Сюжеты

КУПИ СОСЕДУ НОВЫЙ УНИТАЗ

Этот материал вышел в № 51 от 18 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Запад готов дать деньги на евроремонт наших отхожих мест. А мы не хотим брать? Представьте себе бытовую ситуацию. За годы жизни в квартире вы ее лелеяли, ремонтировали, меняли трубы, прокладки, батареи, проводку, рамы, паркет... Сделали...


Запад готов дать деньги на евроремонт наших отхожих мест. А мы не хотим брать?
       
       Представьте себе бытовую ситуацию. За годы жизни в квартире вы ее лелеяли, ремонтировали, меняли трубы, прокладки, батареи, проводку, рамы, паркет... Сделали евроремонт. И тут — на тебе, от соседей сверху – протечка, другая. Вы к ним, а они не пускают. Не знаем, мол, мы вас. Вдруг ограбите али еще что. Но настойчивость и уговоры, подогреваемые желанием спокойно жить в своей любимой квартире, вознаграждены, и сосед, зевая и подтягивая треники, позволяет зайти. Не буду описывать картину, которую вы увидели в квартире, годами не знавшей ни ремонта, ни уборки. В квартире дух не только от туалета и мусорного ведра, но и — о ужас! — сильный запах газа. Сосед неагрессивен, добродушен и даже готов дружить. А квартиру, говорит, довел до такого состояния папанька, земля ему пухом. От цирроза печени помер. Я, конечно, хочу жить, как люди. Но зарплата маленькая, а ремонт вон какой дорогой.
       Что с него возьмешь? Ради своего же благополучия вы даете деньги.
       Такую ситуацию я представил себе на днях, сидя в конференц-зале билдинга «Шарлемань» Европейской комиссии в Брюсселе, где проходила международная конференция вкладчиков Фонда поддержки экологического партнерства Северного измерения (по-английски NDEP).
       
       Глава российской делегации замминистра финансов Сергей Колотухин был не в трениках, а в хорошем костюме и на приличном английском благодарил западных устроителей за готовность оказать содействие в решении тяжелейших экологических проблем, «оставленных в наследие прежней экономической системой». Самой России при нынешних ресурсах на расчистку этих авгиевых конюшен потребуется «недопустимо много времени».
       За столом с ним сидели европейский комиссар по международным делам Кристофер Паттен, президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕBRD) Жан Лемьер, президент Северного инвестиционного банка (NIB) Йон Сигурдсон, делегации десятка особо заинтересованных стран. И все они говорили, что очень и очень хотят помочь России в оздоровлении окружающей среды, прежде всего в том, что касается ядерного и радиоактивного загрязнения. Правда, речь идет только о Северо-Западном регионе. Он ближе к Европе, и его кладбища ядерных отходов, мусорные свалки, сточные воды и дымные трубы представляют непосредственную угрозу европейской экологической безопасности.
       Благотворительности со стороны Запада в данном случае немного. В отличие от жителя московской многоэтажки европейские страны не могут поменять квартиру. Ситуация в остальных российских регионах пока меньше волнует Европу. Тем не повезло, потому что они далеко. Их свалки, стоки и трубы угрожают лишь собственному населению, которое даже не всегда сознает это.
       
       Сначала о неядерных горячих точках». Балтийское и Баренцево моря обладают повышенной экологической чувствительностью из-за низкой температуры воды. Балтика уязвима еще и из-за малосольности, малой глубины и закрытости. Между тем она омывает берега четырех стран Европейского союза, четырех государств-кандидатов, а также России.
       Год от года увеличивается площадь «мертвой Балтики», где на глубине вовсе отсутствует жизнь. Особенно серьезно пострадал стиснутый между Финляндией и Эстонией узкий и мелкий Финский залив. Один из главных источников его пополнения свежей водой, Нева, протекает через мегаполис Санкт-Петербург, более половины сточных вод которого сбрасывается в реку без должной очистки.
       Другой явной «горячей точкой» назван Калининград, где тоже никуда не годится очистка сточных вод. Промышленные предприятия Северо-Запада сбрасывают в реки и через них в Балтику и Баренцево море тяжелые металлы. В этом смысле серьезные проблемы создают добывающие и металлургические предприятия. Заслуживает беспокойства катастрофически быстрое ухудшение питьевой воды. В регионе часто выпадают кислотные дожди.
       Руководящий комитет Фонда поддержки экологической программы Северного измерения выделил лишь те точки, которые представляют очевидную опасность для окружающей среды региона. С них фонд и начнет работу. Одни лишь современные водоочистные сооружения позволят снизить выбросы вредных органических компонентов на 50—60 процентов.
       Стоимость 12 «неядерных» проектов NDEP для начала оценивается в 1,3 млрд евро. Это строительство и модернизация водоочистных систем в Санкт-Петербурге, Калининграде, Архангельске, Сыктывкаре и Воркуте, отопительных систем – в Санкт-Петербурге, Калининграде и Мурманске, предприятий по переработке мусора в Санкт-Петербурге и Калининграде.
       Самый дорогостоящий проект – более 400 млн евро – это дамба для защиты Санкт-Петербурга от наводнений. Журналисты незамедлительно спросили, с какого бока европейского налогоплательщика касаются наводнения в Северной столице России. Их заверили, что на дамбу не пойдет ни одного гранта – только кредиты. Хотя, как заметил представитель ЕBRD, наводнение в промышленном мегаполисе – это беда для всей Балтики, куда хлынут все его нечистоты.
       
       Но самая деликатная и ответственная часть программы связана все же с ядерным загрязнением. Отработанное ядерное топливо и радиоактивные отходы производились в советское время в немереных количествах Северным флотом. Это ядерное наследство представляет источник экологической угрозы международного масштаба. Отработанное ядерное топливо (ОЯТ) и радиоактивные отходы в России разделяются на «историческое наследие» и продукты текущей деятельности. Международная программа имеет дело с первым, поскольку второе находится в области военной тайны. Основные источники заражения – это атомные подлодки. Есть и гражданские реакторы, атомные ледоколы, ядерные исследовательские центры.
       Две трети российских военных кораблей принадлежат Северному флоту. Атомные подлодки обслуживаются и заправляются на нескольких военно-морских базах, расположенных в бухтах на берегах Мурманской и Архангельской областей. Многие из прежних баз больше не используются, но ОЯТ и радиоактивные отходы там остались. Больше всего их на двух старых базах: в бухте Андреева и (значительно меньше) бухте Гремиха. Хранилища зачастую переполнены, и на многих отмечена утечка радиоактивных материалов в окружающую среду. Поскольку они находятся на берегу, то велик риск радиоактивного заражения моря.
       Атомные ледоколы принадлежат Мурманскому морскому пароходству, которое отвечает и за их обслуживание, заправку топливом. ОЯТ направляется для переработки на «Маяк», а радиоактивные отходы хранятся пароходством. В рамках российско-норвежского соглашения о сотрудничестве Норвегия поставила пароходству мощности по переработке жидких радиоактивных отходов, и с прошлого года они начали работать. Ситуация с отходами из атомных ледоколов существенно улучшилась.
       В 60-е годы в СССР было построено много стандартных могильников для радиоактивных отходов, известных под названием «РАДОН». Многие находятся сейчас в неприемлемом состоянии и нуждаются в ремонте.
       Самая большая концентрация ОЯТ, жидких и твердых ядерных отходов приходится на бухту Андреева. Это примерно в 45 км от российско-норвежской границы и недалеко от границы ЕС. Уровень радиации там, по западным оценкам, составляет несколько миллионов кюри, то есть примерно такой же, как в Чернобыле. Все участники фонда, включая Россию, сошлись во мнении, что сосредочить усилия надо на бухте Андреева.
       Первая делегация западных экспертов, из Норвегии, была допущена на базу в мае 2001 года. Первые работы по повышению экологической безопасности базы начались при финансовой помощи Норвегии. Международная программа NDEP предполагает сбор и вывоз для переработки на предприятии «Маяк» опасного содержимого хранилищ бухты Андреева, разгрузку ОЯТ из трюмов судов «Лепсе» и «Лотта», удаление ОЯТ из 72 списанных подлодок. Фонд оплатит строительство специальных судов и вагонов для перевозки радиоактивного груза.
       
       Программа Баренцева моря рассматривается как важнейшая составная часть NDEP. Оценочная стоимость включенных в нее 16 проектов превышает 500 млн евро, но реально, как считают эксперты ЕBRD, потребуется больше.
       Так или иначе, брюссельскую конференцию можно считать успешной. Фонд поддержки экологического партнерства Северного измерения отныне реально существует. Для этого надо было собрать минимум 100 миллионов евро начального капитала. Собрали 110 миллионов: по 10 дали Россия, Дания, Финляндия, Нидерланды, Норвегия и Швеция. 50 миллионов выделила Европейская комиссия. Еще несколько стран обещали объявить о своих взносах в ближайшее время. Предполагается, что деньги будут прирастать и не только за счет грантов, но также банковских кредитов и даже частных инвестиций. Из собранной суммы 62 миллиона определены целевым образом на экологическую ядерную программу, остальные – на неядерные проекты оздоровления окружающей среды. Все рады и поздравляют друг друга с успехом.
       Но бочку меда все же испортила капля дегтя. Эти самые 62 миллиона «ядерных» евро считай заморожены на неопределенное время, как и десятки миллионов, которые, возможно, будут к ним прирастать.
       Россия в свое время подписала, но не ратифицировала Венскую конвенцию, которая регулирует вопросы ответственности в ядерной области. Видимо, у парламентариев были более важные приоритеты: борьба против гомосексуалистов, закрытие представительства чеченских сепаратистов при Совете Европы в Страсбурге, не говоря уже о собственных разборках.
       Но западные компании не идут дальше предварительных исследований проектов утилизации и очистки в России. Приступить к работе они не могут без правовой основы, без соглашения на межправительственном уровне. Привыкли действовать в правовом поле. А российское законодательство расценивают как расплывчатое, нечеткое, ненадежное. Двусторонних соглашений России с ЕС по линии программы ТАСИС, а также с Норвегией, Францией, Германией, США недостаточно для того, чтобы потенциальные крупные вкладчики в Фонд поддержки NDEP решились вложить деньги в масштабный международный проект.
       Евроремонт канализации и котелен в Питере можно начинать хоть завтра. А вот к ядерным отходам западные фирмы не подступят ни на шаг, и банки не дадут на их утилизацию ни доллара, пока Россия не подпишет злополучную Многостороннюю программу.
       А вся проблема-то, оказывается, в национальных интересах. Будто скорейшее избавление граждан от экологической и радиоактивной заразы – это не национальный интерес. И в ответственности. Будто кто-то другой ответствен за экологическую угрозу жизни и здоровью многих народов, прежде всего своего. И в суверенитете. Будто не нужна никакая международная помощь и со страшной бедой справимся сами. Будто уже не открыли самые интимные секретные места...
       Наверное, с соседом из верхней квартиры договариваться легче.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera