Сюжеты

СУД ЗАПУТАЛСЯ ВО ВСЕМИРНОЙ ПАУТИНЕ

Этот материал вышел в № 48 от 08 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как чужое делать своим на вполне законных основаниях С конца 2001 года в Арбитражном суде г. Москвы, а теперь и в Высшем арбитражном суде Московского округа разворачивается настоящая судебная трагикомедия. В Петрокоммерцбанке, головном...


Как чужое делать своим на вполне законных основаниях
       

  
       С конца 2001 года в Арбитражном суде г. Москвы, а теперь и в Высшем арбитражном суде Московского округа разворачивается настоящая судебная трагикомедия. В Петрокоммерцбанке, головном банке ОАО «ЛУКОЙЛ» (73% акций), обнаружился пайщик, которого в 1994 году незаконно лишили пятипроцентной доли в уставном капитале банка. Этим пайщиком является научно-производственный концерн (НПК) «Футурум», чьи интересы в суде пытается отстоять его конкурсный управляющий Ю. А. Селищев.
       
       Депутатские «Рога и копыта»
       С 1993 по 1999 год в Государственной Думе заседал депутат Владимир Лисичкин, дважды избиравшийся по партийному списку ЛДПР. Его экзотические законопроекты в Думе вспоминают до сих пор. Например, В. Лисичкин предлагал создать «орган нравственного контроля — государственный орган, формируемый Русской православной церковью при правительстве РФ».
       Ранее, в 1991 году, В. Лисичкин был просто академиком — именно так он подписывал документы, скромно умалчивая, какая академия удостоила его этим званием. И, кроме того, В. Лисичкин был президентом научно-производственного концерна «Футурум».
       Основным капиталом «Футурума» было умение В. Лисичкина правильно разговаривать с большим начальством, красочно описывать несуществующие достижения «Футурума» и главное — получать кредиты. Кредитные деньги вкладывались во что угодно, кроме производства и науки.
       В конце 1991 года В. Лисичкину удалось уговорить Сбербанк, в котором «Футурум» взял в кредит сумму, эквивалентную по тогдашнему курсу миллиону долларов. Часть этих денег (порядка 100 тыс. долларов) и была вложена в уставной капитал создававшегося в 1992 году ТОО «Коммерческий банк «Петрокоммерц». «Футурум» стал одним из его учредителей с долей в уставном капитале 5 процентов.
       К 1993 году процветание «Футурума» закономерно закончилось — пришло время расплачиваться по кредитам, а платить Лисичкину очень не хотелось.
       Что сыграло решающую роль — обаяние г-на Лисичкина или убедительные инвестиции в избирательную кампанию ЛДПР, уже не так важно. Так или иначе,12 декабря 1993 года он стал депутатом.
       Дальнейшая судьба НПК «Футурум» и, соответственно, расчеты с кредиторами были поручены 23-летнему А. Запорожцу, который, видимо, вдохновился вечно актуальным образом зиц-председателя Фунта — руководителя конторы «Рога и копыта».
       Был изготовлен протокол заседания совета директоров НПК «Футурум» от 27 декабря 1993 года. Согласно протоколу в заседании выступили родственники Лисичкина — его сестра г-жа Александрова и ее муж г-н Трахман, которые выразили благодарность Лисичкину за «проделанную большую работу» и назначили вместо него на должность президента НПК «Футурум» А.В. Запорожца.
       На самом деле никакого заседания не проводилось, а в узком семейном кругу было решено поручить реальное ведение дел «Футурума» некоему Умалату Руслановичу Бархинхоеву, представителю ингушских «авторитетных» кругов.
       
       Как «ЛУКОЙЛ» брал Петрокоммерц-банк
       Бархинхоев тотчас же принялся за скорейшую распродажу всех реальных активов «Футурума», и, разумеется, не для того, чтобы возвращать долги. Было распродано все, в том числе пятипроцентная доля в ТОО «КБ «Петрокоммерц». Эту долю Бархинхоеву удалось продать аж дважды.
       Первый раз доля продана в январе 1994 года гражданину Литвинову.
       В феврале 1994 года те же 5% были Бархинхоевым проданы снова, на сей раз самому Петрокоммерцбанку за 65 тыс. долларов. При этом деньги за пай получил не «Футурум», а фирма-однодневка «Люмена». Разумеется, на погашение долгов эти деньги не пошли.
       А затем «Петрокоммерц» вдруг проявил невиданную щедрость. В состав пайщиков банка были приняты руководители «ЛУКОЙЛа» В. Алекперов и С. Кукура, которые официально заплатили за все те же 5% по 1500 долларов каждый. В. Алекперов, став совладельцем банка, был тут же избран председателем совета «Петрокоммерца».
       Подоплека у этой «щедрости» первоначальных пайщиков Петрокоммерцбанка очень простая: В. Алекперов давно хотел иметь для «ЛУКОЙЛа» собственный банк.
       Создавать банк, формировать его уставной капитал, получать лицензии гораздо дороже и хлопотнее, чем стать пайщиком уже действующего банка, сначала мелким, а затем и основным.
       Неслучайно в материалах арбитражного дела появилась ксерокопия документа за подписью Алекперова, который называется «Изменения в Уставе «Петрокоммерцбанка» от 25 мая 1994 года. В результате этих изменений из устава исчез обязательный для уставов банков перечень пайщиков. Таким нехитрым способом «ЛУКОЙЛ» постепенно стал основным собственником Петрокоммерцбанка и получил свои 73% акций.
       «ЛУКОЙЛу» очень не хочется отдавать 5% «Петрокоммерца», поэтому на «убеждение» арбитражного суда брошены все силы.
       
       Зачем банкроту доля в «Петрокоммер-це»?
       На самом деле конкурсный управляющий Ю. Селищев отстаивает интересы не «Футурума», а его кредиторов. В 2001 году решением арбитражного суда НПК «Футурум» признан банкротом, и конкурсный управляющий должен принять все возможные меры, чтобы фирма расплатилась с долгами.
       Задолжал «Футурум» много. Порядка 8 млн рублей составляет долг федеральному бюджету. Для сравнения: поселку Видяево (место проживания семей моряков с подлодки «Курск») правительство смогло выделить из бюджета 10 млн рублей.
       500 000 рублей «Футурум» до сих пор должен Сбербанку России. Стоит отметить, что кредит в Сбербанке был взят в далеком 1991 году, тогда 500 000 рублей были эквивалентны 1 млн долларов США.
       И еще 84 млн рублей «Футурум» должен выплатить другим кредиторам.
       НПК «Футурум» никогда не был реально работающим предприятием, поэтому выплатить долги за счет восстановления нормальной производственной деятельности и получения прибыли невозможно — восстанавливать нечего. То есть у конкурсного управляющего остается один путь — собрать и реализовать на аукционах, как это предписано законодательством о банкротстве, все активы банкрота и за счет полученных средств выплатить долги.
       Став конкурсным управляющим «Футурумом», Ю. Селищев обнаружил, что и активы у фирмы тоже отсутствуют — все давно распродано. Тогда Селищев стал выяснять, насколько законной была распродажа имущества. Оказалось, что большая часть сделок совершена с грубыми нарушениями законодательства.
       Например, НПК «Футурум» продал 9 лимузинов, которые были в залоге у Сбербанка и должны были обеспечивать полученный в 1992 году «Футурумом» кредит. Продавать эти лимузины до полного погашения кредита и процентов «Футурум» права не имел, тем не менее машины были распроданы, а Сбербанк остался ни с чем.
       Но самой большой неожиданностью для конкурсного управляющего стала история с долей «Футурума» в лукойловском Петрокоммерцбанке. Оказалось, что в 1992 году НПК «Футурум» полностью оплатил 5% в уставном капитале (за счет кредита Сбербанка, то есть его вкладчиков), а в 1994 году в результате нескольких сомнительных с точки зрения закона операций «Футурум» перестал числиться в составе пайщиков «Петрокоммерца».
       Тщательное изучение документов показало, что исчезновение доли «Футурума» в «Петрокоммерце» — это результат неправомерных действий руководства фирмы и банка, и Ю. Селищев обратился в Арбитражный суд г. Москвы.
       Восстановление права собственности «Футурума» на 5% в уставном капитале Петрокоммерцбанка с последующей реализацией их на аукционе позволит погасить все долги «Футурума» — и перед бюджетом, и перед Сбербанком, и перед гражданами.
       Но начинать Ю. Селищеву пришлось с оспаривания законности преобразования ТОО «Коммерческий банк «Петрокоммерцбанк» в открытое акционерное общество, которое было произведено в 1999 году.
       При преобразовании товариществ (обществ) с ограниченной ответственностью в открытые акционерные общества должен происходить обмен долей на акции, то есть «Футурум» должен был стать акционером ОАО «Петрокоммерцбанк». Однако решение о преобразовании Петрокоммерцбанка в ОАО было принято без участия «Футурума», и в число акционеров «Футурум» не попал.
       
       Горькие плоды технического прогресса
       6 февраля 2002 года Арбитражный суд г. Москвы вынес решение о незаконности преобразования ТОО «КБ «Петрокоммерцбанк» в открытое акционерное общество и, соответственно, незаконности регистрации изменений уставных документов банка в Центральном банке РФ.
       Суд установил, что НПК «Футурум» был необоснованно исключен из числа пайщиков Петрокоммерцбанка в 1994 году и преобразование банка в ОАО в 1999 году должно было проходить с его участием.
       У конкурсного управляющего «Футурумом» Ю. Селищева появилась надежда, что он сможет, наконец, рассчитаться с кредиторами. Но ОАО «ЛУКОЙЛ» с решением суда не согласилось, и была подана апелляционная жалоба.
       Поскольку никаких весомых оснований для отмены решения не было, их пришлось изобретать.
       Через интернет было установлено, что… «Футурум» просто не существует, а нет истца — нет и права что-либо требовать.
       То есть долги «Футурума» есть, конкурсный управляющий есть, есть, в конце концов, решение суда о банкротстве именно «Футурума», но права кредиторов защищать нельзя, потому что так написано в интернете.
       Кроме того, апелляционная инстанция «не заметила», что Центральным банком в суд так и не представлен оригинал учредительных документов Петрокоммерцбанка. Суду оказалось достаточно УСТНЫХ объяснений представителя Центрального банка, который регистрировал изменения в учредительных документах Петрокоммерцбанка, о том, что «все было сделано по закону».
       Почему «ЛУКОЙЛу» крайне невыгодно решение суда о восстановлении НПК «Футурум» в числе пайщиков, понятно.
       На сегодняшний день 5% в уставном капитале Петрокоммерцбанка — это минимум 19 млн долларов.
       «ЛУКОЙЛу» придется или выкупать эту долю самому, или смириться с появлением нового собственника. А как поступит новый собственник — неизвестно.
       Нежелание «ЛУКОЙЛа» попадать в такую ситуацию тоже понятно. Непонятно, почему это оказывается достаточным основанием для отмены решения суда, защищающего права кредиторов «Футурума». Суд — на стороне сильного и богатого?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera