Сюжеты

ВЕРДИКТ ПРИСЯЖНЫМ

Этот материал вышел в № 56 от 05 Августа 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Тех, кто будет сажать, некуда даже посадить Суд присяжных справедливо считается чуть ли не основным признаком демократии. Поэтому можно понять пафос всего прогрессивного человечества, которое борется за то, чтобы это достижение цивилизации...


Тех, кто будет сажать, некуда даже посадить
       
       Суд присяжных справедливо считается чуть ли не основным признаком демократии. Поэтому можно понять пафос всего прогрессивного человечества, которое борется за то, чтобы это достижение цивилизации появилось и в России. Только западные люди не понимают, что наша страна за последнее время стала свободной, но не стала демократической. И, соответственно, родовые признаки демократического общества у нас будут принимать самые удивительные формы.
       Представим суд присяжных в России. Даже оставим в стороне техническую сторону вопроса — что у нас в залах судебных заседаний иногда и для подсудимых места не хватает, а прокурор с адвокатом делят один стул. Что в здании суда даже негде справить нужду, и адвокаты со свидетелями бегают на улицу, заметая следы и прикрывая друг друга от судебных приставов.
       Давайте по большому счету: готова ли страна отдать правосудие в руки непрофессионалов? И главный вопрос: из кого будет состоять жюри присяжных? Ведь люди еще не созрели до того момента, когда долг перед обществом настолько силен, что заставляет бросить все дела и сесть в процесс. Да и государство не готово компенсировать им потери…
       Не очень долгий суд идет в среднем месяц-два. Значит, из числа присяжных можно автоматически исключить бизнесменов, которые сейчас наиболее подкованы в юридических вопросах, поскольку в силу особенностей страны проживания сталкиваются с УК, УПК и ГПК регулярно. По идее — лучшего присяжного не найти. Но бизнесмен, севший в процесс, обрекает свой бизнес на грабешник: дело либо украдут конкуренты, либо разворуют свои.
       То же самое и со средним классом. Клерка никто не будет держать в банке, ежели он вместо составления сводок будет шляться по судам. Актер останется без ролей, журналист — без гонорара… А челнок? А практикующий врач? А фермер? Да и квалифицированному рабочему все это даром не нужно, учитывая, что зарплата у него сдельная. Логика ясна: большинство наиболее продвинутых людей в нашем обществе кормит не государство, а они сами. И тратить время для них – значит остаться без средств к существованию.
       Таким образом, можно предположить, что на скамье присяжных окажутся: студенты, пенсионеры, люди без определенных занятий, полубомжи из числа завсегдатаев пункта приема стеклопосуды, мелкие чиновники из каких-нибудь ДЭЗов, домохозяйки — то есть те, кому по большому счету заняться абсолютно нечем. Узок круг этих людей, страшно близки они к народу, если под народом понимать носителей бытующих предрассудков.
       Как они будут нас судить-рядить, если практически не сталкивались ни с чем юридическим? Думается, что в лучшем случае они смотрели по видеку-телеку, как это происходит у американцев. К тому же они плохо образованы и морально слабо подкованы, потому что с моралью, как известно, у нас тоже пока не сложилось.
       Значит, судить будут по наитию, по велению сердца, так сказать. Как известно, сердцу не прикажешь и внятно, опираясь на нормы права, ему ничего не объяснишь. Кроме того, все эти потенциальные присяжные находятся в социально-экономической зависимости либо от государства, либо от того же бизнес-класса плюс к тому живут на уровне бедности, если не ниже. Россянин, как известно, устроен так, что он ненавидит того, от кого зависит, ну а революционная нетерпимость к богатеньким в комментариях не нуждается.
       
       И вот эти граждане окажутся на процессе по делу, например, об имущественно-уголовных претензиях нефтяного магната к банкиру. Исходя из своего печального опыта полуголодного существования, в котором многие из них в принципе не виноваты, они спросят друг друга: «И эта толстая морда что-то еще хочет получить?». В итоге – кукиш, и даже без масла.
       А если «толстая морда» еще и подсудимый, то его, естественно, надо посадить. И если сегодня выпустить Голдовского, Березовского и Патаркацишвили в суд присяжных, они получат десять лет расстрела. Ведь присяжные будут исходить из принципа социальной справедливости, а не из духа и буквы закона. Букв этих никто не знает, а дух пока не прижился.
       С другой стороны, русские люди очень сердобольны. Они готовы простить всех, если это не затрагивает их лично. Все эксперименты с присяжными — тому подтверждение. Как правило, по поводу всех жуликов и грабителей говорят: «Не виновен». И точка. Это традиция: к каторжанам еще с царских времен было очень трепетное отношение – с ними делились последней краюшкой и слезами провожали по этапу. А бандит ли он с большой дороги или революционер (что часто было одно и то же), так это — по фигу мороз. И не ясно, как эта, в общем-то, милая черта русского характера соотнесется с правосудием.
       
       Следующий аспект. У нас последние лет 90 адвокаты, за небольшим исключением, красноречием не отличались. Совершенно не надо было поливать грязью очень противную сторону, чтобы что-то доказать судье. Судья и так услышит, если захочет, поскольку профессионал. Фонтанирующий адвокат ему даже мешал, поэтому судья старался поскорее заткнуть источник звука.
       И что теперь делать адвокатам, которые должны, как в Америке, выскакивать в зал, размахивать руками, строить рожи прокурору, стращать присяжных, улавливая малейшие нюансы их психологического состояния, чтобы убедить в своей правоте? Мало того, делать все это с удвоенной энергией, потому что на российских присяжных логикой воздействовать абсолютно невозможно. Им нужно понравиться…
       Но при этом надо отдать должное и обвинению: наш прокурор тоже весьма косноязычен и дальше обвинительного заключения, иногда написанного так, что в лучшем случае ничего не поймешь, а в худшем — заработаешь язву от смеха, продвинуться не сможет. В этом отношении шансы прокуроров и адвокатов действительно уравниваются.
       
       Далее. В Америке принято изолировать присяжных, им запрещено читать газеты, слушать радио и смотреть телевизор. В некоторых Штатах их даже поселяют в специально отведенных местах, чтобы минимизировать влияние общественного мнения ради беспристрастности вердикта. Присяжные дают слово под присягой не обсуждать процесс с кем бы то ни было и свято придерживаются данного слова.
       Вы можете себе представить домохозяйку из Торжка, которая удержалась бы и не поделилась услышанным с товарками на базаре, с чадами и домочадцами? Наши присяжные будут поголовно инфлюэнцированы общественным мнением. Единственный выход — посадить их в ту же тюрьму, что и подсудимых. Ведь денег на гостиницу с охраной явно нет. А что если к присяжным приедут бандиты или добрые люди взятку принесут?
       А могут ли в этой ситуации стороны – адвокат и прокурор — давать отвод присяжным? Как их будут выбирать? Как быть с национальным составом жюри, если, например, судить Буданова? А как быть с делами о «злостных алиментщиках», если половина присяжных – домохозяйки? Нет пока ответов на эти очень важные вопросы.
       Введение суда присяжных коренным образом ударит и по другой стороне современного правосудия – по доходам судей. Им будут предлагать меньше. Если раньше они могли получить взятку за оправдательный приговор, то теперь только за сам срок. Все остальное решают присяжные, которым, очевидно, будет тоже что-то перепадать в отличие от народных заседателей.
       Предстоит серьезный передел коррупционного рынка, от чего выиграют в первую очередь милиция и прокуратура. Все будут бояться суда и приложат максимум средств, чтобы откупиться, его не дожидаясь.
       
       Что в итоге? В итоге мы можем получить года три-четыре безумных приговоров, когда уголовников будут оправдывать, потому что жалко, а ментов, которые бьют на допросах и которых никто не любит, бизнесменов и чиновников, напротив, сажать, чтоб не жировали. Чиновникам – вообще хана, они будут вынуждены откупаться в прокуратуре со страшной силой.
       Чтобы все стало цивилизованно, как на Западе, нужны огромные деньги: на изоляцию, на охрану, на сохранение заработной платы, на переоборудование зданий, на льготы работодателю и т.д. и т.п.. Только тогда к суду присяжных мы сможем каким-то образом подтянуть средний класс и обеспечить более или менее беспристрастное рассмотрение уголовных дел. Я бы похныкал по этому поводу в ОБСЕ…
       Но зато если деньги все-таки выделят – какое огромное поле деятельности появится у жуликов! Эти деньги начнут пилить, списывать, недодавать, а кто-то превратится в профессионального присяжного, как есть у нас профессиональные понятые. В итоге появятся контролеры над присяжными и судьями, им понадобятся новые деньги, и бюрократия сделает новый шаг к своему благосостоянию.
       Но все же… Все же то, что мы вводим суд присяжных, – правильно. Готовы мы к этому? Нет, не готовы. Но делать это все равно необходимо, чтобы постепенно учиться на собственных ошибках. Это все равно много лучше, чем та система судопроизводства, которая сложилась сейчас и больше похожа на казино, с одной стороны, и на улицы красных фонарей – с другой.
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera