Сюжеты

СЕКРЕТАРЬ НЕ ЗАМЕНИТ ПОЭТА

Этот материал вышел в № 53 от 25 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Жан Кокто. Портреты-воспоминания: 1900–1914 / Пер. с фр. Л.В. Дмитренко. – СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2002. «Секретарь не заменит поэта». Кажется, лучший принцип для книги воспоминаний, провозглашенный и блестяще воплощенный Жаном Кокто в...


Жан Кокто. Портреты-воспоминания: 1900–1914 / Пер. с фр. Л.В. Дмитренко. – СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2002.
       
       «Секретарь не заменит поэта». Кажется, лучший принцип для книги воспоминаний, провозглашенный и блестяще воплощенный Жаном Кокто в своей серии мемуарных эссе, впервые переведенных на русский язык. Написанные для газеты «Фигаро» в 1935 году, они, может быть, были интересны французскому читателю как портреты отдельных участников того «напряженного, великолепного спектакля» — становления нового века, который еще недавно разыгрывался у них на глазах. Сегодня это уже версия портрета эпохи: на нем почти невозможно узнать некоторых героев и трудно в полной мере насладиться всеми полутонами и намеками, рассыпанными в тексте, пусть даже они и растолкованы в обширном комментарии. «Частность, деталь не имеют значения. Наполнены смыслом только массы, объемы, большой формат человека или события».
       Однако установка на «большой формат» не обрекает книгу на тяжеловесность. Легкий, ироничный, лишенный напряжения стиль Кокто не меняется только оттого, что нужно писать о людях, «которые жаждали выжить, за чьей беззаботностью пряталась драма, за кажущимся легкомыслием — подвиг». Среди них – люди театра: Сара Бернар, Сергей Дягилев, Саша Гитри, Игорь Стравинский, де Макс; литературы: графиня де Ноай, Эдмон Ростан, знаменитая танцовщица Айседора Дункан и блистательный художник-ювелир Рене Лалик.
       Картины счастливого «артистического» детства с головокружительной быстротой сменяются рассказами о театральных премьерах, великих актерах, кафешантанных певицах, волшебных клоунах, дорогостоящих кокотках, заполняющих по вечерам таинственный Ледовый дворец, о собственных успешных (и не очень) публичных выступлениях — словом, о той сумасшедшей, экстравагантной жизни, которую, как хочется верить нам сегодня, вела французская богема в начале века.
       И Кокто заставляет поверить. Он не настаивает на точности, с первых страниц заявляя о том, что память способна творить с человеком удивительные шутки, так что не стоит рассчитывать на подробную хронику событий и мемуары в строгом смысле слова. Читателю предлагается нечто большее: своего рода сентиментальное путешествие по прошлому, воспоминания, воплощенные автором не только в форме художественного текста, но и в виде иллюстраций, самых настоящих «портретов», неотделимых от повествования.
       Не навязывая никому своих оценок, автор просит только: «Простите меня, читатель. Поймите меня. Помогите мне. Играйте со мной. Присаживайтесь. Нам сподручнее вместе писать и читать эту самую обычную грубую прозу». По поводу грубой прозы – это, конечно, авторская скромность. Эта проза изысканна, и ее стоит прочитать просто для того, чтобы получить наслаждение от мастерского стиля, рискуя, может быть, не уловить какие-то детали содержания.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera