Сюжеты

СПОРТ — НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ? ЭТО ОПАСНОЕ УПРОЩЕНИЕ

Этот материал вышел в № 54 от 29 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Профес-сиональный спорт — это сложнейшее производство. И надо понимать, что производятся в профес-сиональном спорте деньги» Политики и олигархи давно уже получили постоянную прописку в спорте. Им мы и посвятили специальную рубрику...


«Профес-сиональный спорт — это сложнейшее производство. И надо понимать, что производятся в профес-сиональном спорте деньги»
       


       Политики и олигархи давно уже получили постоянную прописку в спорте. Им мы и посвятили специальную рубрику «скамейка основных». На нашей скамейке уже побывали: помощник президента РФ Сергей Ястржембский, возглавляющий отечественную Федерацию художественной гимнастики, и Александр Котенков, представитель президента РФ в Думе, по совместительству — президент Федерации парусного спорта. Сегодня на «скамейку основных» приглашен бывший госсекретарь, а ныне представитель администрации Новгородской области в Совете Федерации и президент Федерации шорт-трека России Геннадий БУРБУЛИС
       
       — Скажите, а как вы очутились на посту президента Федерации шорт-трека?
       — Влип, как кур в ощип. У меня есть друг Александр Шохин. Однажды он мне сказал: мол, меня и тебя просят помочь малоизвестному, странному, но в то же время олимпийскому и привлекательному виду спорта, называется шорт-трек. Нам надо, продолжил Шохин, побыть там какое-то время вице-президентами федерации. Чтобы, опираясь на наши имена, федерация могла бы решать и продвигать определенные вопросы. Я согласился. Просто потому, что просил меня об этом друг, тем более что в то время это не выглядело обременительным.
       А через год Виктор Макаров — тогда президент Федерации шорт-трека — заболел. Федерация стала испытывать огромные трудности. Ну мне и предложили помочь. И вот сейчас уже пять с половиной лет, как я — ее президент.
       — И что вы сделали на своем посту? Насколько я помню, на последней Олимпиаде в этом виде спорта мы не особо блистали.
       — Самое удивительное, что мы искренне стремились к победам. Во всех планах стояло обязательство: на Олимпийских играх наша команда возьмет бронзу в женской эстафете. Но поскольку мы не смогли пробиться через отборочные туры, то об этом пришлось забыть.
       Работа федерации в итоге была признана неудовлетворительной. Но так уж получилось, что я сам себе смену подготовить не успел, а наш актив настойчиво поддержал мою кандидатуру на новых выборах президента федерации.
       На самом деле это интересная и изнурительная работа — выбивать деньги, привлекать людей… Ну и, наконец, находить какие-то вдохновляющие стимулы для того, чтобы все работали творчески, с выдумкой, соответственным результатом.
       Вся работа федерации строится на четырехгодичных циклах: от Олимпиады до Олимпиады. А посему сейчас, именно сейчас нужно несколько по-иному строить работу. С перспективой. Например, мы собираемся заключить трехстороннее соглашение с Госкомспортом и ОКР — в современной спортивной практике это уникальная инициатива, которая позволит решить многие проблемы. И Фетисов, и Тягачев настроены на это, они готовы развивать и популяризовать шорт-трек. Ведь не стоит забывать, что в этой дисциплине на Олимпийских играх разыгрывается 10 комплектов медалей. А посему это соглашение «на троих» — один из немногих случаев, когда подобная фраза выглядит не забавой, а эффективной управленческой комбинацией.
       Мы полностью обновили тренерский совет, менеджмент. Я в этом отношении благодарен моим коллегам и соратникам: Евгению Куликову — олимпийскому чемпиону и Герману Панову — нашему гуру, который руководит кафедрой в академии и является многолетним представителем России в Международной конькобежной организации.
       В частности, Куликов и Панов договорились о том, что мы в России последовательно проводим международные соревнования по шорт-треку. В этом году — этап Кубка мира в Петербурге, на следующий год — чемпионат Европы, а в 2004-м – чемпионат мира. Это как раз то, что подстегивает нас, стимулирует и заставляет работать. Мы ведь, принимая у себя мировую элиту, просто обязаны вписываться в конкурентную среду. Наконец, мы думаем, что эти старты будут существенным стимулом для пропаганды шорт-трека в России.
       Ведь сам по себе этот вид спорта уникальный. Носит в себе захватывающую интригу борьбы, в нем есть риск, непредсказуемость. Достаточно вспомнить историю на Олимпиаде с австралийцем. Она, конечно, немного обескураживает. Как же так: всех растолкали, все упали, а первым оказался не самый сильный, а самый удачливый.
       В том-то и заключается спортивно-зрелищный ресурс нашего вида спорта. В нем огромное значение имеют техника и тактика. Падения в одинаковой мере могут быть признаком нерасчетливости, неосторожности или заведомо спортивной провокации. Последнее, кстати, требует уже от судей соответствующей квалификации. Одним словом, у нашего вида спорта – огромный зрелищный магнетизм.
       — Работа в федерации как-то изменила вашу жизнь?
       — У меня самочувствие очень непростое. Я не хочу быть свадебным генералом. В то же время понимаю, что мой политический вес, моя публичность должны были быть здесь плюсом и помогать решать какие-то практические проблемы.
       Но сейчас такая ситуация сложилась… Я очень обескураженно и с грустью смотрю на разные противоречия и конфликты в других федерациях. Вижу, как от этого страдают спортсмены, результаты. Буду очень рад, если стабильная и добропорядочная обстановка в нашей федерации воспроизведется и у коллег. Особенно после Олимпиады, на которой вскрылись многие болезненные явления. Требуется их решать сообща, с доверием к тем людям, которые за это берутся.
       — Как много времени занимает работа в федерации?
       — В федерацию пришли два новых руководителя: вице-президент Андрей Минцев и Сергей Степанов. И сейчас мне кажется, что я смогу заняться более комплексной, стратегической работой. Тем, что и положено президенту.
       Планирую больше работать в регионах с губернаторами, президентами республик. Ну и, конечно, участвовать в становлении новой стратегии управления спортом и оздоровительной физкультурой в целом. Это тот случай, когда я как президент федерации остаюсь еще и государственным деятелем со вкусом к общенациональным проблемам.
       — Вы просто пример связи политики и спорта. Может, попробуете найти что-то общее у этих на первый взгляд таких разных сфер жизни?
       — Поскольку речь идет о видах деятельности, в которых основная задача — это организация взаимоотношений с людьми, и может быть, именно в этой сфере сегодня вопиющий дефицит профессионализма и компетентности, то можно сказать, что большой спорт и большая политика очень похожи.
       Но главным все равно остается знание существа дела. Мне сегодня достаточно хорошо понятно, из чего складывается успешная деятельность федерации в шорт-треке. Но я никогда не позволю себе вмешиваться в какие-то важные моменты тренировочной программы.
       Есть одно очень интересное наблюдение: очень часто к месту и не к месту употребляют такую формулу: политика — грязное дело. Я к политике отношусь ревниво — это моя работа, это моя профессия, надеюсь, что это мое призвание. Но я убедился в том, что политика — грязное дело не потому, что оно грязнее других, а потому, что грязь в политике виднее. Политика — это прежде всего деятельность, связанная с интересами миллионов людей, и последствия деятельности политиков бывают порой чрезвычайны для судьбы страны и целых поколений. Так вот и бизнес, и спорт — не менее грязное дело. Здесь тоже много глупости, корысти, местничества, сиюминутной конъюнктуры и торгашества, предательств и, если хотите, преступлений...
       Еще есть одна крылатая фраза, что большой спорт — всегда большая политика. Имея в виду, что борьба за место проведения Олимпиады — это вопрос государственного масштаба, огромных капиталовложений. Участие в международных спортивных организациях — это всегда голосование за или против тех или иных стран и кандидатур. Что долголетние успехи одной страны в конкретном виде спорта сплачивают другие страны против кого-то и настраивают на несправедливую борьбу. Возьмите, к примеру, историю с нашим фигурным катанием... Все это действительно есть, и по большому счету это неотъемлемое свойство спортивной жизни, которая, конечно, сочетает в себе и коммерцию, и благородство честного спортивного состязания. Вот такое колесо крутится. Точно так же, как в вашей любимой журналистике.
       — Журналистов частенько обвиняют в раздувании скандалов. В частности, в случае с письмом Фетисова Путину. Хотя действительно определенная напряженность между ОКР и Госкомспортом существует. Кстати, не боитесь, что из-за этого ваше соглашение с этими двумя организациями окажется под угрозой?
       — Мне кажется, что наша инициатива с трехсторонним соглашением может существенно содействовать снятию этой двусмысленности. Это такой позитивный пример. Я отлично знаю, в чем состояла и состоит проблема взаимоотношений двух спортивных организаций. И каждый раз, к сожалению, решение этой проблемы находили в самой примитивной форме. Одна из структур грозилась поглотить другую. Появляется фаворит и начинает искать властную опору, дабы укрепить свои позиции. Появляется другой — делает то же самое.
       На мой взгляд, все решается очень просто — надо навсегда осознать, что за участие в Олимпийских играх отвечает Олимпийский комитет. А за их круглогодичную подготовку, системное обеспечение — Госкомспорт и федерации. Мы будем благодарны, если наша инициатива, шорт-трековская, будет воспринята как определенная модель взаимоотношений.
       Товарищи чиновники как Госкомспорта, так и ОКР, пожалуйста, не спорьте, кто из вас важнее. Работы хватит на всех. Есть правовые основания деятельности каждой из ваших организаций. Наконец есть бюджетный закон, и он говорит, что сегодня бюджетодержателем является Госкомспорт. Каждый должен заняться своим делом. Понимая права, компетенцию и полномочия друг друга.
       Если речь идет о конкуренции персонального плана, то она тоже, на мой взгляд, малоэффективна, поскольку все равно победят те, кто более компетентен, более успешен. Вот и все. Не о чем спорить, товарищи и господа.
       Да, федерации не могут в полном объеме работать без бюджетных денег. Но нельзя же умалять и ОКР, превращая его только в свадебного генерала на Олимпиадах.
       — Вы вновь упомянули деньги. Многие придерживаются того мнения, что вместе с большими деньгами в спорт пришло много негатива.
       — Нет здесь чисто спортивной проблемы. Это проблема зарождающегося бизнеса. Люди, занимающиеся этим, ничем не отличаются от тех, кто занимается нефтью, строительством, металлом. В этом плане никаких особых отличий нет. Все те же бизнес-план, расходные статьи, перспективное планирование... Важно грамотное вложение в главный ресурс, коим является спортсмен как товар. Или же призовые взносы как компенсация затрат. Другое дело, что некоторые виды спорта не обеспечивают сегодня возврат капиталовложений. То бишь являются бизнес-убыточными. Но они не могут быть успешными без современного менеджмента.
       Что касается грязи в спортивном бизнесе, то ее не больше, чем во всяком другом. Постепенно должны быть созданы четкие законы, а самое главное — должна появиться бизнес-среда, которая желает их выполнять.
       Ведь для нас не секрет, что на хоккейном, баскетбольном, футбольном рынках абсолютное большинство средств находится в «серой», а то и в «черной» зоне расчетов. Как к этому относиться? Плохо. Но ничего этому сейчас противопоставить нельзя. Да и во всем мире спорт всегда использовался либо для отмывания денег, либо для какого-то их временного перелива. Вы же видите, какие время от времени скандалы возникают во всем мире. С затратами, с уклонениями от налогов в крупнейших спортивных клубах…
       — Несмотря на все это, спорт при таком раскладе может стать национальной идеей? И как вы оцениваете пристальное внимание президента к спорту?
       — Я приветствую этот интерес. Сам он активный спортсмен, причем даже профессионал, а не любитель. Не вижу ничего плохого в том, что пытаются возродить национальную гордость посредством культивирования спортивного геройства.
       Но считать, что спорт может стать национальной идеей, которая автоматически избавит нас от всех проблем, и мы только на стадионах и борцовских коврах сможем сплотиться и стать гордой, независимой и свободолюбивой нацией, это неправильно. Это, на мой взгляд, опасное упрощение. Без устойчивой, стабильной экономики не может быть успешным ни один профессиональный вид спорта. И какими бы разовыми победами все это ни сопровождалось — это самообман. А устойчивой и перспективной экономики у нас никогда не будет, если мы не сможем сегодня защитить нашу культуру и систему образования. Ведь именно там формируется человек, специалист, который в состоянии сделать нашу экономику перспективной.
       Если мы признаем, что только спорт — национальное спасение, и будем пренебрегать тем, что спорт базируется на высоком духовном состоянии общества и эффективной экономике, да грош нам цена тогда. Это снова митинги и призывы: медали любой ценой...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera