Сюжеты

ГОРЮЧАЯ СМЕСЬ С ЗАМЕДЛИТЕЛЕМ

Этот материал вышел в № 55 от 01 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

О скинхедах написано немало. О них говорят журналисты и милиция, депутаты Госдумы и офицеры спецслужб. Что в этих разговорах правда, а что миф? Скинхеды в России действительно есть. Их много – уже 40 тысяч. Они действительно опасны. Все...


О скинхедах написано немало. О них говорят журналисты и милиция, депутаты Госдумы и офицеры спецслужб. Что в этих разговорах правда, а что миф? Скинхеды в России действительно есть. Их много – уже 40 тысяч. Они действительно опасны. Все это правда
       


       Дети лавочников и бизнесменов
       Данные о социальном происхождении скин-тусовки недостаточны, но те, что имеются, указывают, что наши скины относятся вовсе не к «социальному дну». В большинстве своем это дети «советского среднего класса», чей имущественный и социальный уровень резко снизился за 10 лет реформ. Скинхеды – это не дети хронических алкоголиков и уголовников, а дети бывших высокооплачиваемых рабочих, инженеров, сотрудников НИИ и КБ, которых «экономические реформы» 90-х превратили в «челноков», продавцов на рынках и в ларьках, охранников, коммивояжеров, мелких (средних) торговцев и бизнесменов и т.п. Эти люди пережили психологическую драму и моральное унижение. Часто они пребывают в глубокой депрессии. У многих по этой причине распались семьи.
       Глубокое недовольство социальной действительностью подростки из этих семей транслировали в нигилизм, расизм и национализм.
       Есть города (Н. Новгород, Краснодар, Воронеж, Волгоград), в которых значительная часть (если не большинство) скинхедов – это дети из семей мелких (и средних) торговцев, представителей мелкого и среднего бизнеса, среднего чиновничьего звена и т.п., говоря обобщенно: средней и мелкой буржуазии. По результатам социологических обследований именно дети российских бизнесменов (особенно средних и мелких) являются носителями куда более выраженных националистических идей, чем их сверстники из других социальных слоев. Очевидно, они уже мыслят категориями «семейного бизнеса» и рассматривают «инородцев» как потенциальных конкурентов. А это является косвенным свидетельством неустойчивого положения среднего и мелкого бизнеса в России и ограниченности российского рынка (во времена процветания места хватает всем – и «своим», и «чужим»).
       В 1999 г. польские социологи из группы «ВИП» проводили в России исследование в частных школах, полагая, что именно в этих школах растет будущая бизнес-элита, с которой полякам рано или поздно придется иметь дело. Среди старшеклассников была выделена группа (около 20% обследованных юношей), условно названная «националистами». Как правило, все они были детьми торговцев и бизнесменов среднего звена (реже – чиновников). Эта группа довольно твердо противопоставляла себя основной группе обследованных учащихся (около 60% старшеклассников, как правило, детей более богатых родителей, которые откровенно демонстрировали презрение ко всему русскому и России и мечтали жить на Западе).
       «Националисты» же собирались жить именно в России, в отличие от «основной группы» особо прокламировали свою верность «русским традициям» и православию, демонстрировали доходящую до ненависти неприязнь к другим конфессиям (особенно – к исламу и иудаизму). Свыше 80% из этой группы сами называли себя расистами и высказывались в том духе, что «быть расистом – хорошо и правильно», «белая раса – высшая», «черные – недочеловеки» и «негры – вообще не люди, а обезьяны». Практически все выступали против смешанных браков.
       Все «националисты» рассматривали представителей «восточных» народов в первую очередь как экономических конкурентов («захватили рынки», «устраивают тут свой бизнес», «вытесняют коренное население из бизнеса»), причем около 30% выказывали такую же неприязнь и к коммерсантам с Запада.
       Вся группа «националистов» поголовно видела свое будущее в занятии частным бизнесом, мечтала стать миллионерами, владельцами фирм и компаний, демонстрировала такой же высокий уровень индивидуализма, как и прозападная «основная группа», и так же, как «западники», отвергала коллективизм. Наряду с неграми, мулатами, азиатами и евреями объектом ненависти у этой группы были также коммунисты, анархисты и вообще противники частной собственности. Кроме того, несмотря на националистическую риторику, в системе ценностей этой группы категория «нация» стояла ниже категорий «личный успех», «деньги», «обеспеченное существование».
       Интересно, что национализм и расизм в этой группе не носили «зоологического» характера. То есть опрошенные совсем не были против того, чтобы вьетнамцы жили во Вьетнаме, азербайджанцы – в Азербайджане, африканцы – в Африке и т.п. Они лишь выступали против того, чтобы те находились в России и проявляли здесь независимую экономическую активность (использование «черных» в качестве дешевой рабочей силы у почти 80% отторжения не вызывало: «если черные хотят на стройке вкалывать – пусть вкалывают, я что, против?»).
       Все опрошенные «националисты» высказывались за жесткую линию в отношении Чечни. Против 18% опрошенных «националистов» польские социологи сделали пометку: «Выглядит как скинхед».
       Наконец созданный в ГУВД г. Москвы после царицынского погрома отдел по борьбе с экстремизмом среди несовершеннолетних (руководитель – С. Жеребин) к маю 2002 г. поставил на учет свыше 1 тыс. скинхедов. Это дало возможность сделать некоторые выводы о социальном происхождении приблизительно пятой части московских скинхедов.
       Итак, около 35% этих скинхедов живут в неполных семьях. Однако 90% таких семей стали неполными именно в 90-е годы: экономические потрясения вызывали разное поведение у отцов и матерей, что повлекло за собой конфликт ценностных установок, взаимные претензии и развод.
       Родители 58% заняты в торговле и «ресторанном бизнесе», при этом 22% имеют «собственное дело». Еще 22% заняты мелким и средним бизнесом – посредническими услугами, ремонтом, извозом и даже выращиванием цветов. 8% матерей – домохозяйки (что само по себе говорит об обеспеченности семей). У 21% отцы работают в охранных структурах, у 6% отцы – армейские офицеры, у 12,8% хотя бы один из родителей – государственный служащий. Только у 4% один или оба родителя – рабочие, только у 3,2% – ИТР или представители массовых интеллигентских профессий (учителя, преподаватели вузов, врачи, редакционные работники и т.п.).
       Говоря иначе, классическое представление о фашиствующих погромщиках как о мелких буржуа, воспринимающих «инородцев» в первую очередь в качестве экономических конкурентов, находит себе подтверждение и в России.
       
       Обыденный террор
       Масштабы скинхедской агрессии превосходят наши представления, составленные на основе сообщений СМИ. Если верить СМИ, террор после событий на Манежной площади пошел на спад. В реальности обыденный террор продолжает нарастать именно в летние месяцы (зимой скины сидят по домам — холодно). Так, 5 мая 2002 г. в Москве в районе Сетуни четыре скинхеда напали на двух рок-музыкантов (скинхедам не понравилось, как те выглядят и как одеты). В результате избиения один из музыкантов попал в больницу. И хотя одной из жертв нападения был довольно известный в рок-мире гитарист Сергей Куприянов (игравший, например, с «самим» Градским), СМИ этот случай не заинтересовал!
       9 Мая 2002 г., в День Победы (!), в Воронеже на Большой Дворянской улице три скинхеда напали на уличных музыкантов. Гнев скинов был вызван тем, что музыканты играли еврейские мелодии. Один из пострадавших был избит до потери сознания, другому (скрипачу) сломали челюсть. И хотя по факту избиения в Центральном РОВД г. Воронежа было заведено уголовное дело, центральные СМИ, за исключением REN TV, этой историей не заинтересовались.
       В тот же день, 9 Мая, в Москве на станции метро «Багратионовская» два скинхеда (студент и старшеклассник) избили гражданина Турции. Скинхедов задержали, пострадавший попал в больницу.
       В ночь с 12 на 13 мая 2002 г. около 40 скинхедов, примкнувших к возвращавшимся после футбольного матча фанатам ЦСКА, устроили погром на Старом Арбате: били стекла витрин и палаток, переворачивали стулья и лотки, избивали прохожих. Милиция задержала 18 человек. Самое удивительное, что наутро представители правоохранительных органов уже перестали называть погромщиков скинхедами и утверждали, что это «простые футбольные болельщики». Спустя сутки милиция вообще отрицала сам факт погрома, несмотря на то, что его последствия успели зафиксировать тележурналисты (те же журналисты взяли и интервью у очевидцев «несуществовавшего» погрома).
       9 июня 2002 г. скины избили в центре Москвы пятерых японцев и китайца – участников Международного конкурса им. П.И. Чайковского, причем одному сломали руку. Замолчать столь скандальный инцидент оказалось невозможно, но освещение его в СМИ было более чем скромным (хотя за всю историю проведения конкурсов им. Чайковского это первый такой позорный случай).
       В тот же день на станции метро «Тверская» скинхеды напали на гражданина США индийского происхождения Сина Рудру и на гражданина КНР Ван Лисиня. Китаец был избит так серьезно, что его пришлось доставить в Институт им. Склифосовского.
       В тот же день 20 скинхедов напали на вьетнамское общежитие в московском районе Капотня. Нападавшие выбили стекла и двери на первом этаже общежития и разбежались при появлении милицейской патрульной машины. Спустя сутки после происшедшего в ГУВД уже не моргнув глазом отрицали сам факт нападения. А через 10 дней в газете Юго-Восточного округа Москвы «Юго-Восточный курьер» появилась удивительная заметка пресс-службы УВД ЮВАО, где сообщалось, что погром был, но к скинхедам отношения якобы не имел, а просто местные подростки напали на помещение корейской церкви «Новая Земля».
       10 июня 2002 г. в Москве на станции метро «Проспект Мира» два скинхеда избили 27-летнего гражданина Судана Абдуллу Абдуазима. В тот же день на станции метро «Новые Черемушки» 17-летний учащийся ПТУ напал на 27-летнего Анатолия Кима, этнического корейца, а на станции метро «Ясенево» неизвестные избили 26-летнего Сулеймана Ахмадова, которого пришлось доставить в больницу.
       2 июня 2002 г. в Москве, на Халтуринской улице, пять скинхедов напали на Стефана Розова, совладельца издательства «Гилея». С. Розов получил множественные ушибы и тяжелое сотрясение мозга. Интересно, что нападение произошло сразу после того, как на московский книжный рынок поступила выпущенная «Гилеей» книга субкоманданте Маркоса – «отца» движения «антиглобалистов» (а «антиглобалистов» наци-скины ненавидят так же, как рэпперов). Но узнать о том, что Розов – совладелец «Гилеи» и тем более о том, где он живет, скинхеды без помощи «органов» не могли. Добавлю, что Розов – не негр, не мулат, не азербайджанец, а болгарин, «брат-славянин»…
       
       Москва —город погромов
       Насколько скинхеды и их акции — самостоятельное явление, и насколько они — провокация незримых кукловодов?
       Власти говорили, что погром на Манежной, в котором принимали участие скинхеды, был чисто стихийным. Это ерунда. Четыре признака указывают на заранее спланированную и подготовленную провокацию.
       Во-первых, широкое применение «коктейля Молотова». Для поджога автомашин было использовано до 30 бутылок с «коктейлем». Эти бутылки должны были быть заготовлены заранее и заранее принесены на место. Более того, у нас в стране нет традиции применения «коктейля Молотова» и нет культуры его изготовления. «Коктейль Молотова» – это ведь не бутылка с бензином, как думают некоторые наши журналисты. Бутылкой с бензином, брошенной на крышу милицейской машины, вы машину не сожжете: бензин быстро прогорит, оставив лишь обгоревшее пятно на крыше. «Коктейль Молотова» – это горючая смесь с замедлителем (чтобы прилипал и горел долго) и правильно изготовленным фитилем (это самое сложное).
       Правильно готовить «коктейль» нужно учиться, тренироваться, нужно проводить испытания. У нас этому нигде не учат, кроме разве спецслужб. В пресловутой «Поваренной книге анархиста» (давно, кстати, ставшей раритетом), на которую всегда готовы сослаться милицейские чины, опубликован неправильный рецепт изготовления «коктейля Молотова». Я знаю целых две забавные истории о том, как анархисты пытались изготовить и применить «коктейль» по рецепту этой «Поваренной книги». В первом случае (в Н. Новгороде) доверчивый анархист, во-первых, отравился парами бензина, а во-вторых, содержимое бутылки разлилось у него в рюкзаке, так что его сразу остановил милицейский патруль и спросил: «Парень, а чего от тебя так бензином несет?». На Манежной ни от кого бензином не несло.
       Вторая история произошла в Киеве. Там какой-то «новый украинец» повадился ставить свой «Мерседес» прямо под окна одному анархисту. Тот решил изготовить «коктейль» и долбануть им «мерс». В результате машина ничуть не пострадала, а у анархиста сгорели брюки…
       Второй признак провокации – это как раз аккуратно разбитые окна в Думе, гостинице «Москва», на Тверской и на Большой Дмитровке. У нас в отличие от Запада нет традиции бить витрины. На Западе манифестанты бьют витрины, потому что знают: чем больший материальный ущерб они причинят, тем большие иски на компенсацию пострадавшие предъявят властям – тем больше шансов, что в следующий раз власти пойдут на переговоры с протестующими: выполнить их требования может оказаться дешевле, чем возмещать ущерб от беспорядков.
       У нас – не так. У нас даже при уличных беспорядках витрины не трогают. Во время знаменитых первомайских столкновений 1993 г. на Ленинском проспекте, где погиб милиционер, не была разбита ни одна витрина – даже витрина вызывающе «буржуйского» магазина «Деликатессен». Даже во время уличных боев 3–4 октября 1993 г. витрины никто не бил!
       Более того. Во всем мире если уж в уличных беспорядках где-нибудь побьют витрины, народ (в том числе случайные прохожие) массами лезет внутрь магазинов и тащит все, что можно утащить. Это и есть стихийное поведение толпы.
       У нас все было наоборот. Суммарный ущерб от разбитых витрин во много раз превосходит стоимость пропавших товаров. Разграбили только небольшую пивную палатку и лоток с пирожками, да еще в бутиках в начале Тверской, как утверждают владельцы, кое-что пропало с витрин.
       Какая удивительная порядочность для «пьяной толпы»! Какой аскетизм! Какое уважение к чужой собственности! Просто душа переполняется гордостью за высокий моральный уровень рядового российского погромщика.
       Кроме того, витрины на Тверской били как-то удивительно выборочно: левую сторону улицы не трогали. Говорят, была команда: левую сторону не бить. Команда во время «стихийных» беспорядков?!
       Третий признак провокации: отсутствие на Манежной площади милиции. Когда на Пушкинской площади менее 10 буддистов проводят свой традиционный пикет против чеченской войны (к которому все привыкли и никто не обращает внимания), неподалеку обязательно дежурят две машины, набитые омоновцами. Когда 28 мая российские «антиглобалисты» пытались провести митинг на той же площади, на 100 демонстрантов приходилось 400 сотрудников милиции, не считая ОМОНа, который и разогнал «антиглобалистов» с исключительной жестокостью. Когда спустя месяц, 28 июня, там же около 100 человек проводили санкционированный пикет, протестуя против полицейского произвола и зверского избиения «антиглобалистов», на площади присутствовали 10 автобусов с ОМОНом, два грузовика с солдатами ВВ и личный состав ОВД «Тверское». Да еще в районе станции метро «Маяковская» расположились два взвода ОМОНа – и эти два взвода атаковали после окончания пикета десять его участников, которых избили, задержали и которых позже осудили по бредовому обвинению в «провозглашении здравниц (так в постановлении суда) в честь бен Ладана» (так в постановлении суда) и «выкрикивании оскорблений в честь президента» (тоже цитата из постановления суда).
       
       Продолжение следует
       Погромом на Манежной дело не кончилось. 7 июля произошел армянский погром в подмосковном Красноармейске.
       И хотя все представители «правоохранительных органов» убеждали нас, что погром в Красноармейске был, дескать, абсолютно стихийным и спровоцированным бытовым конфликтом – дракой в кафе, поверить в эту «стихийность» трудно. И вот почему: громили вообще всех армян, живущих в городе, – по спискам, заранее зная все адреса, где живут армяне. Это – точная копия сумгаитской схемы: в Сумгаите погромщики тоже имели на руках заранее составленные списки с адресами проживавших в городе армян. Кто, кроме милиции и спецслужб, может располагать адресами всех (включая незарегистрированных) армян, живущих в городе?
       Кроме того, погром в Красноармейске длился два часа. Два часа «правоохранительные органы» никак ему не препятствовали. Это тоже случайность?
       Г-н Крашенинников, выступая с трибуны Госдумы, убеждал присутствовавших, что специальные законы по борьбе с экстремизмом и терроризмом были, дескать, приняты во всех демократических странах сразу после Второй мировой войны.
       Это неправда. «Все демократические страны» успешно борются с экстремизмом с помощью общеуголовного законодательства. А вот список стран, в которых принимались специальные законы по борьбы с экстремизмом и терроризмом, очень показателен: Италия при Муссолини, Германия при Гитлере, франкистская Испания, Греция «черных полковников», стресснеровский Парагвай, Южная Корея при диктатуре, пиночетовская Чили, Аргентина, Гватемала, Сальвадор, Уругвай и Бразилия при военных диктатурах, расистские ЮАР и Южная Родезия.
       Мы попали в хорошую компанию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera