Сюжеты

МЕНЯ ВСКРЫЛИ, КАК АВТОМОБИЛЬ...

Этот материал вышел в № 52 от 22 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Обкатываем локомотив, списанный ХХ съездом КПСС Пришел с работы отец и сказал: — «Лебедянку» разогревают. Будет обкатка. Маршрут Торжок–Осташков–Бологое… Папа интересуется паровозами с трех лет, как первый раз увидел. В книжном шкафу лежат...


Обкатываем локомотив, списанный ХХ съездом КПСС
       


       Пришел с работы отец и сказал:
       — «Лебедянку» разогревают. Будет обкатка. Маршрут Торжок–Осташков–Бологое…
       
       Папа интересуется паровозами с трех лет, как первый раз увидел. В книжном шкафу лежат старые альбомы с детскими рисунками. Семилетний папа рисует поезд. Чем толще альбом, тем длиннее поезд...
       
       25 лет назад Макаров прочитал в газете объявление: «Клуб ищет единомышленников». В ЦДКЖ при Музее революционной, боевой, трудовой славы железнодорожников собирались любители паровозов. В 1990 году клуб превратился в Общество любителей железных дорог при МПС.
       Сейчас со стороны они выглядят странно. Вроде взрослые мужики, а играют в паровозики…
       
       У паровозников (так они себя называют) дома хранятся фотоархивы, паровозные таблички, фонари.
       Однажды папа Макаров нашел в железнодорожном сарае ржавый паровозный крючок. Собрался повесить его в ванной.
       Хотел бы и рельсы проложить в коридоре.
       А один тащил из Каширы надпись «Комсомольско-молодежный паровоз», снятую с «лебедянки». Табличка полукруглая, 70 килограммов чугуна. Сначала до электрички нес, потом по Москве — на другую электричку, а потом волоком — домой в Зеленоград…
       
       «Лебедянкой» называют паровоз, на котором мы с любителями и поехали…
       Вначале никто не собирался паровозу серии
       П<обеда> присваивать имя главного конструктора Коломенского завода. Красивый, большой паровоз, мощная машина. Как говорили, «весьма прогрессивная по конструкции».
       Будущая «лебедянка» оказалась тяжела. Министр путей сообщения И.В. Ковалев говорил: «Какой же это паровоз «Победа»?! Это легковесные журналисты придумали такое название».
       Лебедянскому угрожала тюрьма. Спасло заступничество Л.М. Кагановича, бывшего наркома ПС.
       Через два года паровоз стал легче. Лебедянскому и группе конструкторов в 1947-м присудили Сталинскую премию. А паровозу – его законную серию Л.
       Производство «лебедянок» продолжалось до 1955 года на всех паровозостроительных заводах.
       ХХ съезд КПСС стал переломным. Было принято решение прекратить производство паровозов. Несмотря ни на что, «лебедянки» работали до середины 70-х. Потом их переплавили в чугунные сковородки.
       
       В Торжке проводница Люба выдала белье, села у окна и начала рассказывать.
       Люба работает в поезде Осташков–Москва. Работа спокойная, пассажиры постоянные. Но был один одержимый идеей. Все хотел выпрыгнуть. Его уговаривали, держали за руки, за ноги.
       …Не уследили. Выпрыгнул незаметно. Хватились только на станции. Остался ли жив – неизвестно…
       Мои соседи по купе – Александр Сергеевич Никольский, папа Макаров и Коля Пытель — пропали.
       
       В белом свете станционных фонарей показались отблески сильного пламени.
       — Паровоз горит! – я испугалась.
       — Да это его так растапливают! – послышалось с другого конца вагона.
       — Опять Макаров придет грязный…
       


       Вы знаете, что такое паровозный гудок?
       Он пронизывает тело.
       Его слышно за несколько километров.
       Его отражает пятикратное эхо.
       Каждый гудок звучит по-своему. Их настраивают, как пианино. Когда-то машинисты подпиливали кромки свистка. А самому первому паровозу серии С ставил голос регент нижегородского собора…
       Машинисты могли регулировать не только тембр звучания, но и силу. Один машинист рассказывал: когда проезжал мимо станции Москва-Сортировочная, давал такой гудок, что все бабки на Киевском рынке падали со своих ящиков.
       Свисток – едем вперед, два – назад, три – остановка.
       
       Кувшиново.
       У-у-у-у-у!!! Паровоз с товарным составом и жилым вагончиком пришел на вокзал.
       Вспомнив молодость, на станции сошлись старухи. Во время войны они встречали поезда.
       — Ой, я 37 лет проработала стрелочницей. И за детьми малыми надо было следить, и стирать. Все успевала. И поезда ходили часто, не то, что сейчас,— три-четыре за день.
       — А на паровозы нас брали покататься, — расплывается в улыбке другая. — Паровоз, бывало, приходит, а молодой машинист, красивый парень, подсадит, и мы ехали до следующей станции и обратно. Тогда другие времена были…
       
       Мы ждем встречного поезда для совершения обряда передачи жезла. Сейчас такое увидишь только на старых линиях, где до сих пор спрашивают разрешения на прибытие поезда и «зашивают» (переводят) стрелки. Электрифицированные линии сейчас управляются автоматически.
       Металлический предмет, похожий на каркас рыболовного сачка, передают дежурной по станции. Она идет в рабочую комнату. Спрашивает по телефону разрешение на отправление поезда. Затем вставляет жезл в специальную деревянную коробку, аккуратно проводит им в нужном направлении, стрелки передвигаются. Можно ехать…
       В Ранцеве передали жезл.
       Заброшенная железная дорога полна приятными сюрпризами. На рельсах можно найти ржавые фонари, за насыпью – семафорное крыло.
       
       В вагон зашел Александр Сергеевич, спросил, есть ли у меня швейная машинка. Я нечаянно сказала, что есть. Теперь у меня есть и паровозная масленка.
       В Москве у Никольского — вагон XIX века. Плацкартный деревянный, обшитый железом. Раньше все детали были разными, стандартов не было. Откуда у Александра Сергеевича недостающие части? Из ретропоездок. С некоторыми помогают друзья. Папа Макаров делал для него плевательницу...
       
       Долгие ночные посиделки в купе за стопкой водки наполнены грустными рассуждениями и спорами о судьбе паровозов:
       — Паровоз эмоционален. Красив, строен, пропорционален. Это торжество технической мысли. Это в определенной степени примитивизированный человек... У каждого паровоза свой характер. Кому-то, чтобы ехать, надо только чуть-чуть приоткрыть регулятор. А другому… Э-эх…
       — Борта тендера напоминают крышку рояля… Звуки. Когда паровоз бу€хает, видно, что он страдает.
       — В современных локомотивах ничего нет…
       — Да-а…
       
       Товарный вагон. Хоть он и гнилой, и пол кое-где дырявый, но прокатиться там сто€ит.
       Раньше папа катался на крыше, а сейчас запретили. Крыша покатая. Но с вагонов — выигрышные кадры.
       — Есть у нас оператор отчаянный, — говорит папа, — Угаров. Он с профессиональной камерой становился на нижнюю ступеньку лестницы, под будкой машиниста, и на полном ходу снимал движение колес…
       Да, точно, есть такой, в соседнем купе едет… Одна рука свободна, а другая намертво к телу прибинтована. И в гипсе весь…
       
       Проезжаем озеро Пено, значит, скоро Осташков.
       В этих местах плотность населения небольшая, старики вымирают, молодые не задерживаются. Для транспортировки местных жителей из села в село ходят два смешных поезда «Снежинка» и «вагончик». Одна «Снежинка» равна двум «вагончикам». Больше и не требуется. Раньше продукты по деревням развозил хлебный поезд, а теперь станции закрыли, и приходится старухам ездить в Осташков. Расстояние не близкое...
       
       — Смотри, какая флюгарка! А какой фонарик! – тычут в окно любители.
       — Это же Соблаго!
       — Ребята, остановка. Выходим.
       
       Здесь, в лесу, есть кладбище семафоров...
       
       На кладбище тихо. Воронки в земле напоминают о немецких бомбах. Паровозники разговаривают шепотом, чтобы не нарушить сон полосатых семафоров.
       На семафорах стоит клеймо военных лет. В 40-е их положили в лес. Ажурные мачты больше не машут своими крыльями. Светофоры работают вместо них.
       — Ребята, да здесь шапки нужно снимать!..
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera