Сюжеты

СУДЬБА В ПОЛОСКУ, А ЛЮБОВЬ В КЛЕТОЧКУ

Этот материал вышел в № 51 от 18 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Операция по спасению американской невесты прошла успешно. Доктор свадьбу гарантирует Операция позади, кельтский знахарь сорок минут колдовал над спящей красавицей-жирафой, вправил, сложил, зафиксировал и пообещал загипсованной Любе многая...


Операция по спасению американской невесты прошла успешно. Доктор свадьбу гарантирует
       
       Операция позади, кельтский знахарь сорок минут колдовал над спящей красавицей-жирафой, вправил, сложил, зафиксировал и пообещал загипсованной Любе многая лета плодиться и размножаться. Но она, выкарабкиваясь из наркотического тумана, не очень-то и прислушивалась, потому что хорошо ему, целому и невредимому, утешать и подмигивать.
       
       Настоящие врачи на эту рассеянность не обижаются. Они знают, что в такие моменты пациенту нужны не их квалифицированные прогнозы, а байки неофициальных лиц об удачно и кстати сломанных конечностях, которых нам не занимать при наших-то гололедах, долгостроях и канавах, сработанных еще рабами Рима с давно забытыми целями. Ничто так не взбадривает в недугах и драмах, как истории, в которых с кем-то случилось то же самое, — и ничего, и обошлось, и все кончилось благополучно, и даже обернулось на пользу: соседка по палате оказалась родной матерью кинорежиссера, проблема с актрисой на роль мадемуазель Лавальер, а заодно со спутницей жизни была решена тут же и навеки, неукомплектованные лайнеры уплыли навстречу айсбергам, кредиторы запили в обнимку с прокурорами и киллерами или произошли другие, не менее справедливые и приятные события.
       Например, когда в больнице «скорой помощи» суровый доктор сообщил, что вместо берцовой кости у меня симпатичный коралловый куст, я — хотите верьте, хотите нет — обрадовалась. Наконец-то не надо никуда спешить, можно оглядеться, подумать, связать какому-нибудь хорошему человеку свитер и освоить все восемь томов «Истории государства Российского» Н.В. Карамзина. Я тут же поделилась своими планами с друзьями, они их полностью одобрили, и в ночном холле травмоотделения, куда меня вкатили с просверленной ногой и подвешенной к ней восьмикилограммовой гирей, мы распили по этому поводу коньяк, чудом уцелевший в моей искореженной сумке. На холле как на месте «парковки» настояла я сама (и всем, кому так же повезет, настоятельно рекомендую: больные зафиксированы, никто не мешает — тишь, гладь, божья благодать). Дежурный врач не сопротивлялся, обезоруженный аргументом: «А курить я, по-вашему, буду выходить в коридор вместе с койкой?» и стихами, прочитанными с выражением, когда он буравил своим сверлом мою ступню:
       
       Перебиты, поломаны крылья,
       Дикой болью всю душу свело,
       Кокаина серебряной пылью
       Всю дорогу мою замело.
       
       К слову, в сумочке среди месива из косметики, плавленых сырков, пластиковых стаканчиков, осколков и ситро «Буратино» размякал плацкартный билет на поезд «Воронеж—Москва». Назавтра меня ждали в столице замуж.
       Тот месяц, что я провела, натурально прикованная к коридорной койке, был не худшим в моей биографии. Я вела насыщенную светскую и творческую жизнь. Больница — замечательное средство для восстановления утраченных дружб и отношений, копилка исповедей и житейских анекдотов. Как-то привезли женщину, разукрашенную со знанием дела. Уже через сутки она отохала, отпричитала и, даваясь от смеха и боли, рассказала, что ждала мужа из тюрьмы и приготовила ему сюрприз — наспринцевалась корой дуба. Чтобы, значит, «совсем как девочка». А он тоже, в свою очередь, решил порадовать верную подругу: вернулся с гроздью шариков, вшитых сами понимаете куда. В результате ни тпру ни ну, ночь любви переросла в варфоломеевскую со скандалом, мордобоем, милицией и оскорблением при исполнении. Через неделю после активных процедур, среди которых значились и содовые ванночки для размягчения, жертва дворового искусства любви выписалась — и сразу к мужу на свиданку. Слышала, что вернулась счастливая и беременная.
       Карамзина я осилила, свитер связала, кроме того, придумала авторскую телепрограмму, которую после вела три года на местном телевидении, собрала и издала первый сборник стихов, начала писать прозу и вывела две формулы: формулу счастья, на мой взгляд, очень точную: «Счастье — это когда ты сам в состоянии дойти до туалета» — формулу, в справедливости которой с тех пор убеждаюсь каждый день, и это является для меня неиссякаемым источником жизненного оптимизма. И формулу удачи: «Все к лучшему в этом лучшем из миров, если соблюдать простое правило: всегда подавать судьбе не жалобы, а конструктивные проекты. В это окошко очередь короче, и есть шанс на быстрое и благоприятное решение».
       Мой так и невостребованный жених прислал две поздравительные открытки. На Новый год и на Восьмое марта с подтверждением брачных планов по мере выздоровления. Я их храню с благодарностью.
       
       На жирафу история произвела должное впечатление: она улыбнулась и поела. Теперь они с Самсоном самозабвенно предаются сладостному для всех влюбленных занятию – делятся первым впечатлением друг о друге. Это надолго. Занавес.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera