Сюжеты

СРАЖЕНЬЯ АДМИРАЛА НАХИМОВА НА УКРАИНСКО-ИЗРАИЛЬСКОЙ ГРАНИЦЕ

Этот материал вышел в № 48 от 08 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Павел Нахимов: 200 лет со дня рождения и жизнь после смерти 7 июля в Севастополе традиционно с помпой отмечают 200-летие со дня рождения адмирала Павла Нахимова. Организатор первой обороны Севастополя, герой Наварина и Синопа – именно эти...


Павел Нахимов: 200 лет со дня рождения и жизнь после смерти
       

  
       7 июля в Севастополе традиционно с помпой отмечают 200-летие со дня рождения адмирала Павла Нахимова. Организатор первой обороны Севастополя, герой Наварина и Синопа – именно эти хрестоматийные строки прозвучали на всех мероприятиях. Празднование объединило и Российский Черноморский флот, и ВМС Украины, и городскую администрацию. А спустя два месяца никто не вспомнит о другом юбилее – десятилетии передачи Украине военно-морского училища, носящего имя прославленного адмирала. В городе русских моряков всегда было принято наводить «сантиметровый» глянец на историю, дабы не возбуждать брожения умов у жителей базы когда-то одного, а теперь и двух флотов. Поэтому драматизм нахимовской биографии остается за скобками празднования...
       
       Слуга царю, отец матросам
       Службу в военно-морском флоте Нахимов приравнивал к иночеству. Лишь один раз в его биографии мелькает легкий намек на роман. В 30-е годы в Архангельске некая дама увлекла уже опытного офицера, за плечами которого были и кругосветка под командованием Лазарева, и Наваринское сражение. Вспоминая этот эпизод, Нахимов напишет другу: еще бы чуть-чуть, и прощай государева служба.
       Позже, в Севастополе, адмирал всячески выражал недовольство, если кто-либо из молодых офицеров намеревался жениться. По воспоминаниям современников, служить под его командой было невероятно трудно. Требовательность, доходящая до придирчивости, по отношению к офицерам контрастировала со снисходительностью, почти нежностью к матросам.
       Некоторым Нахимов насолил так сильно, что даже после смерти они не смогли простить ему придирок. В 1867 году в 12-й тетради «Русского Архива» были опубликованы анонимные «Записки севастопольца».
       Неизвестный «севастополец» подвергал сомнению значимость главной военной победы Нахимова – битвы при Синопе. Доподлинно известно другое: воспоминание о Синопе жгло Нахимова изнутри, как язва. Он полагал, что именно это событие повлекло за собой осаду Севастополя.
       Предвидя сдачу города, он искал смерть на его бастионах. Нахимов добился своего – погиб по-глупому, как желторотый гардемарин.
       Стоя, по своему обыкновению, на самом виду с подзорной трубой, он с ухмылкой наблюдал, как пули в полуметре вспарывают мешки с песком: «Метко сегодня стреляют французы». Очередная пуля принесла ему смерть…
       
       Царский сатрап — стимул советского патриотизма
       Нахимов похоронен во Владимирском соборе на центральном холме Севастополя рядом со своим учителем Лазаревым и боевыми товарищами Корниловым и Истоминым. Когда французы после почти годовой осады вошли в город, собор еще не был построен. Оккупационные войска подвергли захоронения разгрому.
       Второй раз прах русских адмиралов потревожили уже «благодарные потомки». Когда в 70-е годы собор закрыли на реставрацию, останки были вывезены в Ленинград. Их потом абсолютно случайно обнаружили в одном из институтов в коробке из-под торта.
       Героем Нахимов стал не сразу. В 1928 году власти Севастополя демонтировали памятник адмиралу на главной площади города. По легенде, металл пошел на изготовление бронзового Ильича, установленного на том же месте. Парадоксально, но памятники Корнилову и Тотлебену тогда не пострадали. Хотя эти адмиралы не отличились столь радикальными народническими высказываниями, как Павел Степанович.
       Слуга государев Нахимов полагал, что негоже офицерам относиться к матросам, как барам — к холопам: «Матрос – главный двигатель на корабле».
       Все эти цитаты понадобились советским историкам уже после Великой Отечественной. Жестокая война потребовала более действенных патриотических стимулов, чем коммунистическая риторика. Сталин вспомнил о героях русской истории. В числе славных имен было и имя адмирала Нахимова. А уже в 50-е годы власти Севастополя перенесли памятник Ленину, вернув Павла Степановича на место.
       
       Сдача «Нахимки»
       Один из самых драматичных моментов раздела флота связан с передачей двух военно-морских училищ Севастополя, одно из которых в городе любовно называли «Нахимкой». Приказ министра обороны Украины был издан в августе 1992 года. Командующий Черноморским флотом Игорь Касатонов был готов защищать вузы с оружием в руках. Он телеграфирует главкому ВМФ: «Готов к любым решительным действиям». И получает ответ от министра обороны России Павла Грачева: «Не допустить украинских эмиссаров». На территорию училища были введены морские пехотинцы. Но, как это неоднократно было на протяжении всей севастопольской эпопеи, после устрашающих высказываний училища сдали.
       Новоприобретение заставило заработать украинскую историческую мысль. К тому времени незалежными учеными уже было доказано, что в отличие от молодого российского флота, которому всего-навсего каких-то 300 лет, украинские моряки могут с чистой совестью праздновать свое 500-летие. Но, видимо, запорожские казаки, ходившие на «чайках» по Днепру, не оставили потомкам необходимой литературной базы, поэтому патриотические высказывания пришлось искать в позднейших исторических эпохах.
       Тут-то и вспомнили о Нахимове, прадед которого проживал в Харьковской губернии. То, что сам адмирал родился под Смоленском, никого не смутило. Нахимовские цитаты были срочно переведены на украинский и украсили стенды наглядной агитации. В условиях жесткой конфронтации с россиянами высказывания адмирала звучали в середине 90-х более чем актуально, причем для обеих сторон: «Без Севастополя нельзя иметь флот на Черном море». В украинской версии на плакатах стояла подпись: «Павло Нахiмов». Наиболее радикальные историки предлагали переименовать адмирала в Нахимко, но до этого не дошло.
       В результате адмирала, как и флот, славянские моряки поделили по-братски: училище досталось хохлам, а храм с прахом – москалям.
       Удивительно, что в этимологический спор не включились тогда крымские татары. Ведь корень «нахим» — явно тюркский. Правда, репатрианты, которые и тогда, и теперь претендуют на создание в Крыму этнического государства, о желании создавать свой флот на Черном море не заявляли.
       Но борьба за Нахимова на этом не закончилась. В преддверии юбилея жесткая полемика была развернута на страницах украинской еврейской печати. Одни утверждают, что был адмирал колен Авраамовых, другие запальчиво спорят с ними.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera