Сюжеты

ЛИНИЯ ФРОНТА — ОТ НОВОРОССИЙСКА ДО КАЗИНО «МЕТРОПОЛЬ»

Этот материал вышел в № 54 от 29 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Список будущих сражений Правительство утвердило список приватизационных сражений, которые разыграются в будущем году. Наиболее крупные суммы оно планирует выручить за «Славнефть», Магнитогорский металлургический комбинат и «Связьинвест»....


Список будущих сражений
       
       Правительство утвердило список приватизационных сражений, которые разыграются в будущем году. Наиболее крупные суммы оно планирует выручить за «Славнефть», Магнитогорский металлургический комбинат и «Связьинвест».
       Мы все видели войну, разгоревшуюся из-за поста президента «Славнефти» между «Сибнефтью» и Межпромбанком: граждане дрались храбро, как два сутенера из-за одной проститутки. Есть два способа предотвратить подобные конфликты в будущем: либо сделать государство вменяемым, либо продать контрольный пакет «Славнефти».
       Второй несколько реальнее, однако государство на это не пошло: на аукцион выставят лишь 5,27%. Что тут сказать? Плохо. С одной стороны, частный инвестор в здравом уме не будет платить большие деньги за ломтик государственной компании, которую выпасают выходцы из «Сибнефти». С другой, государство, сохраняя контрольный пакет, получает возможность каждый день устраивать в компании праздник закрытых дверей с участием ОМОНа и местной милиции. Ибо все наши госкомпании реально приватизированы: просто их собственники живут внутри компании, как гусеница внутри яблока, и только процесс приватизации позволяет гусенице превратиться в бабочку. Что же до госкомпании – это такое яблоко, в котором происходит непрерывная смена гусениц.
       С «Магниткой» все обстоит наоборот. По форме продается 17,87%, по сути же – контрольный пакет. Дело в том, что еще 30% акций принадлежат не совсем понятно кому.
       Когда-то ими владела ФПГ «Магнитогорская сталь», руководил которой Рашид Шарипов. На самом деле ФПГ была просто кочкой, на которую вешались акции, приобретаемые совместно реальными хозяевами комбината – Шариповым, Рашниковым и гендиректором Стариковым. Пришло время, триумвират распался: Шарипов и Рашников выгнали Старикова и поругались сами.
       В разыгравшейся гражданской войне победил Виктор Рашников, заручившийся поддержкой челябинского губернатора, областного прокурора и вице-премьера Виктора Христенко. Однако Шарипов успел вывести акции из ФПГ «Магнитогорская сталь» и в конце концов продать фирмам, представляющим интересы нынешней УГМК – Уральской горно-металлургической компании. Суды блокировали эту продажу; сейчас 30% принадлежат менеджменту. Однако российские наши суды поворотливы, как «Мерседес» с гидроусилителем руля, а, по понятиям, обе стороны – и УГМК, и менеджмент «Магнитки» — могут претендовать на акции; стало быть, прав будет сильнейший, и 30% достанутся тому, кто купит 17,87%.
       Еще два года назад УГМК пыталась прижать «Магнитку», блокировав поставки коксующихся углей. «Магнитка» в ответ провела турнир по дзюдо и позвала на него Путина, кажется, даже специальную полосу для президентского самолета отстроили. Рашников привлек на свою сторону хозяина «Северстали» Алексея Мордашева; Мордашев только собрался выступить в роли белого рыцаря, спасающего Магнитогорский комбинат от уральских захватчиков, как случилась известная история с его первой женой. Дама заявила претензии на 32% акций самой «Северстали».
       В конечном итоге едва ли не большая часть нашей олигархической элиты отстроилась относительно «Магнитки»: невидимая линия фронта, протянувшаяся от Новороссийского морского порта до кемеровских угольных разрезов, расколола надвое всю Россию, Садовое кольцо и казино «Метрополь».
       Создается впечатление, что конфликт этот несколько раз серьезно поощряли чиновники и чекисты, притравливая друг на друга рвущихся с поводка стальных королей и собирая обильный урожая взяток, обычно удваивающихся во время промышленной войны. Не то чтобы, впрочем, наша российская порода бойцовых олигархов особо нуждалась в команде «фас».
       И наконец, правительство продает «Связьинвест» — 25% минус две акции. Многострадальная эта контора уже явилась причиной падения правительства реформаторов; затем Джордж Сорос назвал вложение в «Связьинвест» самой неудачной сделкой своей жизни. В последнее время ее тихо и незаметно возглавлял выходец из питерского «Телекоминвеста» г-н Яшин. Другой выходец из той же конторы (я имею в виду телекоммуникационную контору, разумеется), Леонид Рейман, возглавил Минсвязи.
       При таком титульном списке вряд ли найдется олигарх настолько неуравновешенный, что полезет покупать «Связьинвест». Видимо, с компанией случится что-то очень похожее на то, что произошло с самим «Телекоминвестом», который объединяет в себе все сколько-нибудь значимые питерские компании связи и чей контрольный пакет был без всякого шума куплен безвестным кипрским холдингом First National Holding.
       Вот только одна загвоздка. В 1997 году 25% «Связьинвеста» потянули на 1,87 млрд долл. Очевидно, что отношение этой суммы к той, которую заплатят в 2003-м, и будет вполне арифметическим соотношением общественной полезности реформаторов образца 97-го года и нынешних питерских государственников.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera