Сюжеты

СЕТЕВОЙ АМСТЕРДАМ

Этот материал вышел в № 49 от 11 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В этом виртуальном городе живут киберпанки и киберромантики Недавний фестиваль артистического программного обеспечения «read_me 1.2» (в клубе «Дом», организован «Макрос-центром», www.macros-center.ru) дал возможность узнать о таком не...


В этом виртуальном городе живут киберпанки и киберромантики
       


       Недавний фестиваль артистического программного обеспечения «read_me 1.2» (в клубе «Дом», организован «Макрос-центром», www.macros-center.ru) дал возможность узнать о таком не знакомом в России явлении, как сетевой активизм. Но и там за недостатком места и времени выступили совсем немногие представители электронно-цифрового андеграунда. Может быть, потому, что у нас интернет с самого начала развивался под патронажем либералов; может быть, по причине нелюбви к технологиям у политически активной публики, но первые десять лет российского интернета — это десять лет политической несознательности. Поэтому до сих пор сетевая общественность не могла оказать никакого сопротивления корпоративным интересам провайдеров, росту крупных кампаний, СОРМу, коммерциализации Сети и ее пропагандистскому использованию со стороны таких политических монстров, как, например, Фонд эффективной политики. В лучшем случае компьютерщики могли отмораживать ноги на пикетах против «повременки» и нелицензионно копировать программное обеспечение — то есть прибегать к сопротивлению, в высшей степени нетехнологичному. Но более продвинутые методы уже давно разработаны в мировой практике.
       «Электронное гражданское неповиновение», «сетевой Амстердам», «искусство кампаний», «тактические медиа» — достойная, многозначительная страница левой истории. И еще не закрытая: сейчас, в связи с антиглобалистской деятельностью и установлением «нового мирового порядка», сетевой активизм получает второе дыхание.
       Он появился в начале 80-х в Амстердаме, на волне автономистских беспорядков, сквоттеров, хакеров и пиратских радио. Сетевой активизм имел как политическую, так и эстетическую сторону. В плане искусства он был европейским аналогом американского киберпанка, также выросшего из анархических утопий относительно интернета как Временной Автономной Зоны. Возникнув как побочный продукт американской военной индустрии, Сеть благодаря своему децентрализованному характеру давала надежды на свободное, неконтролируемое социальное проектирование. Как американские, так и голландские пионеры Сети рассчитывали сделать ее по-настоящему Автономной Зоной — такой же, какими в это время были многочисленные сквоты, радио и новые медиа.
       Сетевой активизм — это не рассылка «по мылу» различных писем, даже и революционного содержания, тем более в наше время, когда компьютеры доступны любому подростку. Во времена первой волны интернет-активности для политически ангажированных голландцев сетевой активизм означал создание независимой территории, свободной от контроля и коммерции. Это была отважная попытка создать публичную культуру, форум, что-то вроде общественного парламента. В «сетевом Амстердаме» появилась первая бесплатная электронная почта «xs4all» («Доступ для всех», www.xs4all.nl) — в то время когда подобные услуги еще не предоставлялись коммерческими монстрами. Большая часть бесплатных благ, которые мы сейчас имеем, возникла в свое время благодаря добровольным стараниям активистов: ведь в интересах корпораций — даже воздух продавать за деньги. Крупнейший проект, сайт «Digital city» (www.dds.nl), был создан для того, чтобы избиратели могли общаться с депутатами голландского парламента и требовать у них отчета.
       Если вначале, когда интернет действительно не был еще освоен программами Microsoft'а, переполнен рекламой и порнухой, активисты могли заниматься созданием независимой территории, то новые условия 90-х поставили их перед необходимостью конкурировать с коммерческими интересами сетевых компаний и провайдеров. На сайтах и в online-дискуссиях «сетевого Амстердама» возникло понятие civil electronic disobedience (электронное гражданское неповиновение). Суть такого неповиновения заключалась в том, что следует непосредственно осуществлять и пропагандировать протестное событие, а не информировать о нем публику с помощью средств массовой информации (модель, по которой действовали экологические и активистские кампании предыдущего времени, включая тогда еще радикальную Greenpeace). Вот краткая экскурсия по сетевым центрам электронного гражданского неповиновения.
       Critical Art Ensemble (Ансамбль критического искусства, www.critical-art.net) ведет работы по «исследованию взаимодействия между технологиями, искусством, радикальной политикой и социальной сценой». Члены ансамбля использовали «тактические медиа» в своих кампаниях протеста, посвященных социальным проблемам (безработные, дорогая медицина, генетически модифицированные продукты). Гражданское электронное неповиновение, особенно в их исполнении, — это гандизм дигитальной эры.
       Группа RTMark (www.rtmark.com) занимается созданием «клонов» крупнейших корпоративных сайтов — например, Всемирной Торговой Организации. В мае этого года активисты на псевдосайте «WTO», в точности повторяющем дизайн оригинала, просто-напросто объявили о ее закрытии. С помощью механизмов анонимизации активисты делают себя невидимыми и неуловимыми, как мстители, что позволяет осуществлять еще более непредсказуемые и радикальные акции в сетевом пространстве.
       Предпочтение широкого фронта инициатив перед централизованной организацией — первая из принципиальных инноваций «сетевого Амстердама», которая нашла теперь продолжение у антиглобалистов. В деятельности могут участвовать любые, самые разнообразные организации, если они согласны в отношении нескольких главных целей. Это и называется «тактическими медиа»: никто не ставит стратегических задач перед участниками, они свободно объединяются на основании тактики.
       Континент Интернет, последняя Временная Автономная Зона, с годами все больше теряет свой независимый, анархический, артистический характер. На последнем рывке голландские киберпанки–киберромантики успели заразить всю Европу манией независимого сетевещания. К началу и середине 90-х относятся ряд крупнейших встреч, фестивалей и конференций, давших себе название «нью медиа»: «next 5 minutes», «Interface», «Ars Electronica», журнал Герта Ловинка «Mediamatic» и, может быть, главное — продолжающие существование до сих пор листы «Nettime» (www.nettime.org) и «Syndicate» (www.v2.nl). Сеть «Syndicate» оказалась, может быть, самой вдохновенной попыткой такого рода, объединившей ненадолго художников, артистов, хакеров и теоретиков. Во время балканской войны и бомбежек многочисленные «синдикалисты» из бывшей Югославии посылали туда горячие репорты.
       Начиная с середины 90-х альтернативные центры начинают получать финансирование от голландского правительства, а затем и от более фешенебельных институций, таких, как Европарламент. Более молодые и менее убежденные поспешили купиться на эту приманку. Лишь десяток идеалистов — таких, как Эрик Клюйтенберг, критик и куратор, — продолжают отважно отстаивать утопическое проектирование в Сети и даже замыслили новый раунд конференции «next 5 minutes» (должен начаться 11 сентября этого года — http://www.n5m.org).
       Если next5minutes осуществится, его можно будет считать началом новой жизни тактических медиа — жизни при новом мировом порядке, в ситуации однополюсной мировой цивилизации, когда активистам доброй воли придется не выбирать между капитализмом и коммунизмом, а сопротивляться одному и глобальному противнику.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera