Сюжеты

АМНИСТИЯ КАПИТАЛА, УКРАДЕННОГО У НАСЕЛЕНИЯ

Этот материал вышел в № 48 от 08 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Каждый из нас недосчитался полумиллиона долларов. Простимся с ними? Недавно г-н Путин вспомнил о старой идее г-на Ельцина: амнистировать капитал. Сказано: верните деньги на родину, заплатите нынешние 13 процентов, и ваши прежние грехи...


Каждый из нас недосчитался полумиллиона долларов. Простимся с ними?
       

  
       Недавно г-н Путин вспомнил о старой идее г-на Ельцина: амнистировать капитал. Сказано: верните деньги на родину, заплатите нынешние 13 процентов, и ваши прежние грехи будут забыты. На самом деле все это вовсе не значит, что деньги в Россию потекут рекой. Хотя бы потому, что у бизнесменов, которые их сперли или вывезли за рубеж, все капиталы в работе. А как амнистировать сам денежный поток?
       Мировой опыт утверждает, что ничего путного из подобных затей не получается. Во Франции 80-х годов правительство социалистов так упорно боролось с утечкой капитала, так фискалило, как и любое социалистическое правительство, за своими гражданами, что деньги в итоге действительно убежали. Спохватившись, устроили негласную амнистию, пустив утечку информации через спецслужбы: уважаемые денежные мешки, вам ничего не будет, только верните национальное достояние. Французы фиг чего вернули, и за это им действительно ничего не было.
       И в Аргентине амнистия прошла с таким же успехом, впрочем, как и в Италии, где планировали вернуть 30 млн, а получили 2—3. Чем закончилась амнистия капитала в Казахстане – не знает никто, но есть большое опасение, что цель ее была предельно конкретна: легализовать заграничные средства правящего клана, на которые наложило лапу швейцарское правосудие.
       Хитрее всех, конечно, поступили в Израиле. Сообщили соплеменникам, что деньги, разбросанные по миру, — это ваши еврейские деньги и правительство к ним никакого отношения иметь не хочет. Завозите, декларируйте и живите спокойно. Но помните: Израиль – страна маленькая и должна процветать, поэтому вывезти ваши капиталы обратно вам никто не даст.
       
       Но вернемся к нашим отечественным баранам, то есть к тем, кого можно будет так назвать, если они вернут-таки свои деньги в Россию.
       Они в любом случае должны договориться с властью. Ведь никто в нашей стране не верит тому, что написано, потому что неожиданно окажется, что приняты какие-то поправки и дополнения или все отменили… Но выяснится это уже в кабинете у прокурора.
       И если об амнистии вслух начинают думать нефтяные магнаты и банкиры, значит, власть дала им гарантии, правду о которых знает только ветер.
       В итоге бизнес разделится на две неравные общности. Одна, маленькая, — это те человек десять—пятнадцать, которые договорились-таки и деньги повезут. И вторая, члены которой тихо улыбнутся и постараются так закопать свои капиталы в ожидании репрессий, что сами с трудом их смогут найти. И будут ждать, как развернутся события.
       Если г-н N, который вернул деньги, получит за это медаль, отдаст 13 процентов и в итоге не сядет, а правоохранительные органы не будут возбуждаться по отношению к этому господину в течение долгого времени, может быть, есть шанс, что появится и еще одна группа людей, которые рискнут-таки последовать примеру и потянутся вторым эшелоном.
       Но каким образом амнистия воссоздастся на бумаге? Будут ли там указаны сроки: до января такого-то года – привозите, а тех, кто не захочет и не успеет, будем мочить в швейцарских клозетах? Или она будет объявлена бессрочно? Пока непонятно.
       Также непонятно, каким образом и кто попадает под эту амнистию. Как быть с бандитом, который рэкетом нажил себе приличное состояние, не был пойман за руку, а теперь хочет стать приличным человеком и вложить деньги в питательные смеси для младенцев? Или с чиновником, который засорил западные банки своими взятками?
       
       С какой рожей человек, который никогда не был предпринимателем, а рос по чиновничьей лестнице, пойдет под амнистию? А у нас доля чиновничьего капитала, вывезенного за рубеж, весьма существенна – процентов тридцать. А что скажет олигарх, который был чиновником?
       Вот все говорят — и никто не знает, правда это или нет, — что Татьяна Дьяченко – очень богатая дама. Но ведь она была чиновником. Захочет она амнистироваться, это станет достоянием трудящихся масс, и как трудящиеся будут относиться к ней всю оставшуюся жизнь? Или каким образом будут амнистироваться Вяхирев с Черномырдиным, которые, как говорят неприятные люди, тоже не бедствуют? Они ведь управляли государственной компанией.
       Ходят слухи, что у страны украли совершенно сумасшедшие деньги – около 100 млрд долларов. То есть у каждого из нас умыкнули более полумиллиона. И вот вам амнистия. То есть теперь все бывшие президенты, толпа премьер-министров, взвод прокуроров и министров внутренних дел должны потупить глаза и сказать: «Прости нас, страна, прости, каждый гражданин. У вас украли, мы не смогли этому помешать, потому что – лохи, говоря уличным языком. Но тех, кто это сделал, мы теперь вынуждены простить. И за это из 100 миллиардов страна получит 13, а что дойдет до вас – черт его знает…»
       Это наводит на грустные размышления, особенно перед выборами. Ведь во власти особой ротации не произошло. А если вся затея лопнет, бизнес на приманку не купится, и получим мы малую часть, обнародовав при этом общую сумму украденного? Значит, нужно будет еще раз извиняться: что не только не помешали украсть, но и вернуть не смогли.
       Ладно, обывателя уболтают. Но как предугадать реакцию ОБСЕ? «Обсе» они нас еще раз или нет? Как будут реагировать структуры, которые по всему миру борются с помывкой денег, если вся Россия превратится в стиральный агрегат?
       Если будут амнистировать все капиталы — и бандитские, и чиновничьи, — тогда завопит вся Европа. Когда выяснится, сколько грязных денег на Западе на самом деле, с нами вообще никто не будет разговаривать, поскольку посчитают уже не «империей зла», а «воплощением коррупции».
       А если не амнистировать чиновничьи деньги, тогда – чьи? Семерых смелых, часть из которых не только деньги, но и себя в Россию побоится доставить. Разве что нефтяников, которые за бесценок продавали «жидкость в скважине», которая на Западе фантастическим образом превращалась в нефть, да еще металлургов…
       Если амнистировать будут только деньги бизнесменов, просто уходивших от налогов, то кто будет определять: чистые деньги, или бандитские, или чиновничьи? Какой орган у нас будет заниматься амнистией? Ну, например, Министерство экономики или финансов… А что прокуратура, финансовая разведка, Центробанк? МВД и Дума будут молчать в тряпочку? Ух какая волна компромата накроет Россию, чтобы «подсказать» уполномоченному органу, кого можно амнистировать, а кого нет. Как обогатится эта избранная структура… Впору будет проводить амнистию номер два.
       И вот еще что: а куда будут попадать деньги-репатрианты? Назовите имя этого осчастливленного банка. А касается ли амнистия юридических лиц? А что делать с недвижимостью – продавать или выкапывать вместе с фундаментом, чтобы переместить под Мытищи? На вилле в Ницце может появиться табличка: «Амнистировано российским правительством». Ну посмотрит на нее французский полицейский, зашедший к российскому чиновнику на огонек, чтобы поинтересоваться происхождением капитала, и что скажет? Вы, батенька, коррупционер, сами в этом признались, там вас простили, но здесь вам – не там.
       
       Об амнистии все говорят, но никто не анализирует: как, кто и что будет потом. Но в любом случае все это приведет к созданию нового пула приближенных олигархов, которые сами на себя настучат и за это будут требовать, чтобы их возвращенные деньги работали в стране на самых выгодных условиях. Смешно, но факт: при амнистии капитала, чтобы стать приближенным к власти, бизнесмену нужно будет не на словах, а на деле доказать, что он — жулик.
       Вопросов больше, чем ответов, но обратный ход уже невозможен – слово сказано. И, скорее всего, сказано по запальчивости: слишком много скандалов за последнее время. С Пал Палычем, с кредитом МВФ…
       Вот и «повеселимся»… Потому что экономический эффект от этого будет, скорее всего, минимальным, а политический аффект – максимальным. Задумывался ли сам президент, чем все это закончится, или у него просто не нашлось умных аналитиков, способных сказать ему всю правду?
       Что делать? Идеальный вариант: выбирать и кнут, и пряник. Дать шанс, ограниченный во времени, а потом разбираться с теми, кто его не использовал. Правда, существует вероятность, что те, кто будет искать похитителей национального достояния в Женеве или в Ницце, найдут там сами себя…
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera