Сюжеты

ТАКОЙ «НЕКУЛЬТОВЫЙ» СЕРЕБРЕННИКОВ

Этот материал вышел в № 51 от 18 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Режиссер спектакля «Пластилин» заканчивает новый сериал «Дневник убийцы» и репетирует «Сладкоголосую птицу юности» Кирилла Серебренникова я помню давно, с первых любительских спектаклей, которые он со своим студенческим театром ставил в...


Режиссер спектакля «Пластилин» заканчивает новый сериал «Дневник убийцы» и репетирует «Сладкоголосую птицу юности»
       


       Кирилла Серебренникова я помню давно, с первых любительских спектаклей, которые он со своим студенческим театром ставил в подвале филфака Ростовского университета, где я в ту пору училась. Может, в силу давности знакомства так любопытно наблюдать, как из мальчишки-физика, который, казалось, на старте был наделен не самым роскошным набором задатков и шансов, вырастает режиссер.
       В последние пару сезонов после нашумевших постановок «Пластилина» и «Откровенных полароидных снимков» Серебренникова в столице иначе как «культовым» не называют. К счастью, у Кирилла хватает ума относиться к этому с юмором.
       
       — За три года жизни в столице я понял, что Москва очень любит все объявлять: «Культовый!», «Наше солнце!», «Наша звезда!». Но Москва так же быстро забывает и топчет. «Поторопились мы назвать его культовым! Что-то слабовато! Сплошное разочарование!» И кидаются возводить в культовые следующего героя. Если относиться к этим качелям всерьез, с ума сойдешь и времени на работу не останется.
       — Но молодой режиссер, приезжая из провинциального города в столицу, не может не хотеть признания, известности, «культовости», в конце концов. Не может не ставить себе каких-то планок и время от времени не проверять, достиг он их или нет. Ты за три года в Москве чего добился?
       — Главное, чего я добился, это роскоши общения с людьми, которые мне интересны, с которыми мне классно. Есть, конечно, и какие-то профессиональные достижения. Приятно, что на мой спектакль «Пластилин» приходили люди, которых я не думал, что когда-то живьем увижу, — Марк Захаров, Олег Меньшиков, Татьяна Друбич, Константин Райкин. И говорили такие слова, что повторять неудобно. Кстати, это тоже опасно. После таких оценок начинаешь жутко бояться разочаровать. А я для себя понял: не надо бояться разочаровывать, не надо быть связанным мнением других людей, даже очень тобой уважаемых. Я, например, не могу сидеть и рефлексировать. Я люблю много делать. Но надо давать себе отчет, что судьба спектакля или другого произведения — это совокупность обстоятельств. И хорошее произведение может не попасть в свое время: культовый сериал Марка Захарова «12 стульев» с Мироновым и Папановым восемь лет пролежал на полке — не понимали. А потом как поняли! И что было бы с Захаровым, если б он все эти восемь лет сидел и переживал!

       Серебренников из той же породы – восемь лет переживать не будет. Прошлой осенью его сериал «Ростов-папа» НТВ сняло с эфира на четвертой серии. Без объяснения причин. Рейтинг, что ли, не понравился. Хотя осенью на перестраиваемом НТВ мало какой рейтинг мог нравиться. Скорее, причина в другом. Нешаблонность десяти столь разных – от трагических до гротескных — серий «Ростова-папы» попали не в свое время. Теленачальники ждали очередной сериальчик про бандитов и ментов, чтобы по-легкому рейтинг срубить, а получили столь непривычный по форме и по содержанию разговор о любви. Бог с ними — с начальниками, может, когда и дозреют. Хотя на «круглом столе» о проблемах телесериалов, проходившем в рамках недавнего кинофестиваля, заявление какого-то малоизвестного режиссера, что факт снятия с эфира сериала «Ростов-папа» является фактом оздоровления отечественного ТВ, даже сверхстойкого Кирилла вверг в недельную депрессию. Хорошо, нашлись те, кто напомнил ему, что не стоит верить каждому, кто кричит в спину слово на букву «м».
       Сейчас Серебренников монтирует новый сериал «Дневник убийцы» для РТР. И говорит, что на этом с сериалами временно завяжет.

       — Тяжело ужасно. И нет той отдачи, что в театре. Пусть там и славы меньше, и денег меньше, но затраченная энергетика возвращается сторицей. А телевидение для меня пока как прорва. Может, потому, что я все время пытаюсь сделать проект дороже, чем это возможно по бюджету. Наверное, это знак непрофессионализма, но я не считаю себя чудовищным профессионалом, я экспериментатор.
       Кирилл подозревает, что и новый его сериал примут далеко не все.
       — Но, надеюсь, из эфира не вырубят, хотя бы потому, что здесь и другое руководство: Валера Тодоровский — умный начальник, и сюжет линейный. А не все примут, потому что сериал про судьбу, про рок. А это проблемы, которые требуют интеллектуального усилия. Кроме того, это история про маньяка-убийцу, и в ней много жестокости — не знаю, выдержит ли наш экран. Сериал явно для позднего вечера. Но если не поняли, что я пытался рассказать им про любовь, пусть смотрят про убийства.
       Действие «Дневника убийцы» происходит в двух временных пластах: в 1918 году во время «красного террора» в Петрограде («Кони, люди, красноармейцы, исторические интерьеры… На Подъяческом мосту снимали в трех направлениях, и все это надо расчистить, задекорировать») и в наше время в маленьком южном городке. Толчковой фразой для идеи сериала стала строка Арсения Тарковского «Судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке».
       — Про это вся история. Про закономерности и случайности. Возьми хотя бы последний случай с самолетом, разбившимся над Германией. Меня поразил даже не сам факт этой чудовищной трагедии, а то, как все вело к этой трагедии: не в тот аэропорт приехали, не на том рейсе, не в то время улетели… По всему не должны были попасть в эту минуту в эту точку, а попали. И у нас история про то, как судьба щадит, а маньяк убивает только тех, кого пощадила судьба, и тем же способом.
       — А ты не боишься играть в такие игры с судьбой?
       — Боюсь. И пока мы снимали, случались мистические происшествия. Но если все время про это думать, потолок на голову упадет. С другой стороны, у нас все настолько получалось, будто судьба вела нас. Может, мы подняли тему, над которой люди должны задуматься. В последний день в Таганроге, где мы снимали современную часть, нужно было доснять хвосты от разных сцен. И — в это поверить невозможно — во время съемок каждого эпизода солнце было именно такое, как во время основной съемки. За день состояние природы менялось несколько раз и становилось такое, как нам нужно.
       — В твоем прошлом сериале я, человек в последние годы нетеатральный, впервые увидела многих актеров, которые сейчас нарасхват.
       — Рад, что угадал этих ребят, и продолжаю с ними работать. Главную роль в «Дневнике убийцы» сыграл Кирилл Пирогов, который играл в одном из фильмов «Ростова-папы». Я вообще люблю работать с молодыми. И сейчас работаю в «Современнике» с Мариной Нееловой и поражаюсь: она — абсолютно молодой человек. Постоянно ловлю себя на том, что при ней могу сказать то, что при человеке ее поколения, ее положения произнести бы не рискнул. Это при том, что она гениальная актриса — национальное достояние.
       — А что вы делаете с Нееловой?
       — «Сладкоголосую птицу юности» Тенесси Уильямса. Я с удовольствием принял приглашение поставить спектакль в «Современнике». Но получилось так, что Галина Борисовна Волчек позвонила мне буквально на следующий день после того, как мы договорились с Козаком об «Откровенных полароидных снимках», и этот проект ждал почти год.
       — Выбор пьесы был за театром?
       — Нет, Галина Борисовна спросила, с кем я хочу работать в театре «Современник», я сказал, что с Нееловой, потому что это моя любимая актриса, я ее обожаю. Так возникла идея «Сладкоголосой птицы юности», которая почти 30 лет не шла у нас в стране.
       — Странно, у меня из детства осталось ощущение повального присутствия этой пьесы. Может, потому, что спектакль с Ангелиной Степановой часто показывали по телевидению.
       — Да, но Степанова играла это в 1974-м. Поверхностных сравнений не избежать, но на самом деле они возникать не должны — спектакль про другое. Все другое: актриса, время. Ангелина Степанова была холодной статуей в шифоновом платье. А пьеса должна вызывать шок. Уильямс вообще очень жесткий автор. Пьеса про артистку, которая отошла от дел, пьет, курит гашиш, трахается с молодым мальчиком. Это очень рискованная роль, и Неелова, согласившись на нее, чудовищно рискует. Мы все рискуем.
       Премьера «Сладкоголосой птицы юности» назначена в «Современнике» на конец ноября. Потом Серебренников собирается ставить во МХАТе спектакль по пьесе молодых авторов братьев Пресняковых «Терроризм» («Это, вероятно, будет заключительная часть трилогии, которую начали «Пластилин» и «Откровенные полароидные снимки»). Переговоры с Олегом Табаковым почти завершены.
       А там, гляди, и кино может случиться, несколько предложений уже есть, но предпосылки для хорошего фильма пока не сложились. А Кирилл, он не из тех, кто будет сидеть и ждать благоволения случая. Он, скорее, будет делать свое дело, стараясь не задумываться, культовый ты или совсем наоборот.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera