. Поэтому и финансовая политика нацелена на то, чтобы деньги не крутились на финансовом рынке, а работали в реальном секторе экономики. В результате наша промышленная политика полностью обеспечена финансовыми ресурсами. Отсюда и рентабельность промышленного производства. Тот же ЗИЛ сегодня уже является рентабельным предприятием. Его после возвращения московскому правительству на ноги поставила именно наша экономическая политика. Вернут городу АЗЛК – тоже запустим и поставим на ноги.
       Если же кратко сформулировать ноу-хау нашей финансовой политики, то оно звучит просто: в Москве не воруют бюджетные деньги. Все собранные в городе средства работают только в реальном секторе экономики. Если деньги выделены на какой-то проект – он обязательно будет реализован. Иного в Москве не может быть. Если город выделяет деньги на третье транспортное кольцо, к концу 2003 года оно будет работать.
       — Федеральное правительство обслуживают только либерально ориентированные аналитические центры, занимающиеся преимущественно макроэкономическими исследованиями. Причем в основном финансового сектора экономики. Так что специалистов по реальному сектору вокруг Белого дома практически не видно. Тот же Л. Абалкин недавно жаловался, что мнение Института экономики РАН российское правительство не интересует вообще.
       — Не хочу никого обижать, но основной уровень интеллектуального обеспечения – это уровень самой власти. То есть уровень самого заказчика. А уровень подрядчиков – это уже дело второе. Лужков сформировал сильный в интеллектуальном отношении состав правительства и пригласил в правительство людей разных взглядов. Наше правительство в результате не связано ни с какими партиями — это правительство хозяйственников. К тому же правительство состоит из высокообразованных людей: в его составе много докторов, профессоров, кандидатов наук.
       Что представляет собой второй уровень интеллектуального обеспечения? То есть уровень подрядчиков? Мы не гонимся за созданием безумного количества политических или абстрактно-экономических аналитических центров. Я не против их деятельности — это очень интересно. Но все те институты, которые создаются при нашем правительстве, обязательно ориентированы на решение только одной предметной задачи — на работу с московской городской системой. Например, понятно, что чиновников надо учить. Поэтому при правительстве имеется Институт повышения квалификации. Разумеется, и узкоспециальные аналитические центры — по конкретным направлениям. Например, по безопасности: город — технически сложная система, в которой всегда реальна угроза техногенных катастроф.
       У нас существуют и другие уровни интеллектуального обеспечения. Пример – Совет старейших. В нем собраны люди, которые всю жизнь отработали в городской системе. Они обладают огромным практическим опытом, а потому могут давать ценные советы. Глупо не использовать этот имеющийся у города интеллектуальный потенциал.
       Но мы не заказываем исследования ни о чем. Типа «методологии познания динамики процесса мирового развития». Это интересная вещь – спору нет, но она напрямую к нам не относится. Сегодня мы занимаемся только одним, главным для нас делом – Москвой.
       Если говорить о концепции, идеологии, основе нашей политики, то мы исходим из того, что Москва — сложнейший хозяйственный комплекс, для которого рыночные условия являются внешней средой. Как и экономика остальной части страны, и мировая экономика. Имеются только две технологии управления экономикой города – плыть по течению, направление и скорость которого задаются внешней средой, то есть извне. Или самостоятельно двигаться в сторону важных для себя целей, используя в своих интересах благоприятные внешние условия или, в меру своих возможностей, нейтрализуя неблагоприятные. Второй подход наш, поэтому во многом мы работаем на опережение.
       Федеральное правительство идет по стопам московского. И это естественно – Москва как столица должна быть авангардом прогресса. Ничего дискриминационного в этом нет – столица притягивает лучшие силы со всей страны. Поэтому московская власть в своем развитии просто обязана обгонять федеральный Центр и регионы. По крайней мере, до тех пор, пока они не научатся лучше Москвы привлекать интеллектуальный ресурс. А до тех пор им нужно решать вопрос – пользоваться или нет московским опытом.
       — То есть можно сказать, что относительное экономическое благополучие москвичей в первую очередь обеспечивается качеством московской власти?
       — Я бы говорил в этом случае не о благополучии, которое, конечно, относительно. На мой взгляд, важнее то, что московская власть обеспечивает экономическую безопасность москвичей. В первую очередь потому, что у нас, как известно, по-другому, чем в остальной стране, прошла приватизация. В результате мы не дали растащить Москву. И сегодня это целостный народнохозяйственный комплекс, ориентированный на решение только одной задачи — экономической безопасности Москвы и москвичей. Эффективность которого в минимальной степени зависит от цены на нефть или еще какого сырья. Как мне кажется, москвичи это понимают.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera