Сюжеты

СНАЧАЛА ФОРТУНА УЛЫБНУЛАСЬ. ТЕПЕРЬ ХОХОЧЕТ

Этот материал вышел в № 52 от 22 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наша правоохранительная система, получившая все шансы раскрыть дело о покушении на собкора «Новой газеты» Сергея Золовкина, оказалась полностью недееспособной. Может быть, ее надо переименовать в «левоохранительную»? В прошедшую пятницу,...


       
       Наша правоохранительная система, получившая все шансы раскрыть дело о покушении на собкора «Новой газеты» Сергея Золовкина, оказалась полностью недееспособной. Может быть, ее надо переименовать в «левоохранительную»?
       
       В прошедшую пятницу, 19 июля, в городе Сочи началось помпезное мероприятие: у российского президента — саммит с президентом французским. Большое скопление представителей честных СМИ в одном месте. Обслуживающего персонала — тьма. Безопасность — супер.
       В тот же день и в том же городе состоялось предварительное слушание по делу о покушении на собкора «Новой газеты» Сергея Золовкина. Никакой прессы, никакой суеты. Из окон суда виден бирюзовый горб моря.
       Без пяти одиннадцать к помещению Хостинского районного суда привезли неудавшегося киллера Артура Минасяна, и на пару с бомжеватым мужичком милиционеры сопроводили его в конвойную. Киллер молод и ухожен. Ему бы чебуреки печь в пляжном кафе или гонять на водном мотоцикле. Стать убийцей он согласился за 30 тысяч рублей. Но оказался полным дилетантом, с трех выстрелов не попал в нашего собкора ни разу, бежал от него в испуге и вместе с пистолетом был задержан милицейским патрулем практически на месте покушения.
       Во время «оперативно-разыскных мероприятий», о которых и рассказать-то нечего, на свет божий вылез посредник, некий Андрей, о котором киллер смог сообщить лишь цвет и марку машины, имя и место частой тусовки. Когда опера по этим приметам взяли подозреваемого, киллер сказал: нет, не тот. Судья отпустил взятого под подписку о невыезде, и он немедленно сбежал. То ли по делу, то ли с перепугу. На этом сердце правоохранительной системы успокоилось. Заказ есть, заказчика нет. И уже, судя по всему, не будет...
       Министры и президенты берут такие дела под личный контроль, выражают гнев в адрес обнаглевших бандитов и клянутся мамой, что рано или поздно преступление непременно будет раскрыто. За язык их не поймаешь. Потому что «поздно» — понятие растяжимое.
       Суд к преступникам милеет людскою лаской, дает условные сроки самым-самым — от проворовавшегося министра до наркоторговца, на счету которого тысячи загубленных душ. Общественное мнение называет такое правосудие бесчестьем и бесстыдством, но правосудию от этого ни холодно и ни жарко.
       А ведь на самом деле Артур Минасян — это живой перст Фортуны. Журналиста не убил и даже сам был пойман на месте преступления. Пистолет, гильзы, следы от выстрелов, свидетели — вот они. О чем еще можно мечтать правоохранителям? Ничего подобного до сих пор при покушениях на журналистов не случалось.
       А что в итоге? Пшик. Дело о покушении на Золовкина продемонстрировало полную импотенцию правоохранительной системы. Восхитительный, стопроцентный результат эксперимента Фортуны. После такого результата правоохранительную систему можно смело переименовать в левоохранительную.
       Получается, что убивать журналистов в нашей стране — довольно безопасное занятие. Можно, впрочем, и не убивать сразу, а прислать для начала черную метку.
       Сам Золовкин не в состоянии определить, откуда на него дует уголовный ветер. Стоило ему ввязаться в юридическое противостояние с высокопоставленными чиновниками всех ветвей власти, у него и членов его семьи стали происходить навязчивые встречи с уголовниками. Машину «бомбили» в течение двух дней подряд. Как будто члены тайного общества луддитов дали клятву истреблять старенькие «Жигули».
       Пострадал родственник журналиста: из такой же старенькой тачки его вытащили крутые, подъехавшие на дорогой иномарке, и после «беседы» родственника отправили в больницу с очень серьезными травмами. Нападавший известен, однако суд тянется до сих пор исключительно по сложившемуся закону джунглей: с сильным не борись, с богатым не судись.
       Поскольку журналист намеков не понял, следующим актом стала драма с покушением на него самого. Киллер, пистолет с глушителем, стрельба… Попробуй определи — кто заказал? То ли власть, которая многое претерпела от Золовкина, то ли уголовники, которым доставалось не меньше.
       Про угрозы, телефонные и даже письменные, и говорить лень. Это как бы уже непременный бытовой фон.
       Странным образом интересы власти и криминала в отношении журналистов постоянно сходятся. Нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется: пулей или судебным иском, визитом налоговой, СЭС или «братков». Бывает, что и тем, и другим одновременно.
       Вот в Воронеже СЭС закрывала газету, вызвавшую гнев мэра, на том основании, что температура в помещении редакции на полтора градуса выше положенного и у журналистов нет подставок для ног. Не надо смеяться. Просто здесь откровенность властного «наезда» (причем мэр предупредил о нем журналистов публично и заранее, на планерке) доведена до совершенства, а в большинстве других случаев «наезд» прикрывается лживыми официозными словами.
       Когда иски юридических и должностных физических лиц и угрозы лиц уголовных начинают воплощаться, невозможно понять, чьи же именно, в натуре, конкретные интересы исполняются здесь и сейчас.
       Помнится, у одной знакомой издательницы шпана «бомбанула» ее «Форд». Издательница в милицию обращаться не стала. А обратилась к «крыше». У которой ни лабораторий, ни криминалистов, ни участковых, ни армии людей в форме и с правом носить огнестрельное оружие.
       Вечером «Форд» вскрыли, а утром домой к издательнице пришла насмерть перепуганная шпана со слезным обещанием все восстановить в кратчайшие сроки.
       С покушением на Сергея Золовкина все с точностью наоборот: вся мощь нашей правоохранительной системы вроде бы на этой стороне. Большой шум в СМИ, вплоть до ОБСЕ. То есть как бы дело чести для силовой вертикали. Раскрыть или застрелиться. И Фортуна улыбается, создав все возможности отличиться. Будто учебный пример — для школьника.
       Но не раскрыли. И в отставку никто не подал.
       Так, может, пора их поменять местами — наше правосудие и уголовные «крыши»? На последних из бюджета не уходит ни копеечки, а эффективность их работы тысячекратно выше.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera