Сюжеты

НЕ ТРЕВОЖЬТЕ КУРЯН, СОЛОВЬИ

Этот материал вышел в № 51 от 18 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я спешил в Курск на встречу с прекрасным. Но ничего в этой твари прекрасного нет. Просто застывшее в пластилине корявое чучело выпотрошенного пингвина с маленькой, напряженно орущей башкой и отчетливым мужским предметом, сливающим воду в...


       
       Я спешил в Курск на встречу с прекрасным. Но ничего в этой твари прекрасного нет.
       Просто застывшее в пластилине корявое чучело выпотрошенного пингвина с маленькой, напряженно орущей башкой и отчетливым мужским предметом, сливающим воду в гнездо. Высота — 60 см, размах крыльев — 80. Все вместе — «Соловей сущий», произведение местного художника Олега Радина.
       Художник намедни установил птицу на кирпичном постаменте перед принадлежащей ему галереей «АЯ». Народ тут же назвал существо «соловьем писающим».
       
       Курск, как нарекли его сами обитатели, — город одной улицы. В смысле основной, центральной, где магазины, бары, рестораны, драмтеатр. Название ей, естественно, улица Ленина. Она упирается в реставрируемый ныне собор Знаменского мужского монастыря с огромным куполом. Рядом, на курской Красной площади, памятник Ленину, растопыренными пальцами указующему на ресторан «Центральный» напротив. За спиной вождя, конечно, коробка обладминистрации в стиле сталинского «вампира» и с гербом СССР на фронтоне — бывший главный партийный дом.
       Но стоит с центральной улицы, где поток машин и даже бывают пробки, спуститься на соседнюю, параллельную — совсем другой город.
       Одно-, двухэтажные домишки, в окнах герань, алоэ и пыльные фарфоровые статуэтки.
       Улица Кати Зеленской прежде называлась Веселой, здесь были кабаки и трактиры. Сюда приходили с Мирной, где мирились. А дрались стенка на стенку у реки Тускарь на Бо€евой даче (по имени купца Бо€ева). За Тускарем — Стрелецкая слобода, которую каждую весну заливает по уши, но жители привычно сушат дома и не выселяются.
       Слободы вызвали возмущение еще Екатерины II. Она, проездом, не поняла, почему местечко называется городом, если в нем одни посады и ни одной улицы. И решительно повелела: «Дабы куда ни шел, куда ни ехал курянин, он должен видеть перед собой Глаз Божий и думать о своем существовании бренном». С тех пор улицы Курска прямы, как стрела, и упираются в храмы.
       На тихих улочках выгуливается коза, а на тротуарах почтовые ящики, как в Америке. Прижались к древнему храму сияющий зеркальными стеклами банк и строящееся здание УВД. Удивительное — рядом. На памятнике Пушкину у драмтеатра, которому 211-й сезон, табличка: «Архитектор А. Руцкой» (тот самый). И на Сергиево-Казанском, с голубыми куполами, кафедральном соборе (школа Растрелли) табличка: «Памятник архитектуры XVIII в.».
       В общем, Курск можно осматривать часами, узнавать годами и, наконец, полюбить. Но странною любовью.
       Три куропатки, изображенные на гербе Курска, как известно, птицы неголосистые. Не они ли дали название городу? Или речка Кур? Историки спорят. Соловей отдыхает.
       В 1996 году на такую Курскую аномалию как с неба упал генерал.
       
       Впрочем, Александр Владимирович Руцкой в списке почетных граждан числился наряду с генсеками Л. Брежневым и Н. Хрущевым и художником А. Дейнекой.
       Но Сашка Руцкой в Курске бегал в школу — общеизвестный факт. В Курске же, когда сын стал летчиком, потом Героем Советского Союза, а потом даже вице-президентом России, его мама Зинаида Иосифовна зарабатывала свой кусок хлеба, продавая пиво. Так что после всяческих путчей провинциальный Курск вполне мог стать для потрепанного в политических баталиях генерала чем-то вроде запасного аэродрома. Собственно, а было ли из чего выбирать?
       В том 1996-м, за несколько дней до выборов губернатора, когда Конституционный суд еще не определился, позволять ли А. Руцкому благополучное «приземление», два моих хороших знакомых под пиво обсуждали светлое будущее. И один сказал:
       — А жаль, если у нас его не будет… Потому что Курск — дыра. А появится Руцкой, сразу о нас заговорят. Что-нибудь изменится.
       …Гром грянул, птичка вылетела из клетки. И сразу исполнилось первое желание. О Курске заговорили.
       Но когда спустя некоторое время на въезде в Курск началось ошеломляющее по размаху строительство Триумфальной арки и вся область встала на дыбы, стремясь за переплетениями лесов и кубометрами бетона рассмотреть, куда уходят народные денежки, мой второй знакомый вбежал в кабинет первого и крикнул в сердцах:
       — Кто тебя, Юра, за язык тянул? Да эта арка больше, чем в Москве или каком-нибудь Париже!
       Лихая началась пора. Соловьиные трели неназойливо вписывались в грохот бетономешалок. Улица Ленина реставрировалась по евростандарту. Из здания обладминистрации выкидывались партийные стулья 70-х годов, тянулись компьютерные сети, новый дизайн приводил уборщиц в священный трепет, а комнаты отдыха с джакузи — в оцепенение. Ветераны войны благодарили за реабилитационный центр, а учителя — за памятник Пушкину. В Рыльский район, в глухомань, легла отличная дорога — это на фоне остальных, чуть ли не проселочных. Правда, там, за сто верст, проживали родственники новой губернаторовой молоденькой жены, но ведь приятно глазу.
       Сам губернатор для постоянного проживания подобрал живописное местечко на берегу реки Сейм: природа, чистый воздух, в вольере два диких кабана — Дуся и Федя.
       Харизматическая личность. Наверное, кроме Жириновского и генерала Лебедя, ни за кем не следила страна с таким придыханием. Руцкой это ощущал. И его понесло.
       Руцкой вел совещания без бумажки. Однажды попробовал почитать — народ чуть не заснул. Зато импровизации ему удавались. Мог часами увлекательно рассуждать о Диснейленде на берегу искусственного Курского моря (которого еще нет) или о стеклянной сфере над Красной площадью — от дождя. И, главное, искренне в это верил.
       …Губернатор учреждает свой КГБ (Курский губернский банк), куда предприятия и бизнесмены загоняются под страхом расстрела. А через год КГБ рухнул. Зачем ему это, если в области уже имелся уважаемый и надежный Курск-промбанк? …Сын А. Руцкого становится вскоре его помощником по здравоохранению и затевает реформу в пределах одного отдельно взятого государства. Штат, который должен был обслуживать проведение реформы, составил едва ли не 300 человек. И если бы только специалистов. …Губернатор с треском снимает с должности местных начальников за рассыпанное по обочинам дороги зерно. Строг, но справедлив? Вскоре, однако, выясняется: широко разрекламированная кампания по покупке для сельского хозяйства области нескольких сотен зерновых и кормоуборочных комбайнов проведена не просто бездарно. Часть комбайнов прошла своим ходом тысячу километров из Ростова, после чего техника выглядела перенесшей всю тяжесть Прохоровского сражения. И это-то ладно. Неожиданно в СМИ всплыли документы, уличающие в наваривании миллионов рублей из областного бюджета родственниками областного руководства. А тут с кого спрос?
       Обо всех генеральских «подвигах» доложить не хватит бумаги. Завершим Триумфальной аркой.
       Сооружение впечатляющее. Архитектор — А. Руцкой.
       Сюда нынче куряне свадьбы возят.
       А сколько сюда деньжищ вбухано, зарыто и отрыто — сказать не может никто. По самым приблизительным прикидкам экономистов: несколько годовых (!) областных бюджетов.
       
       Узнав о снятии А. Руцкого с выборной дистанции, куряне ломанулись в магазины запасаться фирменной водкой «генерал-губернаторская». А экс-губернатор, совсем не похожий на генерала, пять часов отечески общался с журналистами на последней пресс-конференции. «Пройдет полгода, вы скажете: жалко Шурика-то нашего…» Пророчество сбылось. Сегодня А. Руцкого вспоминают с ностальгической признательностью:
       — Воровал, но хоть что-то делал! А нынешние не умеют.
       — Почему не умеют?
       — А почему я не могу подпрыгнуть на три метра?
       — А Руцкой мог?
       — Не мог. Он на полметра подпрыгивал. Но красиво.
       В провинциальном Курске снова «две горы, две тюрьмы, посредине баня» — по выражению посетившего город известного путешественника Алексея Максимовича. Курск нищает. Атомная электростанция принадлежит теперь москвичам, горно-обогатительный комбинат, прежде самое крупное предприятие области, тоже москвичи прихватили. Отделение Курской железной дороги отошло Орлу.
       Курск опять на окраине прогресса.
       Полноте, что ж новые власти? Теперешний губернатор Александр Михайлов публично отметился лишь раз, сразу после своего избрания. В первом интервью заявил сгоряча: дескать, победил он не Руцкого, а масонов, потому что мама бывшего губернатора — Иосифовна.
       Было много смеха и оживленных комментариев. Михайлов замкнулся и уполз в работу, как в берлогу. Вот уже второй год предпочитая прессе селекторные совещания с районами. Когда-то он был первым секретарем небольшого Щигровского района, затем проходил в Госдуму по партийным спискам КПРФ. За глаза о нем отзываются: «Губернатор, но коммунист. Коммунист, но губернатор».
       
       Теперь о главном. Неизвестные вандалы надругались над памятником «Соловью сущему», свалили постамент, растерзали птицу и оторвали достоинство.
       Однако автор скульптуры художник Олег Радин, представившийся членом многочисленных союзов, не выглядел удрученным.
       — Я даже рад, — признался творец. — Драма птицы навела меня на мысль установить по соловью на каждом углу, в том числе посадить на ленинское бронзовое плечо.
       Как поведал далее ваятель, сама задумка возникла у него в преддверии ежегодного городского праздника «Курский соловей». Дескать, тошно было в очередной раз наблюдать, как администраторы проводят мероприятие для галочки. А где творчество, полет фантазии? Поэтому соловей явился как бы воплощением прилежного чиновника: животик, кадычок, он и песню поет, и при этом писает. На окружающих.
       А буковок «с» спервоначалу было две, но, по глубокому размышлению, одну решил замазать, чтобы воспитать думающего зрителя.
       — Вся наша власть, — вдохновенно продолжал Олег Михайлович, — такие соловьи. Песни красивые, а на народ нас…ть.
       — А вы сами-то кто? Соловей?
       — Да, — твердо ответил О. Радин. — Только я — который выражает суть. Привет питерскому чижику-пыжику.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera