Сюжеты

МАЛОСЕМЕЙКА

Этот материал вышел в № 56 от 05 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зачем «питерские» слетелись на Минатом? Не так давно президенту Путину передали развернутую записку о финансовой непрозрачности, провальных проектах и состоянии менеджмента Минатома РФ. Прочитав эту бумагу, президент захотел лично...


Зачем «питерские» слетелись на Минатом?
       
       Не так давно президенту Путину передали развернутую записку о финансовой непрозрачности, провальных проектах и состоянии менеджмента Минатома РФ. Прочитав эту бумагу, президент захотел лично встретиться со специалистами и услышать их голос. Хорошо, конечно, что атомные проблемы заинтересовали его настолько, что он расписался на документе и даже сделал несколько пометок («Новая газета», № 55, полный текст записки размещен на нашем сайте). Но в этом вопросе есть некоторый повод и для президентской саморефлексии. Нашествие «питерских» во власть, происходившее, безусловно, с ведома Путина, может выйти боком и для отрасли, состояние дел в которой так взволновало президента.
       
       Тотальное увлечение «питерскими» вызвало в стране своего рода цепную реакцию. Вот и на ключевые посты отраслевых структур Минатома с милиардными финансовыми оборотами поставили людей, совершенно чуждых атомной области, но зато ленинградских кровей. Простая ли это дань моде? А может, политический шаг, обусловленный не столь далекими президентскими выборами, которые того гляди потребуют крупных вложений?
       Вот и приходится выбирать: избавить от трудностей атомную энергетику, несколько сократив армию чиновников и посредников, или позаботиться исключительно о президентском будущем, сохранив старую систему финансирования власти и верных людей на бесконтрольных денежных потоках. Совмещение в данном случае исключено: если уж есть рыбу, так от костей отплевываться.
       
       Герои не по специальности
       Люди с берегов Невы внезапно появились на высших должностях сразу двух крупнейших концернов системы Минатома: летом прошлого года президентом ОАО «ТВЭЛ» (один из ведущих в мире производителей топлива для атомных станций, через концерн проходит около 1 млрд долларов ежегодно) стал Александр Няго. А зимой гендиректором ОАО «Техснабэкспорт» (внешнеэкономический агент Минатома, тоже примерно 1 млрд долларов) поставили Владимира Смирнова.
       Поверьте, у нас нет никаких предрассудков насчет происхождения этих чиновников. Будь они специалистами, которых назначили, соблюдая законодательство, а также внутренние порядки Минатома, нас бы никогда не заинтересовало — с Невы они или с Волги.
       Но дело в том, что на руководящие должности в системе Минатома не берут всех, кто понравился. По российскому закону «Об использовании атомной энергии», специальному правительственному постановлению и целому ряду министерских приказов и инструкций, будущие руководители должны получить специальное разрешение («свидетельство на право управления предприятием...»), сдать квалификационный экзамен, более того, проработать на соответствующих руководящих должностях системы не менее 5 лет или не менее 10 лет — на предприятиях ядерно-энергетического комплекса.
       В случае с питерскими назначенцами произошло странное. Может быть, они и заслужили почет и уважение (лично я в этом не сомневаюсь), но случилось это, увы, в самых далеких от Минатома областях — мобильная связь, поставка продуктов...
       
       ДЛЯ СПРАВКИ:
       Александр НЯГО — капитан второго ранга запаса, окончил высшее военно-морское инженерное училище. Был офицером на атомных подводных лодках, но большую часть времени служил кадровиком Северного флота и старшим офицером тыла ленинградской военно-морской базы. После увольнения из армии в Санкт-Петербурге последовательно работал гендиректором «Вест-Линк», «Северо-Западный GSM» и «Телекоминвест». Зарекомендовал себя там... И был назначен главным человеком компании ТВЭЛ, производящей топливо для АЭС, хотя не имел стажа работы.
       Владимир СМИРНОВ, окончив Ленинградский институт авиационного приборостроения, начал научным сотрудником этого института, был председателем кооператива и гендиректором разных питерских фирм («Информ-Футуре», «Петербургская топливная компания», «Управление проектами недвижимости и инвестициями» и «Знаменская»), а затем возглавил еще более интересную контору — государственное унитарное «Предприятие по поставкам продукции «Управления делами президента РФ». Видимо, продукция поставлялась настолько успешно, что Владимира Смирнова бросили на внешнеэкономический фронт Минатома — гендиректором в «Техснабэкспорт», опять же без специального образования и стажа.
       Кандидатуру Александра Няго вносил нынешний глава Минатома Румянцев, а утверждали ее в Министерстве имущественных отношений. Разумеется кандидат «повышал квалификацию», сдавал экзамены, получал свидетельство, — формально у него есть все нужные бумаги, а по сути... Повышение квалификации длилось пять дней (!), а стаж, очевидно, брали из расчета день за год, поскольку, при всем уважении, Александр Няго не отработал пяти лет на руководящих постах, а тем более десяти на предприятиях ядерного комплекса.
       Назначение Владимира Смирнова утверждали ничуть не лучшим образом в правительстве РФ. Он «повысил свою квалификацию» за тот же срок, хотя в системе Минатома не проработал ни дня. Просто гении какие-то, а не управленцы.
       
       Новая «ячейка общества» по старому проекту?
       Еще более странным выглядит то обстоятельство, что на эти назначения никто не обратил внимания. В свое время Генпрокуратура и ФСБ пусть со скрипом, но все же отреагировали, когда при бывшем министре Евгении Адамове первым вице-президентом концерна «ТВЭЛ» стал некто Карклин — недавний советника Адамова с неподходящим образованием и стажем... Генпрокурор Устинов не поленился даже написать письмо по этому поводу, вынести протест и разнести в щепки трудовой договор Карклина с концерном. А тут что же? Неужели молчат, с трепетом ожидая зарождения новой локальной «семьи» по образу и подобию ельцинской, но с другими действующими лицами?
       О зарождении чего-то такого свидетельствуют некоторые финансовые проводки. В начале июля совет директоров «ТВЭЛа» (президент Няго) принял решение сделать благотворительный взнос — 315 млн руб. на восстановление архитектурного ансамбля в Стрельне, что под Санкт-Петербургом (по письму № УДП-2315 от 24.06.2002 г.). Благородное дело, спора нет. Но так уж получилось, что именно в Стрельне и именно в том районе, куда ушли деньги, создают резиденцию российского президента.
       
       Обратная сторона широкой души
       Концерн «ТВЭЛ», «Техснабэкспорт» и прочие эксплуатирующие организации Минатома являются своеобразными эпицентрами благотворительности, чуть ли не ежемесячно выделяя на благие дела миллионы рублей. Удивительно, но в то же время многочисленные предприятия, которые находятся под крылом этих концернов и их обслуживают, пребывают, мягко говоря, не в лучшем состоянии.
       Вообще система выглядит так: сами по себе «ТВЭЛ», «Техснабэкспорт» и т. д. являются всего лишь средоточением управленцев, которые дают заказы и распоряжаются продукцией нескольких заводов и комбинатов все того же Минатома: получают продукцию по внутренним контрактам атомной отрасли и продают по контрактам внешним, распоряжаясь разницей в ценах. Беда в том, что в последнее время число управленцев значительно выросло (в 90-х в «ТВЭЛе» было 38 менеджеров, сейчас больше 200, как, впрочем, и в «Техснабэкспорте»), а заводы и комбинаты от этого не выиграли и даже наоборот, почувствовали себя хуже. Так по какому поводу благотворительный бум? Своих бы прокормить...
       А теперь на время забудем о Минатоме и посмотрим на общероссийскую картину. Загадка бурной благотворительности госструктур, практически сидящих на мели, у нас объясняется довольно просто. Благотворительность за государственный счет, в принципе, позволяет чиновникам не только оказывать неоценимые услуги по своему выбору, но и получать так называемый «откат» — договариваться с теми, кого решили облагодетельствовать, о тайном возврате части выделенной суммы в наличном виде.
       Система эта сложилась не вчера и, чтобы гарантировать свое будущее, как и другие коррупционные системы, активно предлагает финансовые ресурсы политическим кругам. На подобной основе как раз и складывалась так называемая «семья», возникала коррупционная сеть власти, бизнеса и криминала, которая позволяла Борису Ельцину выигрывать выборы. К слову, Минатом не стоял в стороне от этой системы, а бывший министр Евгений Адамов был не чужим человеком для многих людей из ельцинского окружения.
       Вот и нынешний российский президент поставлен перед нелегким выбором — следовать по старому протоптанному пути, заключив своеобразную сделку, и гарантированно обеспечить себе политическое существование или попытаться разрушить этот порядок вещей, вступая в борьбу с мелкими и крупными чиновниками, в том числе из своего ближайшего окружения.
       Пока неясно, что предпримет Владимир Путин. Сложившаяся система властных отношений всячески подталкивает его к ельцинской форме правления, к созданию новой «семьи», такой же по структуре, но с другими функционерами. На примере Минатома видно, что осторожное приглашение к сделке, заверения в преданности со стороны старой системы и новых, обслуживающих ее персонажей уже последовали. И атомная отрасль вполне может стать индикатором того, в какую сторону двинется нынешняя российская власть.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera