Сюжеты

ЧУВСТВО СОСТОЯЛОСЬ

Этот материал вышел в № 49 от 11 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Жирафа Люба, невеста Самсона, прибыла в Россию Итак, крылья любви не подвели. Жирафа Люба перелетела через океан и в 4.40 минут благополучно совершила посадку в шереметьевском аэропорту. Едва самолет приземлился, Самсон, которого и так всю...


Жирафа Люба, невеста Самсона, прибыла в Россию
       


       Итак, крылья любви не подвели. Жирафа Люба перелетела через океан и в 4.40 минут благополучно совершила посадку в шереметьевском аэропорту. Едва самолет приземлился, Самсон, которого и так всю последнюю неделю кидало из эйфории в меланхолию, начал метаться по своему без пяти минут семейному гнезду и рваться наружу.
       Высокую гостью с распростертыми объятиями встретили родственники со стороны жениха — в смысле работники Московского зоопарка, его сослуживцы — в смысле сотрудники «Новой газеты» и обычные москвичи без дополнительных оттенков. Признаться, мы слегка нервничали, поскольку американцы на все предварительные запросы о невесте отвечали загадочным молчанием. Но девочка оказалась просто загляденье. А что махонькая (2,5 метра, 200 кг, то есть Самсон ровно на полтонны тяжелее своей избранницы) – так это беда невелика. Выпестуем, вырастим, подкормим.
       В 8.00 по месту прописки жениха состоялась помолвка. Самыми почетными гостями на ней были месье и мадам Вильденштейн. И не потому, что иностранцы. Несколько лет назад г-н Вильденштейн – парижанин, искусствовед — обратился в дирекцию Московского зоопарка со странной просьбой продать ему бурого медведя. Дело в том, что у господина Вильденштейна в Кении ранчо в 34 га, превращенное им в заповедник. Кроме того, у г-на Вильденштейна — молодая, горячо любимая жена Люба, наших, российских кровей. Влюбленному французу очень захотелось, чтобы среди его зверей был и зверь, символизирующий родную страну жены. Для Московского зоопарка бурый медведь не есть проблема. «А что есть проблема для московского зоопарка? – поинтересовался г-н Вильденштейн, подписывая бумаги, делающие его собственником симпатичного медвежонка Потапа. – Самка для сетчатого жирафа? Да силь ву пле хоть сто штук».
       В кенийском заповеднике французского искусствоведа пасутся целые стада длинношеих барышень на выданье. И каждая из них была бы счастлива создать интернациональную семью с молодым человеком более чем привлекательной наружности, обеспеченным довольствием и жилплощадью. Потому что в Африке на самом деле жизнь у жирафов не мед. Особенно в период летней засухи. Однако все оказалось не так просто: в Кении существует тотальный запрет на вывоз и местных животных, и живых, и в разобранном виде. Не помогло даже личное ходатайство президента африканской республики (такая твердость госчиновников при защите природных богатств от разбазаривания внушает уважение и зависть). Но г-н Вильденштейн сдержал свое слово. Он отыскал невесту в одном из американских зоопарков, сосватал, заплатил калым и попросил лишь об одном ответном одолжении: чтобы жирафу назвали в честь его прелестной супруги. Между прочим, когда в марте Люба II была найдена, из созвездия Жирафа, расположенного в Северном полушарии, хлынул звездный ливень и лил почти целый месяц.
       …Пока разгружали, подцепляли, отцепляли, развинчивали, открывали, Самсон уже совсем отчаялся и, обреченно жуя праздничные веники, упустил момент возникновения Любы, Любушки, Любови на пороге его холостяцкого жилья. А когда увидел – обомлел. Пришлось невесте самой делать первый шаг навстречу. Самсон убедился, что перед ним не видение, и пустил слюну. Чувство состоялось.
       
       Пресс-служба свадебного штаба

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera