Сюжеты

СИНХРОН БАЛЕТА

Этот материал вышел в № 48 от 08 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

СИНХРОН БАЛЕТА В «Новой опере» прошли два одноактных балета с участием Александра Ветрова — известного солиста Большого театра, ставшего в последние годы премьером балетной труппы Арлингтона (США). В дуэте «Bonjour Brel» — получасовом...


СИНХРОН БАЛЕТА
       

   
       В «Новой опере» прошли два одноактных балета с участием Александра Ветрова — известного солиста Большого театра, ставшего в последние годы премьером балетной труппы Арлингтона (США). В дуэте «Bonjour Brel» — получасовом балете по песням Жака Бреля в постановке Эди Тюссо (Франция) – шарм, прелесть и новизна для московской сцены.
       …Ночь, улица, фонарь, скамейка. Чугунные линии либерти решетки парижского метро. Темный и пыльный сквер на окраине. Он (Александр Ветров) и Она (Ольга Павлова), двое почти отчаявшихся. Из породы приходящих в этот город, чтоб пропасть на его чердаках или усвоить каждой клеточкой надпись в гербе Парижа, под килем накрененного трехмачтового кораблика: «Его захлестывают волны, но он не тонет».
       Если нет ничего,
       кроме любви,
       Нет у любящих
       другого имущества,
       Ничего другого,
       чтоб укрыть светом
       Впалые щеки убогих
       предместий.
       Если нет ничего,
       кроме любви, –
       Кроме этого смысла,
       Кроме этой песни,
       Кроме этой помощи
       и защиты…
       Под фонограмму старой песни Бреля высокий, худой, остролицый и чуть угловатый Ветров в короткой черной кожанке байкера и Ольга Павлова (балетная гладкопись прически, аскетичный серый шелк костюма, напоминающего и балетный наряд Золушки, и уличное прет-а-порте всех университетских кварталов Европы) танцуют диалог женской преданности, романтического милосердия и мускулистого отчаяния, гнева, бессилия вырваться из железа и пыли предместий.
       Маленький спектакль, представленный в «Новой опере» продюсерскими компаниями FAON International и VS Production, дышит опытом, приобретенным далеко от Москвы. Целой традицией балета ХХ века, вдохновленной шансоном и кинематографом. Эта традиция породила балет «Эдит Пиаф», «чаплинский» спектакль Нуриева, балет Ролана Пети «Голубой Ангел» по мотивам фильма Джозефа фон Штернберга о роковой кабаретной певичке Розе (эта лента, как мы помним, в 1929 г. принесла мировую славу Марлен Дитрих; Пети называл «Голубой Ангел» самым страстным и драматичным из своих балетов).
       В России этой традиции нет. Спектакль такого рода перенесен на московскую сцену, кажется, впервые. «Свой» благодатнейший музыкальный материал – от Вертинского до Высоцкого, от Изы Кремер до «Аквариума» – не востребован.
       Дуэт Ветрова и Павловой под фонограмму Бреля, под глуховатый голос неудачливого дебютанта парижского кабаре «Три Осла», прошедшего железо и пыль парижских предместий, ставшего классиком французского шансона, плодотворен для воображения новых хореографов. И/или криэйторов неких будущих театров миниатюр, подобных «Летучей мыши» или «Кривому зеркалу», каких-то будущих кабаре очень высокого артистического класса.
       Почему бы им, собственно говоря, не возникнуть в Москве?
       Летом 1997 года в этом городе не было ни одной кофейни. Сколько их теперь?
       Настоящее артистическое кабаре – еще одна стадия «возвращения в человечество».
       Позволь мне стать
       Тенью твоей тени,
       Тенью твоей руки,
       Тенью твоей собаки…
       Не покидай меня,
       Не покидай меня…
       Французский текст Бреля переведен балетным дуэтом на язык пластики. Смысл танца ясен и вечен. И оттого спектакль, легкий, как кораблик, мил сердцу зрителя.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera